Реферат


Федеральное агентство по образованию РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ЧЕЛЯБИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Факультет управления

Краеведческая работа
Горнозаводский Урал
Выполнила: Ермолаева Дарья УГ-202

Содержание:
Введение……………………………………………………………….3
Особенности индустриальной культуры………………4
Основные тенденции развития горнозаводской промышленности Урала в контексте модернизации металлургии России и Запада……………………………………………….4
Особенности доменного производства уральских заводов……………………………………………………………………………………5
Технический прогресс в производстве железа……………5
Энергетическая основа уральской промышленности….6
Создание паровой техники. «Природные механики» Черепановы………………………………………………………………………………6
Производство стали: основные центры, известные уральские мастера сталелитейного и оружейного дела………..7
Уральская золотопромышленность в условиях социально-экономической политики российского правительства…………………………………………………………………………..8
Миасские золотые промыслы……………………………………….8
Темпы добычи золота и платины, значение Урала в развитии золото- и платинопромышленности России………..9
Причины технико-экономического отставания уральской горнозаводской промышленности……………………10
Кризисные процессы в уральской промышленности и особенности её развития в 1870-1913гг……………………………….11
Акционирование горнозаводской промышленности…11
Роль иностранного капитала в развитии уральской промышленности. Мирохозяйственные связи горнозаводского Урала……………………………………………………….12
Монополизация Уральской промышленности……………12
Управление горнозаводской промышленностью и промышленная политика правительства……………13
Горнозаводское законодательство и формирование организационных основ промышленности в первой половине 19в………………………………………………………………………13
Горнозаводский округ и окружная система……………..13
Патернализм и уральские заводчики………………………..14
Планы переустройства горнозаводской промышленности в конце 19-начале20вв. Экспедиция Д.И. Менделеева…………………………………………………………15
Мастеровые и заводовладельцы……………………………15
Горнозаводское население и горнозаводские рабочие: формирование и численность сословной группы……………..15
Облик заводского посёлка………………………………………….16
Земельные наделы и землепользование землёй……..17
Жилище, одежда, питание мастеровых……………………..18
Семья и семейный быт………………………………………………..19
Уральские заводовладельцы………………………………………19
Традиции художественной культуры горнозаводской промышленности……………………20
Златоустовская гравюра на стали…………………………….20
Художественное литьё из чугуна……………………………..21
Камнерезное искусство…………………………………………….22
Заключение………………………………………………………..24
Список литературы…………………………………………….25

Введение
Горнозаводский комплекс включал в себя не только промышленные сооружения, своеобразные в архитектурном и техническом плане, придававшие индустриальный облик ландшафту Уральского региона, но и особую социальную среду, состоящую из горнозаводского населения, инженерно-технического и административно-управленческого персонала завода, заводовладельцев.
Задача: определить особенности уральской промышленной культуры в условиях модернизационного трансформирования, рассмотреть её в общем контексте российского и мирового экономического развития, представить видных организаторов горнозаводского производства, уральских изобретателей, инженеров, металлургов, уловить историко-психологические черты облика и культурные традиции различных социальных слоёв горнозаводского Урала, выявить вклад горнозаводской промышленности в экономику и культуру России.

Особенности индустриальной культуры
Основные тенденции развития горнозаводской промышленности Урала в контексте модернизации металлургии России и Запада
В первой половине 19 века Урал оставался крупнейшим производителем металла в России. В этот период в крае существовало более 200 горных заводов, основная часть которых возникла ещё в 18в. Лишь три десятка предприятий появилось в первой половине 19 века. Эти данные говорят о том, что в новый век уральская промышленность вошла на технико-экономической основе доиндустриального времени. Часть заводов к середине века была закрыта. Перед отменой крепостного права уральская горнозаводская промышленность насчитывала 154 завода, среди которых 24 являлись казёнными, остальные-частными .
Наиболее «заводской» оставалась Пермская губерния: на её долю приходилось 115 предприятий. Основным видом их продукции был «сырой » металл: Чугун, железо, медь.
Когда и каким образом происходило техническое переоснащение горнозаводской отрасли на Урале, включалась ли она в процесс промышленной революции, охватившей европейские страны?
В самом начале 19в. Россия, как и в предыдущем столетии, занимала первое место в мире по производству чёрных металлов. При этом на долю Урала приходилось 4/5 от общероссийского выпуска. Но в течении первой половины нового столетия позиции страны в этой сфере были существенно ослаблены. К середине 19 века Россия на международном рынке металла оказалась отодвинутой на 8-ое место. К середине столетия Россия производила до 18 млн, Англия же увеличила выплавку до 240 млн пуд. Главная причина столь впечатляющего контраста в том, что английская тяжёлая промышленность вступила в ту пору в стадию промышленной революции. Основа лидерства: техническое перевооружение всего процесса металлургического производства и расширение внутреннего рынка металлов. Резко снизилась потребность в уральском(российском) металле на международном рынке по сравнению с 18в. Металлургическая промышленность европейских государств приобрела буржуазный характер не только в области технического оснащения, но и в системе организации труда, управления, в социально-культурной сфере. Иные по свой социальной природе процессы преобладали в уральской(российской) металлургии. Как в 18в. так и в первой половине 19в.она оставалась оснащённой техникой мануфактурного типа, держалась на использовании принудительного труда, была организована подобно помещичьим хозяйствам по вотчинному принципу. Последний лёг в основу так называемой горноокружной системы организации горнозаводской промышленности. Этим и отличался уральский промышленный регион от районов промышленного развития Англии, других европейских стран и даже центральных промышленных областей России, где ещё в дореформенное время стали использовать наёмный, а не крепостной труд.
В течение 19в. и особенно в процессе технических нововведений в конце 19в. горнозаводская промышленность постепенно модернизировалась. Однако полностью изжить остатки прежних, традиционных основ хозяйственной, промышленной жизни горнозаводского Урала не удалось. Трудный процесс вживания Урала в индустриализацию металлургии наглядно демонстрируется резким падением всех видов производства и сокращением рабочих на заводах, происшедшими сразу после реформы 1861г. число рабочих с 1861 по 1865гг. уменьшилось на 76%, выплавка чугуна упала с 14,8млн пуд. В 1860г. до 10,7млн в 1862г. К 1867г. производство чугуна увеличилось всего до 12,3млн пуд.
В конце19-начале20вв. доля уральского металла в общероссийском производстве резко снизилась, хотя темпы развития металлургии Ураластали нарастать.
Особенности доменного производства уральских заводов
Производство основных видов продукции горных заводов, чугуна и железа, в 19-начале20вв. представляла собой многоэтапный процесс. Он требовал создания сложных технических сооружений, применения особых технологий(для получения металла), разветвлённой инфраструктуры.
Уральские домны(шахтная печь для выплавки чугуна) ещё в 18в. славились своей производительностью , превосходя подобные печи в Европе. Это достигалось за счёт их больших размеров и оптимальной конфигурации. В первой половине 19в. высота и объём домен на Урале продолжали расти. В конце18в. самой высокой считалась Невьянская домна, имевшая высоту 13,5м. В первой половине 19в. высота уральских домен достигла 15м. Уральские домны работали на древесном угле.
Кроме изменения формы и объёма домен, на уральских заводах существовали и другие способы увеличения их производительности. Важнейшим нововведением стало внедрение цилиндрических воздуховодов. Они появились ещё в 90-х гг. 18в., а в первом десятилетии 19в. две трети заводов были обеспечены этой технической новинкой, позволившей удвоить их производство и сократить расход топлива.
На Урале горячее дутьё долгое время не выходило за пределы эксперимента. Причины крылись в отсутствии качественных огнеупорных материалов для строительства такого рода домен, а так же в научном предубеждении , что горячее дутьё отрицательно сказывается на качестве чугуна , что впоследствии не подтвердилось.
Только во второй пол.19в. горячее дутьё приобрело промышленные масштабы на уральских заводах: к 1900г. на него перешло 83% домен.
Михаил Александрович Павлов (1863-1958). В80-90-х гг. 19в. он, работая на горных заводах Вятского округа, одним из первых стал применять горячее дутьё в доменных печах. Кроме того, М.А. Павловым была установлена зависимость качества чугуна от температуры дутья, предложены способы экономии горючего материала в этом процессе. Однако достичь тех темпов развития металлургии, которые демонстрировала Англия, уральским заводам не удалось.
Технический прогресс в производстве железа
Технология получения железа в 19в. предполагала специальную переработку чугуна. Этот процесс получил название передельного производства. В первой половине 19в. основой соперник России в области металлургии – Англия осуществила технический переворот в производстве железа. На смену старому, так называемому кричному производству железа пришел новый способ – пудлингование(использовании в передельном производстве нагрева чугуна потоком горячих газов и непрерывного перемешивания расплавленной массы в специальных ёмкостях, что ускоряло процесс рафинирования чугуна и обеспечивало высокое качество получаемого железа).
На Урале в это время осуществлялись лишь первые опыты применения новой технологии(например, на Пожеском, Нижнетагильском, Камско-Воткинском заводах). Только с середины 19в. здесь началось внедрения пудлингования. К 1860г. уральские заводы имели более 300 пудлинговых печей. Хотя кричных горнов и оставалось ещё довольно много выпуск железа, произведённого пудлинговым способом, в это время начинал преобладать, составив 50,3% общего объёма его производства. Внедрение пудлингования в уральской промышленности принято рассматривать как признак начавшегося технического переворота. Но технический прогресс на Урале был длительное время заторможен сосуществованием старого и нового способов получения железа.
Опытные исследования и внедрение бессемерования на Урале осуществляли горные инженеры Н.В.Воронцов, А.А.Иосса, В.Е.Грум-Гржимайло. Последний разрабатывал и проект мартеновской печи.
Энергетическая основа уральской промышленности
Предприятия мануфактурного типа, к каким относились уральские заводы в 18в., работали на гидравлических системах. Используя силу падающей воды, те производили гидравлическую энергию приводили в действие различные заводские установки, связанные с производством металла.
В первой половине 19в. энергетическую основу промышленности продолжали составлять гидравлические системы. Нововведения были связаны с заменой водяного колеса, выполняющего роль двигателя, на гидравлическую турбину. Однако мощности и первого, и второго рода двигателей составляли сравнительно небольшие величины. Поэтому сила дутья в доменном и передельном производствах была слабой, движение станков медленным. Гидравлические системы являлись техникой доиндустриального времени. Технической основой индустриальной эпохи стали паровые двигатели.
Создание паровой техники. «Природные механики» Черепановы
В России в 1763 г. Иван Иванович Ползунов разработал проект первого в мире парового универсального двигателя непрерывного действия.
Промышленное применение паровых двигателей на уральских предприятиях началось в конце 18-начале 19вв. Первые паровые установки использовались чащи всего для откачки воды из шахт и рудников и подъёма руды. В 1803г. известный уральский механик Л.Ф. Сабакин сконструировал и применил паровую машину для откачки воды из затопленной шахты на Березовских золотых промыслах. Впоследствии паровые машины стали использоваться для приведения в действие различных станков. Одну из изготовил в 1815г. техник А. Вяткин на Верх-Исетском заводе.
Особую роль в создании новой паровой техники на Урале сыграли отец и сын Черепановы – Ефим Алексеевич(1774-1842) и Мирон Ефимович(1803-1849). Будучи выходцами из крепостных мастеровых Выйского завода Демидовых, они на основе самообразования и опыта практической работы в заводском производстве достигли высокого уровня инженерных знаний и мастерства в области технического изобретательства.
Первые паровые машины были внедрены Е.А. Черепановым в 1820г. Позднее, работая на Нижнетагильском заводе, он разработал и соорудил мощные паровые машины до 30,40 и 60 л.с.
Несмотря на явные достижения в области создания паровой техники, в первой половине 19в. не произошло её широкого внедрения в производство. Отсутствие заинтересованности в интенсификации производства, косность мышления были тому причинами. Черепановым приходилось постоянно преодолевать сильнейшее сопротивление со стороны заводской администрации и даже самих Демидовых, не веривших в эффективность новейших технологий и опасавшихся больших затрат на их внедрение. Поэтому в ходу оставались традиционные механические приспособления мануфактурного типа.
В 1839г. Черепановыми были сооружена паровая машина, приводившая в действие воздуходувные мехи при медеплавильных печах Выйского завода.
Но самым крупным техническим достижением стало создание первых в России паровозов и рельсовой дороги. Это изобретение создавалось в практических целях – для перевозки руды. Только после смерти изобретателей администрация Нижнетагильских заводов дала согласие на сооружение чугунной рельсовой дороги длинной 3,3км, как и задумывали Черепановы. Систематические перевозки руды по ней началась с 1852г.
При попечительстве главного начальника уральских заводов В.А. Глинки в Екатеринбурге была построена механическая фабрика, которая производила сложные механизмы: паровые машины, гидротурбины и др. Здесь же проходили обучение многие уральские инженеры и техники. К 1860г. горнозаводская промышленность располагала уже 140 различными паровыми установками. Только к началу 20в. в энергосистеме заводского хозяйства паровая техника стала составлять около половины.
Производство стали: основные центры, известные уральские мастера сталелитейного и оружейного дела
В 18в. сталь на уральских заводах выпускали в незначительных количестве. Она применялась для производства ружейных стволов, инструментов, отдельных частей машин и механизмов, требовавших высокой прочности. В 1794г. на Урале работала одна сталелитейная печь. К концу первого десятилетия 19в. насчитывалось уже 13 таких печей.
Сталь быстро становилась основой современного вооружения, прежде всего артиллерии.
В начале 19в. были разработаны методы производства литой стали, обладающей высокой прочностью. Первые опыты её получения проведены крепостным мастером Камско-Воткинского завода, Семёном Ивановичем Бадаевым (1778-1847). А в 1851г. уральская марка получила высокую оценку на Лондонской Всемирной промышленной выставке.
Другим центром сталелитейной продукции стала Златоустовская оружейная фабрика. В 1819г. здесь начал службу Павел Петрович Аносов (1799-1851) вошедший в историю горнозаводского Урала как горный деятель, металлург, геолог, инженер-изобретатель. В Златоусте Аносов увлёкся опытами по изготовлению различных сортов стали, в том числе булатной. Старинный способ её производства к этому времени был утрачен. Аносов добился получения ковкого булата, литого булата, литой стали ставших незаменимыми материалами для изготовления холодного оружия и артиллерии.
Преемником Аносова стал другой талантливый металлург – Павел Матвеевич Обухов (1820-1869). В 1854г. был назначен управляющим Златоустовской оружейной фабрики, где вёл опыты по получению орудийной стали. Достижение Обухова состояло в том, что он при помощи специальных расчётов шихты(смесь материалов, предназначенная для переработки в плавильных печах) научился управлять процессом выплавки различных сортов стали – твёрдой, инструментальной, клинковой, кирасной, ствольной. Его метод позволил вывести получение стали из экспериментальных рамок в массовое производство. Обуховская сталь по свой прочности и дешевизне производства была оценена выше, чем немецкая и английская. Уже в 1855г. Обухов разработал проект производства стальных артиллерийских орудий. Но только в 1860г. последовало разрешение Горного департамента на их изготовление и испытание.
Военно-политическая значимость этого события была очевидна. Поражение России в Крымской войне показало военную отсталость страны, и перевооружение русской армии стало первоочередной задачей. В марте 1861г. на Златоустовскую фабрику поступил крупный заказ на 500 стальных орудий. Но производственные возможности этого предприятия были малы.
В то время как Обухов производил свои опыты в Златоусте, туда же прибыл молодой специалист, недавно окончивший горный институт,-Николай Васильевич Воронцов (1833-1893).Он начал успешно сотрудничать с Обуховым. Вместе они строили новую сталелитейную фабрику. В 1863г. в Горном департаменте утвердили решение построить на Урале новый казённый пушечный завод на современной технической основе. В 1864г. новый завод – Пермский сталепушечный – начал свою работу. Пробные испытания орудий прошли успешно: пермская стальная пушка выдержала 4 тыс. выстрелов без всяких повреждений.
Впоследствии недалеко от сталелитейного был построен чугунно пушечный завод. Их объединили в единый округ Пермский пушечный завод.
Среди многочисленных нововведений Воронцова особо ценился 50-тонный паровой молот. Гигантская машина, которую называли «шедевром механического искусства», применялась для проковки больших стальных болванок, позволявших изготавливать пушки крупных калибров.
Уральская золотопромышленность в условиях социально-экономической политики российского правительства
Первое золото рудного происхождения было обнаружено ещё в 1744г. на реке Березовке, где впоследствии открылись Березовские золотые промыслы. Однако промышленных масштабов и своего взлёта золотодобыча достигла только в 19в. Золотопромышленность была относительно молодой, но быстро прогрессирующей отраслью. Её развитию в 19в. содействовало несколько причин, в т ом числе чрезвычайные обстоятельства войны 18121г. и падение содержания рубля. 28 мая 1812г. был утверждён указ «О предоставлении права всем российским подданным отыскивать и разрабатывать золотые и серебряные руды».
Реализации этого закона содействовало открытие оренбургского штейгера(горный мастер рудных работ) Л.И. Брусницина: в 1814 г. он нашёл россыпное золото и доказал рентабельность его добычи. С этого времени золотодобывающая промышленность получила распространение по всей территории Урала. Сначала добыча золота безоговорочно разрешалась только дворянам. В 1838г. круг лиц, допускаемых к золотому промыслу, был расширен включением купцов первой и второй гильдии. В 1870г. Устав о частной золотопромышленности отменил все сословные ограничения. После издания указа некоторые уральские казённые золотые прииски, например Березовские, Миасские, были переданы акционерным обществам и частным лицам. Но поданному уставу всё добытое золото следовало сдавать в казну по установленным ценам. Этот процесс завершился отменой обязательного представления добытого золота в казну и введением его свободного обращения(1902), что было связано с денежной реформой Витте.
Миасские золотые промыслы
Крупные месторождения россыпного золота в 1823г. были найдены в золотоносных долинах рек Миасс, Атлян, Ташкутарганка на Южном Урале. Здесь возник золотопромышленный район, получивший название Миасских золотых промыслов.
В 30-х гг. 19в. долина Миасса была охвачена настоящей «золотой лихорадкой». Добыча золота в то время находилась введении казённой горной администрации. Но горнозаводские жители пытались самостоятельно искать золото, надеясь продать его скупщикам. Самым крупным оказался самородок, найденный в 1842 г. мастеровым Никифором Сюткиным. Он весил более 36кг. В то время «сюткинский самородок» стал мировым рекордом. Ныне эта золотая глыба под названием «Большой треугольник» хранится в Алмазном Фонде России.
Слава миасского золота с начала его открытия была так велика, что в 1824 г. Миасские промыслы посетил император Александр I, пожелавший самолично пожелать удачи.
Следующий пик «золотой лихорадки» в Миасской долине начался в 70-х гг. 19в., когда Миасские прииски были отданы в аренду в частной компании, получившей название «Миасское золотопромышленное товарищество». В течении последующего времени вплоть до начала 20 в. золотоносные места Южного Урала притягивали к себе представителей различных сословий. Золото находили в окрестностях Челябинска.
Другой крупной золотоносной системой на Южном Урале была Кочкарская. Её открыли в 1842 г. на казачьих и башкирских землях, получивших статус золотопромышленных.
Темпы добычи золота и платины, значение Урала в развитии золото- и платинопромышленности России
В первой половине 19в. благодаря золотым месторождениям Урала и открытию золотодобычи в Сибири Россия занимала первое место в мире по добыче драгоценного металла. На Урале уже к 20-м гг. 19в действовало 270 рудников и приисков. Темпы роста золотодобычи были грандиозными: если в 1813-1823 гг. добыли 210 пуд., то в следующем десятилетии – 2696, а в 1833-1843 гг. – 3048пуд. Устойчивый рост добычи золота обеспечивали не только казённые прииски, но и многочисленные частные промыслы. Золотые прииски открывали в своих владениях известные заводовладельцы-Демидовы, Яковлевы, Губины, Всеволожские и другие. В 1845 г. доля России в мировом производстве золота составила 47%.
В 1900г. золотодобывающим районом страны оставался Урало-Сибирский. Но Урал по объёму добычи золота начинал уступать Сибири. Динамику уральской золотодобычи характеризует следующие среднегодовые данные по десятилетиями с 1861 по 1910 гг.:
1861-1870-364,2 пуд
1871-1880-434,6 пуд
1881-1890-560,8 пуд
1891-1900-642,6 пуд
1901-1910-500,0 пуд
Эти сведения показывают, что в начале 20в. темпы добычи уральского золота снизились. Падение добычи учёные связывают с общим упадком уральской горнозаводской промышленности и дефицитом капитала, необходимым для технической реконструкции золотопромышленности. На Урале уже к этому времени все основные месторождения были известны, многие из них-истощены и заброшены.
Урал стал родиной русского золота. Открытие его в Сибири произошло благодаря богатым уральским промышленникам, которые ещё в 30-х гг.19в. организовали разведывательные экспедиции в Сибирь. Среди них выделялись екатеринбургские купцы Рязановы, Казанцевы, Зотовы.
В ходе поисков золота на Урале обнаружились залежи платины. Первый платиновый прииск был заложен в 1824 г. в казённом Гороблагодатском округе. Разработкой платины активно занимались и заводовладельцы, например Демидовы. За 20 лет – с 1825-по 1845 гг. – на Урале добыли 2 пуд. этого металла. В 1901 г. уральские прииски дали 388 пуд. платины. В то время Урал был единственным В России местом добычи редкого дорогого металла. Благодаря уникальным уральским месторождениям платины доля России в мировой добыче этого металла составляла 95%, в связи с чем Урал очень привлекал зарубежных промышленников. В эту отрасль начали поступать инвестиции из европейских стран. Сырой металл с Урала отправлялся на аффинажные заводы Франции. В результате значительная часть прибыли от добычи платины уходила за границу.
Причины технико-экономического отставания уральской горнозаводской промышленности
Усилия для технического обновления горнозаводской промышленности, предпринимавшиеся с начала 19 в., не получили своего окончательного завершения: технический прогресс не затронул все отрасли и виды горно- металлургического производства, не стал повсеместным явлением для большинства заводов. Слабой стороной уральской промышленности было отсутствие необходимого комплекса условий для широкого воплощения научных идей в производстве.
Технический прогресс на горнозаводском Урале в первую очередь тормозили отсталые (в сравнении с западноевропейскими) социальные отношения. Труд крепостных рабочих до реформы 1861 г. для заводовладельца зачастую был выгоднее машинного, поскольку обходился дешевле. На Малокушвинском руднике Нижнетагильского округа в 1855г. были установлены землекопные машины, а гужевой транспорт для перевозки отработанной породы заменен рельсовой дорогой.
После реформы 1861 г. заработная плата уже свободных наёмных рабочих на Урале оставалась существенно ниже, чем в более развитых промышленных районах страны. Поэтому ещё долгие годы дешевый ручной труд давал большую выгоду, чем внедрение новой техники. Таким образом, низкий прожиточный уровень населения был своеобразным условием консервации старой технической оснастки заводов.
Отставание технического перевооружения заводов способствовало долгое отсутствие конкуренции уральскому металлу на российском рынке.
Доиндустриальными оставались сознание и психология мастеровой среды. Низкий уровень грамотности, слабые технические знания, незаинтересованность в повышении своей квалификации, отсутствие материальных стимулов для увеличения производительности труда, а так же стремление повысить свой статус, -всё это явилось мощным сдерживающим фактором технико-экономического процесса.
Тормозил развитие горнозаводской промышленности и способ её организации и управления, а именно горноокружной системой.
Незавершенность процесса технического перевооружения горнозаводской промышленности обусловила медленный темп её развития в первой половине 19в.. Среднегодовые показатели производительности заводов на этот период.
Производство металла на уральских заводах в 1800-1860 гг., млн пуд.
1800-1810 1831-1840 1851-1858 1858-1860
Чугун
Железо 7,8
5,6 9,4
5,8 11,8
8,1 14,8
9,9
Новые заводы в это время практически не строились, и роста производства можно было достичь только в результате его интенсификации, для чего требовалось полное техническое переоснащение.
В 50-х гг. 19 в. всё же наметилась тенденция роста производства чугуна и железа. Данный факт не редко комментируется историками как проявление положительного эффекта от тех нововведений в горнозаводскую промышленность.
Кризисные процессы в уральской промышленности и особенности её развития в 1870-1913гг.
В это время главным конкурентом Урала становится Южнороссийский горнометаллургический центр. Он начал складываться в 70-х гг. 19 в. на Базе Донецкого каменноугольного месторождения. Использование минерального топлива, недоступного уральским заводам, стало одной из важнейших объективных предпосылок для развития нового металлургического района. Заводы Урала благодаря техническим новшествам и общему развитию капитализма в стране, постепенно наращивали темпы производства. Особенно заметно это стало к концу 19 в., когда вся российская экономика переживала подъём. Именно в эти годы на Урале было построено основное количество мартеновских печей, вводилась паровая техника, появились заводские сооружения, состоящие из стальных и стеклянных конструкций, было построено 10 заводов, в том числе таких крупнейших, как Надеждинский, Аша-Балашевский. Эти перемены и позволили достичь роста производительности горнозаводской промышленности к 1900г.
Кризис, начавшийся в 1901 г., охватил всю российскую промышленность, но на горнозаводском Урале он оказался наиболее затяжным и разрушительным. Резко упали цены на металл, что вызвало сокращение производства. Уральская металлургическая промышленность в условиях конкуренции с Югом испытывала трудности сбыта, следствием чего стало перепроизводство продукции.
Хотя в 1913 г. уральские заводы достигли сравнительно высокой производительности (выплавлено более 55 млн пуд. чугуна), отставание от южных заводов увеличилось. В Южнороссийском комплексе быстро росло производство и других видов металла. Кризис горнозаводской промышленности стал выражением не столько кризиса капиталистического перепроизводства, сколько, как говорили современники, крушением старой горнозаводской промышленности, покоившейся на экономических принципах, технической культуре и социальных отношениях доиндустриальной системы.
Акционирование горнозаводской промышленности
После реформы 1861 г. правительство, заводовладельцы, горные деятели начали искать способы реанимации старой, увядающей горнозаводской промышленности Урала.
Одним из путей решения проблемы выживания горнозаводской системы стало акционирование уральской промышленности. Как известно, акционирование (т.е. образование акционерных обществ, компаний) происходит в результате соединения капиталов нескольких лиц для совместного владения каким-либо источником дохода. Каждый из совладельцев приобретает ценные бумаги (акции). Стоимость акций каждого члена акционерной компании зависит от величины вложенного им личного капитала в общий акционерный капитал и определяет ту долю прибыли предприятия, которую он получает в виде дивидендов. Подобная форма владения заводами существенно ограничивала проявления субъективного фактора воли единоличного владельца предприятия , создавала условия для принятия взвешенных деловых решений, увеличивала финансовый потенциал предприятия.
Интенсивный процесс акционирования в горнозаводской промышленности начался после реформы 1861 г. К 1900 г. образовалось 10 акционерных компаний. К 1917 г. из 22 действовавших на то время округов 18 было акционировано.
Характерной чертой развития акционирования в начале 20 в. являлось установление банковского контроля над акционерными компаниями, а так же наметился процесс полного их перехода в руки коммерческих банков.
Процесс акционирования повлёк существенные капиталовложения в техническую реконструкцию заводов, перепрофилирование производства с целью укрепления конкурентоспособности предприятий и формирование их специализации.
Важно то, что руководившие уральскими акционерными обществами коммерческие банки вынашивали планы разрушения окружной системы организации горнозаводской промышленности.
Идея формирования отраслевого устройства уральской промышленности поддерживалась правительством и либеральной группой представителей Государственной думы.
Таким образом, акционерный процесс на горнозаводском Урале стал одним из слагаемых начавшейся индустриальной перестройки «старой» уральской промышленности.
Роль иностранного капитала в развитии уральской промышленности. Мирохозяйственные связи горнозаводского Урала.
В конце 20 в. экономическая политика С.Ю. Витте была нацелена на форсирование развития промышленности в направлении её индустриализационного обновления. Курс Витте на иностранные займы и инвестиции стал основой общего экономического подъёма в стране в конце 19 в. Частью этого процесса было развитие горнозаводского Урала.
Уральская промышленность долгое время мало привлекала иностранных инвесторов. Техническая отрасль уральских заводов, транспортные проблемы, трудно решаемые для иностранцев правовые основы использования земельных и лесных площадей горных округов явились причинами отсутствия их интереса к горнозаводскому Уралу.
Уральская горнозаводская промышленность, природные богатства Урала вызвали интерес зарубежных инвесторов позднее – под влиянием железнодорожного строительства. Активность иностранного промышленного и банковского капитала на Урале заметно Увеличилось в 90-х гг. 19в.
Иностранные инвестиции в горнозаводскую промышленность Урала содействовали вовлечению экономики края в мирохозяйственные связи.
В предвоенное пятилетие (1909-1914) Урал ежегодно поставлял на мировой рынок продукции на 60,4 млн руб. География уральского экспорта определяла различный для зарубежных импортёров приоритете вывозимых товаров.
Европа потребляла главным образом сельскохозяйственную и горнодобывающую продукцию Урала. Азия нуждалась в продуктах обрабатывающей промышленности. Главными потребителями уральской железоделательной промышленности до Первой мировой войны были Китай и Монголия, которые ежегодно импортировали уральскую продукцию: металлические изделия, заводскую технику, запасные части к ней, рельсы и др. – общим весом около 2 млн пуд.
Монополизация Уральской промышленности.
Образование монопольных союзов в промышленности всегда связанные с конкурентной борьбой и стремлением основных производителей создать выгодные условия для реализации своей продукции и установления оптимальных цен на неё. Уральский металл сохранил свои позиции только в районах Поволжья и Зауралья, отчасти в Средней Азии. Здесь доля уральского металла в общем объёме металлургической продукции составляла соответственно 91%, 73%, 23% (1910).
Ответным ходом уральских горнопромышленников явились попытки создания своих монополистических объединений. В 1914 г. появился картель «Кровля» по продаже кровельного железа. В объединение вошли 13 заводов, производящих 80% этой продукции и определяющих цены на неё.
Некоторые уральские заводы стали участниками общероссийских монополистических объединений: синдикатов «Медь», «Гвоздь», «Жесть» и др. В период кризиса в 1906-1908 гг. из 22 горнозаводских округов, производивших медь и железо, 13 входило в монополистические объединения. Из них 6 являлись акционированными.
Таким образом, горнозаводская промышленность Урала была вовлечена в модернизационный процесс преобразований экономических и организационных основ своего существования. Однако и в этой сфере она не стала лидером, находясь в зависимости от более сильных конкурентов.
Управление горнозаводской промышленностью и промышленная политика правительства.
Горнозаводское законодательство и формирование организационных основ промышленности в первой половине 19в.
В начале 19 в. проявились признаки застоя горнозаводской промышленности.
Разработка проектов преобразования горнозаводской системы управления осуществлялась в условиях российских реформ, предпринимавшихся в начале 19 в. во время правления Александра I.
В 1804 г. был образован «Особенный комитет», члены которого – горные деятели Урала – создали «Проект горного положения для управления заводов хребта Уральского». Он состоял из тысячи статей. Силу закона приобрёл в 1806 г. Многие его положения вошли в состав последующего правового документа, определяющего структуру горнозаводской промышленности и принципы управления ею, - «Горного устава» . Он был утверждён в 1832 г., а в 1842 и 1857 гг. в него вносили некоторые изменения. На основе этих законодательных мер сложилась новая система управления горнозаводской промышленностью. Её высшим органом стал Горный департамент .
Большие полномочия получили органы регионального управления. Местная власть над заводами сосредотачивалась в Горном правлении, находившемся в 1807-1831 гг. в Перми, а затем в Екатеринбурге.
Горнозаводский округ и окружная система
Горнозаводской округ представлял собой территориально-хозяйственный комплекс, состоявший из нескольких заводов, связанных технологией производства металла, а так же из вспомогательных производств (производственной инфраструктуры), обеспечивавших производственный процесс топливом, сырьём, энергией.
Окружная система сформировалась на стадии мануфактурного (доиндустриального) уровня промышленной культуры, когда ещё не сложился развитой внутренний рынок потребления металла. К тому же в условиях такой культуры не было скоростных транспортных систем. Эти обстоятельства стали причиной слабых торгово-производственных связей или даже полного их отсутствия в уральской промышленности. Готовая продукция в 18-начале19 вв. чаще всего поступала в казённое ведомство либо на экспорт. Владельцы заводов для обеспечения непрерывности производства должны были налаживать в своих округах полный производственный цикл, начиная с добычи руды и приготовления древесноугольного топлива и заканчивая изготовлением гвоздей, канатов, свечей и т.п. Такого рода горнозаводское хозяйство было самодостаточным, т.е. само себя обеспечивало всем необходимым, ограничивая развитие внешних экономических связей. Поэтому современники в 19 в. называли подобный тип промышленного хозяйства натуральным. В силу того что территория округа либо принадлежала заводовладельцу, либо закреплялась за заводским комплексом как его неотделимая часть, горный округ по типу управления и организации производства сравнивали ещё с вотчинами и поместьями. Подобные характеристики фиксируют важнейшие черты региональной специфики промышленной культуры: они являются показателем её неразвитости и свидетельством отставания от европейских образцов.
Патернализм и уральские заводчики
Патернализм – покровительство, опека старших младшего, подопечного. Патерналистская политика первой половины 19 в. имела положительные последствия: она существенно сгладила социальные конфликты в горнозаводских округах, повысила чувство собственного достоинства в среде заводского населения, содействовала росту его культуры.
К отрицательным сторонам этой политики следует отнести сохранение крепостной (личной) зависимости людей от заводов и их владельцев, утрата населением социальной способности вырабатывать инициативу в трудовой повседневной деятельности и приспособления к новым условиям жизни.
Прекрасной иллюстрацией драматического положения полусвободных людей служат горькие слова уральской заводской частушки, которую пели на рубеже 19-20 вв.:
Заперты мы на заводе
Тяжкой неволей:
Много долгу на народе,
Всяк себе не волен.
Никуда нам нет пути –
Не уехать, не уйти.
Управитель это знает,
Нами лихо помыкает.
Патернализм в промышленности сказался и на психологии уральских заводчиков. Их доходы, кроме заводских, складывались из разных источников – сельскохозяйственных имений, государственной службы. Упадок заводского производства не мог, конечно, не беспокоить заводчиков, но они не воспринимали это явление как катастрофическое для собственного благополучия. Заботы о техническом обновлении предприятия, обеспечение их профессиональными кадрами стояли не на первом месте в деятельности уральского заводчика.
Сохранению пережитков патерналистского сознания способствовало кризисное состояние уральской промышленности в начале 20 в. В целях выживания и казённые и частные заводы продолжали обращаться за помощью к правительству, требуя всё новые дотации. Тем самым воспроизводилась старая попечительская система взаимоотношений государства и уральской горнозаводской промышленности.
Поэтому патернализм как тип промышленной и социальной политики хотя и был сильно поколеблен в 1861 г., сохранил остаточные черты до начала 20 в., что подтверждает сильные позиции доиндустриальной системы отношений в Уральском регионе.
Планы переустройства горнозаводской промышленности в конце 19-начале20вв. Экспедиция Д.И. Менделеева.
Первые попытки реорганизации горнозаводской промышленности были предприняты в конце 19 в. Они связаны с промышленной политикой С.Ю. Витте. По его поручению в 1899 г. на Урал была отправлена комплексная по задачам и составу экспедиция, которую возглавил известный учёный Д.И. Менделеев.
Экспедиции прежде всего следовало выявить причины медленных темпов развития уральской металлургии и определить пути их преодоления. Менделеев пришел к выводу, что промышленность скована дореформенными пережитками горноокружного устройства, отсталыми технологиями, недостатком высококвалифицированных специалистов, неразвитость железнодорожного транспорта. Учёный считал, что лишь переустройство горнозаводской промышленности на основе буржуазных принципов даст возможность Урала занять лидирующие позиции в металлургии страны. Менделеев был убеждён, что природные богатства Урала далеко не исчерпаны и составляют надёжную базу для долговременных перспектив промышленного развития региона. Менделеев выступал за передачу в собственность горнозаводскому населению земельных наделов и полагал, что в результате этого в среде горнозаводских жителей «родятся предприниматели, на крестьянской же земле найдутся свои руды, возникнут свои заводы». Уральская промышленность удалена в отличие от южной от приграничных регионов. Не случайно Менделеев говорил об Урале как о будущем металлургическом сердце страны, считал значительными ресурсы древесноугольной металлургии. По его расчётам, рациональная организация старой технологии могла обеспечить уральским заводам ежегодный выпуск высококачественного металла до 300 млн пуд. Кроме того, учёный предложил проект использования в уральской металлургии привозного Экибастузского и кузнецкого каменного угля. Таким путём мог быть решён один из самых больных вопросов уральской горнозаводской промышленности, не имевшей источников минерального топлива.
Особую актуальность вопросы, поднятые экспедицией Менделеева, приобрели в годы экономического кризиса. В это время (1909) на Урале с целью обследования горнозаводской промышленности побывали правовед, экономист и публицист И.Х. Озеров и горный инженер А.Н. Митинский. Оба специалиста так же пришли к выводам о необходимости серьёзных организационно – хозяйственных изменений горнозаводской промышленности. Они пытались ориентировать уральских заводовладельцев и администраторов на опыт в области тяжёлой индустрии Европы и США.
Процесс индустриализации горнозаводской промышленности Урала в дореволюционный период остался незавершённым.
Мастеровые и заводовладельцы.
Горнозаводское население и горнозаводские рабочие: формирование и численность сословной группы.
Часто уральских рабочих называют мастеровыми. Этот термин закрепился благодаря горному законодательству 19 в., выделявшему из общей массы заводского люда тех, кто работал в основном (цеховом) производстве и отличался наибольшим производственным профессионализмом (мастерством). Параллельно использование термина «мастеровой» в отношении уральского рабочего в исторических исследованиях является проявлением представлений историков о специфических чертах социокультурного облика уральского рабочего, сохранившего, как уже говорилось, в своей социальной психологии немало черт традиционной доиндустриальной культуры. Мастеровые – рабочие являлись социальной стратой, органически связанной с особой сословной группой – горнозаводским населением. В первой половине 19 в. завершился процесс её формирования. Она складывалась с 18 в. постепенно из различных категорий зависимого от заводов населения. На основе «Горного устава» 1857 г. за заводами закреплялось всё то население, которое их обслуживало. «Горный устав» ввел деление заводского населения на основных рабочих (мастеровых) и вспомогательных, занятых на внезаводских операциях. Для формирования этой категории большое значение имел указ 1807 г., отменившим новую приписку крестьян к заводам и оформивший категорию вспомогательных рабочих – непременных работников.
В течении первой половины 19 в. горнозаводское население пополнялось как в результате естественного прироста, так и вследствие покупок и перевода владельцами заводов части крепостных крестьян из европейских губерний России. Так, с 1827 по 1844 гг. Демидовы перевели на заводы своего Нижнетагильского округа более 9,5тыс. крестьян из Тульской, Рязанской, Черниговской губерний. Принудительное переселение крестьян на Урал в данном случае объяснялось потребностями в большом количестве рабочей силы, так как заводовладельцы в это время пытались осуществить переориентацию заводского хозяйства на развитие наиболее выгодных медеплавильного и золото-платинового дел.
Все слои горнозаводского населения были крепостными. Вольнонаёмный труд до реформы 1861 г. был редким явлением.
В среде горнозаводского населения Урала преобладали русские, вероисповеданием православные.
Численность горнозаводского населения постоянно росла. С 1834 по 1857 гг. по данным ревизского учёта, оно выросло с 242 тыс. до 333 тыс. ревизских душ (под ревизскими душами понималось мужское податное население).
После реформы 1861 г. процесс отрыва горнозаводского населения от заводского труда стал более интенсивным. Часть заводского населения, воспользовавшись предоставленной личной свободой, покинула заводы и сменила род занятий.
К 1861 г. основная масса горнозаводских крепостных – 72,5% - была сосредоточена в Пермской губернии; в Оренбургской доля заводского населения составила 20,6%, в Вятской – 6,9%.
По категориям заводов горнозаводское население распределялось следующим образом: на казённых заводах числилось 96 тыс. душ (29%), на посессионных – 145,5 тыс. душ (42%), на частновладельческих – 87,8 (более 26%).
В пореформенный период число заводских рабочих находилось в прямой зависимости от состояния промышленности. В условиях пореформенного кризиса число рабочих стало снижаться. В 1860 г. численность работавших в горной и горнозаводской промышленности составила более 180 тыс. человек, в 1861 г. – 134 тыс., в 1865 г. – 125 тыс.
Рост числа рабочих начался с 80-х гг. 19 в., когда промышленность вошла в стадию подъёма. В 1900 г. в горнозаводской промышленности насчитывалось более 300 тыс. рабочих. Из них 38% обслуживали основное (цеховое) производство, 62% являлись вспомогательными рабочими. Эти данные говорят о сохранении в уральской промышленности характерного для доиндустриальной системы преобладания неквалифицированной рабочей силы.
На рубеже 19-20 вв. процесс разложения горнозаводского населения как сословной группы был очевиден: из общей численности бывшего горнозаводского населения (по данным Всеобщей переписи населения 1897 г., оно составляло 963 тыс. человек) 31% рабочих не участвовали в горнозаводском производстве.
Облик заводского посёлка.
На современной карте Урала найдётся немало населённых пунктов, которые в 18-19 вв. имели особый статус заводских посёлков, где жили уральские рабочие. В середине 19 в. на Урале насчитывалось более 70 таких посёлков, к концу столетия - более 100. В крупных заводских посёлках численность населения превышала 10 тыс. человек. Крупными заводскими центрами считались посёлки Ижевского завода(более 40 тыс. жителей), Нижнетагильского(более 30 тыс.), Воткинского (более 20 тыс.), Миасского (более 20 тыс.). Большой посёлок образовался вокруг Златоустовского металлургического казённого завода. В 1865 г. он получил право называться городом и образовал соответствующее городское управление. Превращению других крупных заводских посёлков в города мешало нежелание заводовладельцев и горной администрации делить свою власть с городской администрацией. Именно поэтому, например, многолетние хлопоты об официальном превращении Нижнего Тагила в город оказались безрезультатными.
Облик заводских посёлков соединял в себе черты деревенского и городского укладов жизни. Значительная часть заводского поселения напоминала деревенские улицы. Большинство заводских жителей имели дома традиционного крестьянского типа. Но в центральной части посёлка, как правило, находилась площадь, строились каменные дома в несколько этажей. Здесь располагались официальные учреждения, заводская контора, дома представителей заводских администраций и инженерно-технических служащих, магазины. Макшеев писал о городах-заводах: «Заводы скорее походили на города, нежели деревни. Почти каждый из них имеет по нескольку тысяч душ и превосходит многие уездные города не только по населению, но и по наружной обстройке, довольству жителей…».
О Нижнем Тагиле в 1837 г. говорили: это «целый мир, где есть всё, что и в наилучше устроенных больших городах». Кроме рабочих, в заводских посёлках жили и те, кто обеспечивал повседневную жизнь населения: купцы, ремесленники, мелкие предприниматели, торговцы. Однако городские черты облика заводских посёлков скрадывались не только деревенским видом основной застройки, но и традиционным (аграрным)укладом жизни , сказывавшемся в характере жилищ, одежды, питания, семейных отношений, хозяйствования, досуга.
Земельные наделы и землепользование землёй.
Наиболее выраженной чертой «деревенского» стиля жизни уральских рабочих была практика их землепользования. Начиная с 18 в., по мере формирования горнозаводских комплексов и заводских посёлков в окрестностях заводов, горнозаводское население стало разрабатывать семейные угодья – покосы, выгоны, огороды, пашни. Обзаведение населения землёй было выгодно администрации заводов, поскольку способствовало частичному самообеспечению рабочих и позволяло снижать оплату их труда. Для заводских жителей аграрные занятия не были в диковинку, ведь все они имели крестьянское прошлое. В результате на Урале формировалась смешанная аграрно-индустриальная культура, что существенно отличало Уральский регион от других промышленных центров России и Европы. Землепользование уральских мастеровых заставляло приспосабливать работу предприятий к особенностям хозяйственно-бытовой деятельности заводских людей.
На основе специальных законов, изданных в ходе крестьянской реформы 1861 г., уральские рабочие получили не только личную свободу, но и законное право на те земельные угодья, которыми они раньше пользовались по традиции. Официальными документами, закреплявшими процедуру наделения землей и право землепользования, стали уставные грамоты. Процесс наделения землёй горнозаводского населения затянулся до начала 20 в. Он сопровождался многочисленными конфликтами, разрешение которых требовало вмешательства Сената, Государственного совета, Государственной думы. Проблема земельного наделения особенно обострилась после утверждения аграрных законов, изданных в 1877 г. для населения казённых заводов и в 1893 г. для посессионных заводов. В этих законах рассматривался вопрос о передаче земли в собственность населению.
Наличие земельного вопроса на уральских горных заводах – оригинальная черта производственной и бытовой культуры горнозаводского региона, свидетельствовавшая о стойкости в нём системы доиндустриальных отношений. Она стала одной из причин общего отставания (промышленного, социального, культурного) Урала от темпов развития буржуазных отношений в других промышленных районах страны.
Жилище, одежда, питание мастеровых.
Тип жилища рабочего и характер застройки заводских посёлков были обусловлены хозяйственными традициями, сложившимся в тех местностях, откуда шло заселение данной территории. В первой половине 19 в. на уральские заводы прибыло большое количество крестьян из средней полосы России, Поволжья: Тульской, Рязанской, Нижегородской губернии и др. Мигранты влились в состав старожильческого населения, сформировавшегося на заводах ещё в 18 в. из выходцев северовеликорусских областей и Приуралья.
Основным типом жилища в уральском посёлке была срубная изба на невысоком подклете(нижний полуподвальный этаж) с примыкающим к ней крытым одноэтажным двором. Дома, если позволяли природные условия, строилась из прочного соснового леса, выросшего на сухих местах. «Закладные» брёвна, укладывавшиеся в основе дома, делались из лиственницы. Такие дома стояли по 150-200 лет. В каждом доме делалось большое подполье для хранения различных продуктов. С устройства подполья начиналось строительство избы, затем возводили сруб, устанавливая его на опоры из лиственниц. Крышу делали двускатной, покрывали «драньём»(колотые доски специальным образом выделывали клиновидным ножом)накладывали тес. Центральным сооружением была печь – либо глинобитная, либо из обожжённого кирпича. В некоторых зажиточных домах для обогрева использовались голландские печи.
В зависимости от численности семьи строили односрубные и двусрубные избы. Последние предназначались для большой нераздельной семьи. Характерной особенностью многих построек в заводских посёлках являлось наличие крытого двора, получившего название кержацкого.
Долгое время внутреннее убранство жилища заводских жителей мало чем отличалось от деревенского. Но в конце 19-начале20 вв. произошли существенные изменения. Постепенно выходили из употребления полати, лавки, сундуки, ранее украшавшие горницы. Вместо традиционной обстановки стала появляться мебель либо изготовленная заводскими краснодеревщиками, либо купленная в магазинах – диваны, стулья, комоды, раздвижные столы овальной формы, этажерки, кровати. Эти перемены, несомненно, свидетельствовали о проникновении в быт крупных заводских посёлков элементов городской бытовой культуры. Однако процесс шёл медленно. Сказывались традиции старого быта.
Аналогичные изменения наблюдались в типе одежды. До середины 19 в. заводской люд одевался соответственно традициям крестьянского быта. Примерно в 70-80-х гг. 19 в. сарафан, старинного покроя рубахи, кокошники стали выходить из употребления. В последней четверти 19 в. одежда городского типа вытеснила из массового обихода традиционные формы народного костюма. Для женщин в те годы типичной являлась расклешённая длинная юбка и кофта, навыпуск у пожилых и узкая у молодых и средних лет женщин. Праздничные платья шили из недорогой шерсти, в отдельных случаях из шелка. Праздничные кофты украшали рюшами, складочками, вставками из гипюра. Будничную одежду шили из ситца и сатина.
Мужской костюм менялся быстрее. Характерную для заводского населения первой половины 19 в. крестьянскую одежду – рубахи с тесьмой на вороте, кафтаны, дольше всех сохранившиеся у старообрядцев, - уже с середины 19 в. сменили сюртуки, крахмальные сорочки, узкие брюки. В 1890-1900 гг. наиболее распространённой выходной мужской одеждой была «пара» - пиджак, длинные узкие брюки и косоворотка. Последнюю носили на Урале до начала 20 в.
Законодателями городской моды в рабочей среде были семьи заводской администрации, купцов, интеллигенции. В больших заводских посёлках стали появляться мастерские по пошиву одежды. Например, в 1900-х гг. в Нижнем Тагиле особой известностью пользовалась мастерская Н.А. Семиряковой, где платья шились по последней столичной моде. Эта мастерская обслуживала высшие слои заводского населения.
Более консервативной оказалась культура питания горнорабочих. Различные хлебные изделия, рыба, молоко, каши, картофель, щи, пельмени, кисели составляли основу повседневного меню заводских жителей. Как и в деревенской пище, стол был лишён различных приправ, соусов, гарниров. Мясо употреблялось исключительно в варёном виде. Но в отдельных семьях хорошо оплачиваемых рабочих готовили блюда городской кулинарии: котлеты, жаренную баранину, картофельные и твороженные запеканки, в праздничные днипокупали торты, бисквиты, печенье.
Семья и семейный быт.
Семейные устои заводских жителей опирались на традиции крестьянского быта. Довольно многочисленное старообрядческое население было хранителем традиционной культуры семьи. Значительная часть семей придерживалась патриархальных порядков: отношения в них строились на полном подчинении младших старшим, жен – мужьям. Глава семьи являлся не только блюстителем семейно – бытовых порядков, но и единоличным распорядителем семейного бюджета. Заработки всех членов семьи(в том числе женатых сыновей)он хранил под замком и тратил деньги по своему усмотрению: все закупки для семьи делались её главой. Во второй половине 19 в., когда участились браки между представителями старообрядческого и православного населения, такие порядки становились основой семейных конфликтов. Среди жителей Нижнетагильского заводского посёлка бытовал рассказ о том, как невестка пошла за водой, не испросив благословения у свекрови. Когда невестка наполнила кадку водой, свекровь перекрестилась и выплеснула её из кадки на улицу. Подобные традиции сохранялись, как правило, в больших старообрядческих семьях, где совместно жили несколько поколений. Однако к началу 20 в. молодые семьи предпочитали обосновываться самостоятельно, независимо от старших. Между супругами возникали более демократические отношения. Закладывается тип новой семьи.
В некоторых заводских посёлках принимались меры по борьбе с пьянством. Например, в Нижнем Тагиле в 1891 г. одно из сельских обществ («Александро-Невское»)заводского посёлка «вынесло приговор» о том, чтобы «в районе этого общества с нового года не допускать открытия разного наименования заведений с продажей спиртных напитков». В начале 20 в. для отвлечения рабочих от пагубных привычек был создан «Кружок по устройству развлечений и чтений» для народа.
Уральские заводовладельцы.
В 19-начале20 вв. заводовладельцы по-прежнему условно подразделялись на две группы: посессионеров (их заводы располагались на земле, принадлежащей казне и переданной им в бессрочную аренду – посессию) и вотчинников(чьи заводы строились на собственной земле – вотчине). Вторая группа заводчиков в наибольшей степени воплощала в себе оригинальный тип уральского горнозаводского предпринимателя – заводчика – помещика. Но и посессионеров, имевших широкие права пользования предоставленной им государством землёй, также можно отнести к этой категории заводовладельцев.
Многие из горнозаводчиков в 19 в. принадлежали к верхушке российского дворянства, занимали высокие придворные должности. Накануне реформы 1861 г. уральскими горнозаводскими хозяйствами владели 88 человек: 75 из них были дворянами, 13 – купцами. Большинство из них являлись выходцами из коренных династий заводчиков, сложившихся ещё в 18 в. Уже в начале 19 в. заводовладельцы, как правило, лично не занимались управлением заводов. Они предпочитали жить в столицах или за границей. Для управления заводами и имениями создавались специальные конторы в Москве и Петербурге, возглавляемые наёмными управляющими. На Урале существовали заводские правления, во главе которых заводчики – хозяева часто ставили управителей из числа особой категории крепостных служащих. Последние являлись наиболее преданной хозяевам прослойкой крепостного населения. Находясь вдали от заводов, заводовладельцы лишь изредка посещали свои уральские владения. Некоторые из них, например Демидова, выработали своеобразную «дистанционную» систему контроля за деятельностью заводов и действиями своего управленческого штата. В основе этой системы лежала постоянная переписка заводовладельца со своими управляющими, в ходе которой хозяин со всей тщательностью и пунктуальностью вникал как в дела производства, так и в сферу деятельности и жизни своих крепостных заместителей. Основная власть по прежнему оставалась в руках заводовладельца.
После реформы 1861 г. численность и состав заводовладельцев претерпели изменения. Из 88 горнозаводчиков к 1900 г. остались 66. Заводы выбывших собственников были закрыты или проданы. Оставшиеся горнозаводчики сохранили в своих руках 15 горнозаводских хозяйств. Среди таких заводовладельцев были княжна Е.Х. Абамелек-Лазарева, граф С.А. Строганов, А.В. Пашков, Д.П. Соломирский, отдельные семейные группы Демидовых, князей Шуваловых, Турчаниновых, Зотовых, баронов Меллер-Закомельских, Бергов. К началу 20 в. часть их втянулась в буржуазное предпринимательство, забыв стародворянские привычки, принимала непосредственное участие в руководстве и развитии своих предприятий. Кроме «старых» заводчиков появились «новые» - выходцы из среды бюрократии, банкирских и торговых кругов, купечества. Состав горнозаводчиков пополнялся представителями зарубежных деловых кругов. Последнее оказалось возможным в результате акционирования горнозаводской промышленности. Совладельцами уральских заводов стали представители немецкой торговой фирмы «Вогау и Ко», английской «Кыштымской корпорации», бельгийского «Южно-Уральского анонимного металлургического общества».
В 1880 г. горнозаводчики создали свой представительный орган – Съезд уральских горнозаводчиков. Данная организация имела подчёркнуто корпоративный характер. Существенная часть усилий съезда была связана с ходатайствами в правительственные инстанции с целью получения заводчиками Урала различных субсидий и льгот в промышленной деятельности. Съезд как представительная организация просуществовала до 1918 г., было организовано более 20 съездов горнозаводчиков, собиравшихся в Екатеринбурге либо в Петербурге.
Традиции художественной культуры горнозаводской промышленности.
Златоустовская гравюра на стали
Урал был родоначальником холодного оружия, украшенного гравюрой. В конце18-начале 19 в. многие страны Европы уже соперничали в этом искусстве. Златоустовский завод белого оружия, строительство которого началось ещё в 1814 г. Для первых изделий златоустовских мастеров было характерно значительное влияние немецкого искусства, прежде всего Золингена. Первые клинки 1814-1817 гг. украшали известные мастера Шаффы: отец семейства Николай и его сыновья. Первые русские мастера получали образование в златоустовской заводской школе, где особое место отводилось рисование. С 1818 г. ведущие места на Златоустовской оружейной фабрике заняли русские мастера, а в 1823 г. Шаффы покинули Златоуст.
Труд и творческие поиски многих поколений златоустовских умельцев – сталеваров, кузнецов, художников, гравёров, чеканщиков, резчиков, - привели к созданию златоустовской гравюры.
Уральские художники не ограничивались орнаментальным рисунком, присутствовавшем на оружии немцев, они вводили сюжетные сцены на батальные, мифологические, охотничьи темы, что было подлинным новаторством. Особым талантом отличались И.Н. Бушуев и И.П. Бояршинов. Иван Николаевич Бушуев (1798-1834) был сыном златоустовского художника и гравёра, учившего своему искусству в заводской школе. На клинках И.Н. Бушуева изображены композиционно сложные батальные сцены из Отечественной войны 1812 г. за свой работы Бушуев награждался крупными денежными премиями, золотой медалью, бриллиантовым перстнем. П.П. Бажов посвятил мастеру сказ «иванко-Крылатко». Иван Петрович Бояршинов (1804-1848) после ранней смерти Бушева сменил своего старшего товарища на месте «главного клинкового рисовальщика». Он внёс новые сюжеты в украшении охотничьего ружья, следуя реалистической тенденции. На изображениях художника видны мельчайшие детали ландшафта, животных, одежды охотников.
Расцвет производства украшенного оружия пришелся на 1820-1830-е гг. Горный департамент требовал от Златоустовской оружейной фабрики 30 тыс. едини ц холодного оружия в год. В 1860-1870-х гг. в изделиях златоустовских мастеров усилилась декоративность, иногда в ущерб чувству меры и художественному вкусу. В конце 19-20 вв. гравюра по металлу вступила в состояние кризиса.
Художественное литьё из чугуна.
Наибольших успехов в этой области декоративно-прикладного искусства в 19- начале 20 вв. достигли мастера Каслинского завода. Художественное литьё зародилось здесь значительно позднее, чем на других предприятиях, - во второй четверти 19 в. Но каслинские мастера, переняв и усвоив сложившиеся традиции, не только догнали, но и превзошли своих коллег. Широкой известностью и признательностью пользовалось литьё из бронзы Кусинского завода, отмеченное похвальным отзывом на выставке 1888 г. в Копенгагене, серебряной медалью в 1897 г. в Стокгольме, высшей наградой в 1906 г. в Милане, но и оно уступало каслинскому. Литьё из чугуна было более сложным, чем из бронзы.
Первым профессиональным скульптором в Каслях стал выпускник Академии художеств Михаил Денисович Канаев (1830-1880). Стараниями Канаева при заводе была открыта школа, в которой рабочие обучались ваянию и пониманию его законов, что имело огромное значение для развития каслинского литья. Одной из самых известных работ Канаева является подчасник «Избушка на курьих ножках».
Занятия в заводской школе продолжил Николай Романович Бах (1853-1885). Особое внимание он уделял анималистическому жанру, умело соединяя художественную выразительность и утилитарность произведения. Яркий пример тому – созданная им чернильница «Драка филина с ястребом». Творчество Баха заложило основы одного из самых ярких направлений каслинского литья, связанного с уральской флорой и фауной.
В каслинском литье слились воедино народное творчество и профессиональное искусство. Талантливым выходцем из народа был Василий Фёдорович Торокин. Он формовал сложную многофигурную скульптурную композицию художника Евгения Лансере «Джигитовка», и получил известность как автор скульптуры на сюжет из народной жизни – «Крестьянин на пашне», «Старуха с прялкой» и др.
Международную признательность каслинское чугунное литьё получило на пятой Всемирной выставке в Париже в 1900 г. благодаря павильону, отлитому из чугуна. Целью выставки было подведение итогов «умственного движения человечества за истекающее столетие, накануне нового, наступающего 20 века».
Павильон России воспроизводил в уменьшенном размере Московский Кремль. Каслинский павильон демонстрировался в здании отдела горного дела и металлургии. Он напоминал дворец и был выполнен из огромного числа ажурных деталей из чугуна с изображениями диковинных птиц, рыб, цветов, кораблей… У входа и внутри располагались изделия из чугуна, среди которых привлекала внимание отлитая в Каслях скульптура «Россия» (молодая женщина в древнерусских доспехах, прикрывающая щитом регалии царской власти – корону, державу и скипетр). Павильон заслуженно получил высшую по своему отделу награду – Гран-при. По окончании работы выставки вызвались желающие приобрести павильон вместе со скульптурой «Россия», но им отвечали, что «Россия» не продаётся.
После успеха в Париже павильон вернулся на родину, где о нём на долгое время забыли: разобрали и оставили пылиться в складских помещениях, более 1000 деталей было утеряно. Только в 1950-е гг. недостающие детали удалось воссоздать. В настоящее время ажурным каслинским павильоном можно полюбоваться в Музее изобразительного искусства Екатеринбурга.
Камнерезное искусство.
В 18-19 вв. большинство художественных произведений из камня выпускали три фабрики: Петергофская, екатеринбургская и Колывановская. Они не производили массовой продукции, десятилетиями создавая высокохудожественные произведения. Многие изделия гранильных фабрик становились шедеврами.
Художественные изделия из камня стилистически были близки к другим видам декоративно-прикладного искусства. Их отличительные черты, свойственные классицизму, - это строгая симметричность деталей произведений, уравновешенность элементов, согласованность последних между собой. В продолжении 19 в. в большей степени стала проявляться орнаментальная насыщенность, не перебивающая узор камня, а подчёркивающая его природную красоту.
Первоначальная обработка камня заключалась в его обсечке стальными инструментами и разрезе железными пилами, смачивавшимися во время работы водой с наждаком. Особенно сложным минералом для мастеров была яшма – плотная порода, состоящая из мельчайших кварцевых зёрен.
Изделия из редко встречавшихся и особенно дорогих минералов, таких, как лазурит или малахит, изготовляли по технологии, получившей название «русской мозаики».
На произведениях искусства из уральского камня – вазах, чашах, столешницах, торшерах, колоннах, - уходивших в столичные дворцы, чаще всего встречаются фамилии 3-х авторов: Я.В. Коковина, Г.Ф. Налимова, Ф.В. Стрижкова. Коковин и Налимов работали на Екатеринбургской гранильной фабрике, Стрижков – на Колывановской.
Яков Васильевич Коковин (1787-1840) родился в семье мастерового Екатеринбургского завода. Вскоре его приметил граф А. Строганов – президент Академии художеств, главный начальник экспедиции по самоцветам, известный меценат. Он и отправил талантливого подростка в столицу, на учёбу в Академию художеств, которую Яко блестяще окончил в 1806 г. В Екатеринбурге Коковин обучал мастеровых рисованию и лепке орнаментов, руководил изготовлением мраморных изделий на Горнощитском заводе, был мастером на екатеринбургской гранильной фабрике. Его работы уходили в Тронный зал Зимнего дворца петербурга. За произведения из камня Я. Коковина наградили орденом Святой Анны III степни.
В 1830 г. Коковин открыл первое в стране месторождение корунда, в 1831 г. – месторождение изумрудов. Всего же за 100 лет изумрудные копи Урала, по подсчётам академика А.Е. Ферсмана, дали около 15 т драгоценного камня. За заслуги Я.В. Коковина наградили орденом Святого Владимира IV степени. Но вскоре Коковина ложно обвинили в сокрытии добытых изумрудов, арестовали, лишили орденов, дворянства и отправили на вечное поселение в Сибирь. Вина Якова Васильевича в пропаже драгоценных камней так и не была доказана, но связанные с обвинением и отстранением от дел потрясения привели к затяжной болезни и преждевременной смерти мастера.
После смещения Коковина главным мастером Екатеринбургской гранильной фабрики стал его ученик Гаврила Фирсович Налимов (1807-1867)тоже уроженец Екатеринбурга. Под его руководством были созданы многие произведения камнерезного искусства и довершены не оконченные его предшественником и учителем. Самым известным и поистине легендарным уральским самоцветом, безусловно, является малахит. Лучшие сорта поделочного материала встречаются только на Урале.
В монументальных формах малахит был использован в четырёх случаях. Впервые его применили при отделке парадного зала дома П.Н. Демидова в Санкт-Петербурге. Применение малахита при убранстве Золотой гостиной Зимнего дворца дало ей второе название-Малахитовая гостиная. В Екатеринбургском зале Большого Кремлёвского дворца Москвы. В крупнейшем соборе Российской империи – Исаакиевском. На них было израсходовано 32 т малахита.
Сенсацией Всемирной выставки, проходившей в 1851 г. в Лондоне, стал представленный А.Н. Демидовым Малахитовый кабинет, выполненный в 1848-1851 гг. из уральского малахита на его фабрике, находившейся в Петербурге.
Изделия из уральского малахита широким потоком уходили за границу в виде подарков правящим династиям Великобритании, Ирана, Турции, Франции, Пруссии, Швеции… Значительную часть добытого на Урале малахита и изделий из него вывез А.Н. Демидов, редко бывавший на родине и ни разу не посетивший свои уральские рудники и заводы, которые обеспечивали его роскошную жизнь за границей и удовлетворяли непомерное тщеславие князя Сан-Донато, как он титуловался за рубежом. К началу 20 в. старатели встречались с малахитом всё реже и реже. Век уральского малахита закончился.
Ярким явлением Всемирной выставки в Париже 1900г. стала мозаичная карта Франции, выполненная на Екатеринбургской фабрике под руководством П.П. Милькова из драгоценных и поделочных камней. Она предназначалась в дар от Российской империи республиканской Франции. Карта получила высокую награду Всемирной выставки, а её автор – директор фабрики В.В. Мостовенко был награждён французским крестом Почётного легиона.
Заключение
В течении 19 и в начале 20 вв. наблюдался процесс постепенной технической модернизации горнозаводской промышленности. Однако темпы технического перевооружения были медленными – особенно в первой половине 19 в. Наиболее явственно техническая реконструкция заводов обозначилась в 90-х гг. 19 в., приведя к существенному росту выпуска металлургической продукции. Индустриальному обновлению содействовали процессы монополизации, акционирования горнозаводской промышленности, иностранные инвестиции. Наряду с крупными, обеспеченными современной техникой заводами оставалось большое количество захудалых, с отсталой технической основой. Технико-экономическое оживление уральской металлургии не позволило преодолеть отставание Урала от других промышленных районов страны. К началу 20 в. урал окончательно утратил роль лидера в отечественной металлургии. Пальму первенства держали заводы Южного металлургического комплекса страны.
К началу 20 в. горнозаводский Урал как регион «старой» промышленной культуры представлял собой специфическое индустриальное явление, демонстрирующее разноуровневый характер развития различных промышленных центров России. Будучи отодвинутым в арьергард индустриальной культуры страны, горнозаводский Урал своим социокультурным и экономическим обликом представлял миниатюрный портрет модернизирующейся России, которая в начале 20 в. характеризовалась «задержанным» развитием и сохраняла позиции в переходном пространстве своего движения от доиндустриального к индустриальному обществу.

Список литературы
Адамов, В.В. Об оригинальном строе и некоторых особенностях горнозаводской промышленности Урала / В.В. Адамов // Вопросы истории капиталистической России.- Свердловск, 1972.
Алеврас, Н.Н. Аграрная политика правительства на горнозаводском Урале в начале 20 в. / Н.Н. Алеврас.-Челябинск, 1996.
Буранов, Ю.А. Акционирование горнозаводской промышленности Урала / Ю.А. Буранов.-М., 1982.
Виргинский ,В.С. Черепановы / В.С. Виргинский.-Свердловск, 1987.
Вяткин, М.П. Горнозаводский Урал в 1900-1917 гг. / М.П. Вяткин.-М.;Л., 1965.
Гаврилов, Д.В. Горнозаводский Урал. 17-20 вв. Избранные труды / Д.В. Гаврилов.-Екатеринбург, 2005.
Гаврилов, Д.В. Модернизационные процессы в горнозаводской промышленности Урала в конце 19- начале 20 вв. / Д.В. Гаврилов // Урал. ист. вестн. (Екатеринбург).-2003.-№9
Гаврилов, Д.В. Рабочие Урала в период домонополистического капитализма. 1861-1900 / Д.В. Гаврилов.- М., 1985.
Голикова, С.В. Семья горнозаводского населения Урала 18-19 вв.: демографические процессы и традиции / С.В. Голикова.-Екатеринбург, 2001.
Голикова ,С.В «люди при заводах»: обыденная культура горнозаводского населения Урала 18-начало 20 в. / Голикова ,С.В.-Екатеринбург, 2006.
Гудков, Т.В. Из истории южноуральских заводов 18-19 вв. / Т.В. Гудков, З.И. Гудкова.- Уфа, 1985, 1993.- Вып. 1-2.
Коробко, Ю.Д. Социокультурный облик рабочих горнозаводского Урала: вторая половина 19- начало 20 века / Ю.Д. Коробков.- М., 1971.
Крупянская, В.Ю. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала: конец 19 начало 20 вв. / В.Ю. Крупянская, Н.С. Полищук.-М., 1971.
Менделеев Д.И. Уральская железная промышленность в 1899 г. / Д.И. Менделеев.- Екатеринбург, 2006.
Мукомолов А.Ф. На южноуральских заводах / А.Ф. Мукомолов.-М., 2001-2004.-Кн. 1-5.
Новиков, И.А. Система управления горнозаводской промышленность Урала в 18- первой половине 19 вв. / И.А. Новиков.- Челябинск, 2004.
Неклюдов, Е.Г. Уральские заводчики первой половины 19 века: владельцы и владения / Е.Г. Неклюдов.-Нижний Тагил, 2004.
Общественное сознание и быт населения горнозаводского Урала (18 – начало 20 вв.): сб. науч. ст. / отв. ред. Н.А. Миненко.- Екатеринбург, 2004.
Павловский, Б.В. Камнерезное искусство Урала / Б.В. Павловский.-Свердловск, 1953.
Пешкова, И.М. Искусство каслинских мастеров / И.М. Пешкова.-Челябинск, 1983.
Решетников, Ф.М. Горнозаводские люди.
Сапоговская Л.В. Частная золотопромышленность на рубеже 19-20 вв.: Урал и Сибирь – модели развития / Л.В. Сапоговская.-Екатеринбург, 1998.
Сопоговская Л.В. Горнозаводская промышленность Урала на рубеже 19-20 вв. / Л.В. Сапоговская.-Екатеринбург, 2007.


Приложенные файлы


Добавить комментарий