О роли школьной библиотеки в духовно-нравственном воспитании

О роли школьной библиотеки в духовно-нравственном воспитании

С.И.Кафанова, заведующая библиотекой
МБОУ СОШ№2 г.Ставрополя


Во всей массе современных статей на эту тему, в изобилии имеющихся в Интернете, нет ни одной, хоть как-то неформально соответствующей целям духовного и нравственного воспитания школьников. Эта беда не текущего момента. Например, ещё А.С.Макаренко много сетовал по этому поводу. Можно не сомневаться, что гранд советской педагогики говорил именно о духовности и нравственности целей воспитательного процесса, духовности и нравственности воспитателей и их воспитанниках. Но неясность направления при смене лозунгов какой была, такой и осталась.
Чтобы цели воспитания стали достижимыми, их нужно чётко социально мотивировать и выстроить по приоритетам, иначе ничего не получится. Почему социально? Потому что мы говорим не об индивидуальном воспитании (как в семье, например) а о коллективном воспитании в масштабах всей системы образования. Зачем рассматривать отдельно взятой школе или даже школьной библиотеке свои частные задачи с таких масштабных позиций? Ответ прост. Школа готовит выпускников в соответствии с социальным заказом государства, которое выставляет его перед системой образования для детализации и планирования. Проще говоря, речь идёт о том идеале выпускника, который социально полезен, востребован и общепризнан.
Духовность и нравственность сегодня не в чести, как и во времена Шекспира. Выгодно быть наглым, беспринципным, бессовестным, нечестным и даже подлым. Но! Это кажущаяся выгода! Она ведёт к деградации и вымиранию. И эта кажущаяся выгода активно вливается в молодые умы средствами массовой информации таким бурным потоком и с таким эмоциональным напором и накалом, что человек перестаёт различать правду ото лжи, хорошее от плохого и реальность от вымысла. Среднее поколение ещё кое-как справляется с фильтрацией этих «ментальных» ядов. У бабушек и дедушек эти фильтры устроены иначе: чаще всего эти фильтры не позволяют им даже вскользь ознакомиться с информационными потоками, рассчитанными на детей (старики не в состоянии это выдержать), поэтому на пенсионеров надеяться бессмысленно. А ребёнок с достоинством говорит: «Бабушка, ты ничего не понимаешь в современной жизни!».
Как мы видим, целое поколение вычеркнуто из воспитательного процесса всего лишь разделением информационных потоков на целевые аудитории.
Но даже не это главное. А главное то, что эта отравленная пища для ума не требует ни «разжёвывания», ни «проглатывания»: трудиться не нужно – информация впитывается без усилий, как впитывается влага корнями растений. В таком процессе исключаются элементы анализа и творчества. Это ли не мотив, который может быть осмыслен учениками старших классов? Ведь быть растением унизительно – нужно подросткам об этом чаще напоминать. Учеников же младших классов нужно всеми силами оберегать от влияния средств массовой промывки мозгов. Цели промывки, если таковые имеются, полностью противоположны целям духовно-нравственного воспитания, и попробуйте найти в своём окружении человека, который бы этого не понимал.
Наша цель всего одна – духовность, потому что нравственность (если это только норов, повадки, этикет) без духовности не более чем пустой звук и может быть имитирована человеком, не имеющим никаких духовных качеств. Если нравственность понимать как качество, дополняющее духовность, то возникает абсурд: ведь «нравственность» как понятие уже включает в себя «духовность», и тогда ставить нравственность рядом с духовностью как понятие равноправное абсурдно, так как при этом получается, что нравственность можно рассматривать только как элемент социальной адаптации.
Словарь Ожегова определяет нравственность как: «Внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек, этические нормы; правила поведения, определяемые этими (духовными) качествами». Этот же словарь определяет духовность как «свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными». Т.е. «нравственность = духовность + нормы и правила», а «духовность = нравственность – меркантильность». Формула вполне понятная. Тогда получается, что «нормы и правила = меркантильность». И в этом есть свой резон. Очень многие правила и нормы создаются для маскировки низменных интересов создателей этих правил.
У Даля нет точного определения духовности, а нравственность у него двух видов: «нравственность веры нашей», которая выше «нравственности гражданской». Зато есть понятие «совести», которое тождественно понятию «духовности».
Толковый словарь Даля: «СОВЕСТЬ - нравственное сознание, нравственное чутье или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла; невольная любовь к добру и к истине; прирожденная правда, в различной степени развития».
Но совесть-духовность – странная штука. Она не приемлет толерантности (этого новомодного правила этикета) и раскрашивает всё в черно-белый цвет. По сути, совесть – это различение добра и зла, в котором нет места полутонам.
К чему все эти рассуждения? А к выводу о том, что цель всего одна – научить школьников различать, что есть добро, а что зло, то есть привить детям совесть, если этого не смогли сделать родители, а если смогли, то развивать эту способность, используя все возможные средства. В средствах достижения и выборе самих целей неограниченно только зло. Добро, если уже сознательно сделан выбор в его пользу, ограничено и в том, и в другом. Но у добра есть преимущество – и цель, и средство у него едины, и в этом его сила. Есть у добра и «слабость» - принятие его требует работы души (иначе говоря сознания). А зло легко навязать, наполнив сознание инфернальными образами, чем успешно занимается запад.
Что же противопоставить бесчеловечной машине пропаганды зла? Средство есть. Это – духовный труд, работа совести. Для такого труда необходимы мотивации. Человек может захотеть разобраться в главном вопросе жизни (расставить жизненные приоритеты), а может махнуть на него рукой и оставаться в лучшем случае растением, а в худшем уподобиться животному.
Что может помочь захотеть разбираться со сложными вопросами и включиться в духовный труд? Это информационная среда с наличием в ней положительных примеров результатов такого труда. СМИ пока отпадают, Интернет может стать опорой человеку, у которого уже сложились приоритеты – остаются книги великих классиков и живые люди (родители, учителя и воспитатели). Люди не являются константой – их взгляды могут меняться во времени и зависят от материального благополучия, здоровья, настроения и ещё от множества факторов. Константой являются труды писателей, возвышающие дух и укрепляющие разум. Это вечные ценности, которые учат добру и мудрости, любви и сопереживанию, поддерживают павшего духом и исцеляют душевные раны.
Школьная информационная среда противоречива с точки зрения мотиваций ученика. Обязанности тяготят, пока они не включены в круг искренних интересов. Этим занимаются учителя – это фактор личности учителя. А досуговое чтение всегда инициатива ученика. В появлении такой инициативы заинтересованы все: и учителя, и родители, и общество в целом.
Вывод на поверхности – библиотека должна «рекламировать» свои богатства. Способы такой «рекламы» описывать нет смысла (их знают все) – достаточно перечислить: книжные выставки, читательские конференции, литературные вечера, диспуты, литературные композиции, литературные игры, викторины, обзоры книг, добрый совет читателю при выборе книг и многое другое.
Нужно только упомянуть, что в эффективности такой рекламы фактор личности «рекламодателя» играет решающую роль, поэтому должность библиотекаря очень ответственна и ценна для общества.
Второй вывод не менее значимый – комплектование библиотечного фонда художественной и научно-популярной литературой не менее важно, чем комплектование учебниками.
 Работа А.С.Макаренко «Цель воспитания»: «В педагогической теории, как это ни странно, цель воспитательной работы обратилась в категорию почти забытую», «недостатки приобретают весьма выразительный вид, если мы к ним прибавим еще один: неясность вопроса, в каком направлении, к каким целям "протекает" эта воспитательная работа»

 Сонет 66 пер. С.Маршака
Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,
И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой,
И прямоту, что глупостью слывет,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг...
Но как тебя покинуть, милый друг!
 ВИКИПЕДИЯ: «Духо
·вность в самом общем смысле совокупность проявлений духа в мире и человеке. В социологии, культурологии, а ещё чаще в публицистике «духовностью» часто называют объединяющие начала общества, выражаемые в виде моральных ценностей и традиций, сконцентрированные, как правило, в религиозных учениях и практиках, а также в художественных образах искусства. В рамках такого подхода, проекция духовности в индивидуальном сознании называется совестью, а также утверждается, что укрепление духовности осуществляется в процессе проповеди (увещания), просвещения, идейно-воспитательной или патриотической работы». (выделено при цитировании)









13PAGE 15


13PAGE 14115




15

Приложенные файлы


Добавить комментарий