Реферат


Кафедра философии и истории
РЕФЕРАТ
На тему:
Русские немцы на Алтае
Проверил: Ломакин К.В.
Новосибирск 2010
Оглавление
Введение3
История появления немцев в Алтайском крае4
Религия7
ХОЗЯЙСТВО И ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ЗАНЯТИЯ В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX В. 10
Календарные обрядность18
Заключение25
Введение
Русские немцы – это сформировавшийся этнос со своей историей, культурой.
Екатерина II издала 22 июля 1763 года свой исторический Манифест. Манифест был опубликован на различных европейских языках и широко рекламировался российскими представителями в Германии, Голландии, Швеции и других странах Европы. Кроме вышеприведённых, другие важнейшие положения этого Манифеста, в частности, гласили:
«Не должны таковые прибывшие из иностранных на поселение в Россию никаких в казну Нашу податей платить и никаких обыкновенных служеб служить».
Кто селился в необжитых землях, освобождался от налогов на срок до 30 лет, в других областях – на срок от 5 до 10 лет.
«Поселившиеся в России иностранные, во все время пребывания своего, ни в военную, ниже в гражданскую службу против воли их определены не будут».
На вербовочные пункты явились, в основном, немцы. В основном именно они и стали предками нынешних русских немцев.
Русские немцы сыграли важную роль в развитии необжитых земель нашей страны.

История появления немцев в Алтайском крае
Переселение немцев в Сибирь явилось продолжением и завершающим этапом движения немецких групп на восток. Постоянный приток иностранцев в Россию, особенно усилившийся в Петровскую эпоху, получил новое направление в царствование Екатерины II. Для освоения земель Поволжья и районов на юге России, необходимо было земледельческое население.
В 1762 и 1763 гг. Екатерина II издает два манифеста, приглашающих иностранцев и гарантирующих им значительные льготы при переселении: они получили казенные земли и деньги на переезд и обзаведение хозяйством, на 30 лет освобождались от всех налогов и податей, в том числе от воинской службы. Колонисты сохраняли свое самоуправление и свободу вероисповедания.
В России крупные колонии, получившие название "материнских", были основаны в Поволжье, Новороссии, в Бессарабии, в Закавказье, вблизи Петербурга, на Волыни. Число колоний за счет высокой рождаемости росло быстро. Появляется масса колонистов, не имеющих наделов или владеющих небольшими наделами. Это подталкивало колонистов к поиску свободных земель, движению на восток. Кроме того, с развитием капитализма появляется слой немцев-предпринимателей, желающих приобрести новые земли для расширения производства.
Первые немецкие поселения на Алтае появились в 1890-х гг. Основной причиной переселения немцев на Алтай было малоземелье и высокая стоимость земли в Поволжье и на Украине. Массовое переселение в Сибирь началось в конце XIX- начале ХХ вв. 19 сентября 1906 г. был принят закон "О передаче Кабинетских земель в Алтайском округе в распоряжение Главного управления Землеустройства и Земледелия для образования переселенческих участков", 9 ноября 1906 г. вышел Указ о проведении в России земельной реформы. После принятия этих документов процесс переселения принимает организованный характер.В Кулундинской степи правительство отвело для размещения переселенцев около 60 тысяч десятин земли. Переселенцы получали денежное пособие и ссуду, освобождались от несения государственных повинностей на три года и от налогов на пять лет. Наличие свободной и недорогой земли, льготы привлекли большое количество желающих переехать на Алтай. В Славгородском уезде в 1907 г. было основано 14 немецких поселений, в 1908 г. - 16, в 1909 г. - 16. К 1914 г. немецкое население в Славгородском уезде составляло более 17 тысяч человек.
Следующим толчком к переселению послужила столыпинская реформа с ее благоприятной переселенческой политикой. Немецкими колонистами были заселены обширные пространства в Славгородском и Омском уездах. Всего здесь было образовано 323 населенных пункта. Наиболее притягательным районом для переселенцев оставался Омский уезд, где к 1914 г. проживало 20198 немцев. Перед Первой мировой войной здесь концентрировалось больше немцев, чем где бы то ни было в азиатской части Российской империи. Появляются такие крупные немецкие села, как Неудачино, Ново-Николаевка (Блюменфельд), Романовка (Пришиб), Трубецкое, Ребровка, Гофнунгсталь, Литковка и др. Особенностью немецких поселений было то, что крупные села были окружены множеством хуторов.
Необходимо отметить, что немцы селились компактными группами, изолированно от окружающего населения. Немецкие села обособлены были и между собой, причем чаще всего по конфессиональному признаку.
Революционные события 1917 г., гражданская война, коллективизация не миновали немецкие колонии. В октябре 1918 г. был подписан декрет об образовании Трудовой коммуны немцев Поволжья. В 1924 г. она получила статус автономной республики (АССР НП) и стала центром российской немецкой диаспоры.
В 1920 г. в сельской местности Омской губернии проживало 32330 немцев мужского пола и 32409 женского. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., немецкие села имели преимущественную численность относительно остальных.
В 1923 году была впервые выдвинута идея создания Немецкого национального района в Алтайском крае, а 4 июля 1927 г. в Славгородском округе с центром в селе Гальбштадт (Halbstadt) такой район был создан. Первоначально он назывался Октябрьский, поскольку в том году праздновалось десятилетие Октябрьской революции. Но это название не прижилось у населения, и через некоторое время район стал называться просто Немецким. В него вошли 57 сел и поселков. Население – 13 тыс 155 человек, из них немцев – 96%.
В 1938 году Немецкий район был ликвидирован.
Обострение международных отношений в Европе в 1930-х гг. вызвало дальнейшее ограничение прав немцев в Советском Союзе. В 1938 г. обучение в национальных школах было переведено на русский язык.
Крутой поворот в судьбе российских немцев произошел в 1941 г. Немцы были первым народом страны, обвиненным в измене и обреченным на положение внутреннего врага. 28 августа 1941 г. Президиум ВС СССР принял указ "О переселении немцев, проживающих в районе Поволжья". Постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) определяли районы расселения в Казахстане и Сибири, а также численность переселенцев. Так в Красноярском крае предписывалось расселить 21450 семей, на Алтае - 27150, в Новосибирской области - 28600, в Омской области - 24300 семей. Из Поволжья было выселено около 450 тыс. немцев. Республика была ликвидирована. Затем произошло выселение немцев из Крыма, Украины, Закавказья.
В сентябре 1941 года многие военнообязанные лица немецкой национальности были отправлены с фронта в тыловые части.
С начала 1942 года мужчины в возрасте от 15 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет, у которых дети старше 3 лет, были мобилизованы в так называемые рабочие колонны, позже получившие название Трудармия. Трудармия была расформирована только в 1947 году.
В 1945 г. начинается новое переселение немцев в Сибирь, коснувшееся тех, кто оставался на оккупированной территории. Депортировались в основном немцы из Прибалтики, Белорусской, Украинской и Молдавской ССР.
Серией законодательных актов было закреплено фактическое бесправное положение спецпоселенцев. Спецпоселенцы не имели права без разрешения спецкомендатуры НКВД отлучаться за пределы района расселения. Самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла за собой кару в уголовном порядке. Только в декабре 1955 года принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР “О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении. Однако полной свободы немцы не получили. Этот документ по-прежнему сохранял запрет на возвращение людей в родные места и не снимал обвинений в адрес целого народа. Только в 1964 году Указом Президиума Верховного Совета СССР с немцев были сняты обвинения в пособничестве фашистам.
Но унизительные ограничения не были сразу же сняты со спецпереселенцев. Процесс этот затянулся на десятилетия. Немцы опять пострадали больше всех. Ведь до сих пор не решен вопрос о восстановлении немецкой автономии, хотя в отношении других народов справедливость вроде бы восторжествовала. Если депортированные чеченцы, крымские татары, ингуши, калмыки в 50-е годы могли беспрепятственно возвращаться в родные места, то немцы право это получили гораздо позже – только в 1974 г.
После принятия в 1991 году Закона “О реабилитации репрессированных народов” была возрождена идея восстановления Немецкого национального района. 1 июля 1991 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР “Об образовании Немецкого национального района в Алтайском крае” национальный район был восстановлен. Шестнадцать поселков Хабарского и Славгородского районов с общей численностью населения в 20 тыс 700 человек были объединены в новое региональное образование, занимающее территорию в 1400 кв.км.
Религия
Конфессиональная структура немецких населенных пунктов Алтайского края является традиционной для российских немцев в целом. Здесь проживают католики и протестанты: лютеране, меннониты, баптисты, адвентисты. Подавляющее большинство общин являются протестантскими.
Лютеранство – одно из протестантских вероучений, основателем которого был Мартин Лютер (1483-1546). Первые религиозные общины и церковные школы немцев в Сибири были лютеранские.
Меннониты являются последователями нидерландского реформатора Менно Симонса, родоначальника одного из наиболее радикальных направлений западноевропейского протестантизма. Основной принцип этого вероучения – отмежевание и отречение. Это включает отказ от крещения несовершеннолетних, от насилия, от притязаний на светскую власть в любой ее форме и др. Меннонитов иногда называют «золотой ветвью» немецкой иммиграции в Россию. Они рассматривали себя в качестве богоизбранного народа, объединенного в «общину святых». Опыт работы для них является проявлением воли божьей. Трудолюбие – как осуществление божьей заповеди «в поте лица своего возделывай хлеб свой». Сплоченность и солидарность – как соблюдение заповеди «люби ближнего своего, как самого себя». Вся жизнь меннонитской общины – приближение к апостольскому изречению – «Вера без дела мертва». Меннониты предъявляли строгие требования к чистоте вере и соблюдению религиозных обрядов и ритуалов. Отлучение от меннонитской церкви означало лишение всех прав меннонитов и изгнание из колонии. Одновременно членом меннонитской общины мог стать любой из своей этнической среды, кто принял крещение по вере.
Баптисты имели в России право на свободное вероисповедание. Они оказались общиной, в которую к ХХ в. влилось значительное число немцев других конфессий – лютеран, меннонитов и др. Баптисты отказались от ряда обрядов: поклонения кресту и иконам, крестного знамения, крещения новорожденных и др. Запрещены употребление алкоголя и табака, аборты. Баптисты крестят во взрослом возрасте, начиная с 16 лет. Креститься может даже грешный человек, ему достаточно перед крещением покаяться. Самым большим грехом (кроме самоубийства) считается аборт, но покаянием можно искупить и этот грех. Баптисты считают, что несмотря на то, судьбу человека предопределяет Бог, своим поведением, истинной верой ее можно изменить.
Адвентисты седьмого дня— одно из вероисповеданий протестантизма, возникшее в XIX веке. Наиболее характерные отличительные черты вероучения — убеждение о необходимости соблюдения всех Десяти заповедей и вера в близкое Второе пришествие Иисуса Христа.Суббота для адвентистов священный день. В этот день они не работают, а посвящают себя размышлениям, чтобы приблизиться к мудрости Бога. Адвентисты не верят в бессмертие души, а также в то, что душа после смерти сразу уходит в рай. Они строго соблюдают запреты на употребление алкоголя и свинины. Перед причащением у них происходит омовение ног: женщина моет ноги женщине, мужчина - мужчине. Причащаются адвентисты не вином, как все остальные христиане, а виноградным соком и пресным хлебом (тесто для него изготовляют на оливковом масле).
Для немцев Алтая характерна высокая степень религиозности по сравнению с окружающим населением. Религия традиционно играет значительную роль в духовной жизни сибирского немецкого села. После переселения немецкие крестьяне в первую очередь строили здание церкви или молитвенного дома. В годы советской власти, несмотря на гонения со стороны властей, не удалось искоренить в среде алтайских немцев приверженность к религиозной вере и традициям.
В первые годы после установления советской власти отношение к церкви и верующим в национальных районах можно охарактеризовать как терпимое. Несмотря на то, что главный антирелигиозный указ, нанесший непоправимый удар положению и роли церкви в обществе - декрет "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" - вышел уже в январе 1918 г., в первые годы советской власти к религиозным организациям и церквям национальных меньшинств не применялись какие-либо административные меры жесткого характера.
С конца 1920-х гг. определяющим лозунгом в политике государства по отношению к церкви стал лозунг Союза Воинствующих Безбожников, своего рода карательного органа по отношению к религиозным организациям, который гласил "Религия – тормоз социалистического строительства и пережиток капитализма". В это время верующие не могли открыто посещать молитвенный дом и собирались по домам. В 1928 г. были запрещены журналы меннонитов "Unsere Blatt" и лютеран "Unsere Kirche". Многие религиозные деятели были арестованы. 1930-1950-е гг. информаторы характеризуют как период "подполья". Религиозная деятельность преследовалась советской властью. Лишь с конца 1950-х – начала 1960-х гг. начинается медленный процесс возрождения религиозных общин. Для 1970-х гг. характерной чертой является активная миссионерская деятельность баптистов.
С конца 1980-х гг. отношение власти к религиозным общинам изменилось. Верующие получили возможность иметь молитвенный дом или церковь и открыто их посещать. Чаще всего помещение для молитвенного дома покупалось на средства общинников или при финансовой поддержке религиозных центров Германии. В настоящее время в каждом немецком селе действует религиозная община, чаще всего не одна. Причем не обязательно это общины разных течений. Распространенным вариантом является сосуществование в одной деревне, например, двух баптистских общин.
Таким образом, современную ситуацию в религиозной сфере алтайских немцев нельзя охарактеризовать однозначно. С одной стороны, возрос интерес к религиозной жизни, общины действуют более активно, улучшилась их материальная база (сказывается помощь из Германии и других стран). Но, с другой стороны, большинство общин малочисленны. В основном, в деятельности религиозных общин принимают участие женщины старших возрастных групп. Хотя в последние годы предпринимаются активные попытки привлечения к религии молодежи. В целом, принадлежность к религиозной общине воспринимается большинством алтайских немцев как неотъемлемая черта этнической идентичности.
ХОЗЯЙСТВО И ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ЗАНЯТИЯ В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX В.
ЗЕМЛЕДЕЛИЕ
Основной причиной переселения немцев на Алтай являлось малоземелье в колониях Европейской части России. Переселенцы получали на новых землях по 15 десятин на мужскую душу. Обрабатывали столько земли, на сколько хватало сил.
Когда у отца, хозяина участка, вырастали сыновья, они могли отделиться от хозяйства отца, тогда из отцовского надела выделялся участок земли сыну. Когда у него рождались свои сыновья, то из специального государственного фонда свободной земли в другом месте выделяли новый участок. Но избыток земли был не во всех селах, особенно в меннонитских. Часть земли оставляли под общее пастбище. Многие были вынуждены уехать из села.
Основной зерновой культурой, выращиваемой немцами, была пшеница ("вайц"). В селе Боронск выращивали в основном пшеницу, меньше рожь ("корн"), только озимую.
Выращивали раньше кукурузу, которая по сравнению с современной была меньше, стебель ниже, початок меньше. Кукурузу ("вельшкорн") привезли переселенцы с Украины. Выращивали ее много, в основном на корм лошадям и свиньям. Так же немецкие переселенцы выращивали просо ("херсе", "хиж"), ячмень ("кершт"), овес ("хафер"). Ячмень и овес использовали в основном на корм скоту.
Картофель сажали как в поле, так и в огороде возле усадьбы.На огороде сажали морковь, лук, тыкву, чеснок, лук. Обычно на огороде была бахча. На бахче росли арбузы, дыни. Бахчу никогда не поливали - "бахча не любит много дождя". Обычно был хороший урожай бахчевых культур - арбузы, дыни целыми бричками возили на продажу, например в Славгород. На поле сажали подсолнечник ("сунроузе"), из которого делали подсолнечное масло. Выращивали свеклу ("рибе"), из которой делали свекольный мед ("рибхонихь"). Выращивали также табак, обычно немного - полдесятины. Табак был трех сортов: турецкий, русский и немецкий. Последний сорт использовали для трубок. В материнских колониях выращивали гораздо больше разных сельскохозяйственных культур, а на Алтае это было невозможно из-за более суровых климатических условий.
Посевы обязательно пропалывались, даже пшеница. Пололи, обычно, дети с 7-8 лет, с ними отправляли одного взрослого. Когда на участке возделывались подсолнечник или картофель, земля хорошо очищалась, так как их было легче полоть, чем зерновые, кроме того, картофель еще окучивался, и земля дополнительно разрыхлялась. При прополке использовались тяпки "хаг". Кроме тяпки использовались "стругалки", по-немецки "шува". "Шува" представляла собой широкий металлический нож, соединяющийся с черенком под тупым углом, как бы выступая вперед. Раньше немцы пололи только "шувой". Поливали только огородные культуры: капусту, помидоры, огурцы и т.п.
Хлеб косили лобогрейками - "мелмашин". На лобогрейке сидел человек и откидывал скошенные колосья. Скошенный хлеб собирали в копны, потом везли на телегах домой на двор. Как рассказала Унру А.Я., вслед за лобогрейкой шли девушки с граблями, которые собирали скошенный хлеб в валки. Через сутки, на следующее утро валки собирали и на арбах везли на усадьбу. Также могли вязать и снопы. При уборке хлеба, как только появлялись дождевые тучи, работу прекращали, чтобы скошенный хлеб не намок, так как потом его трудно было высушить. Молотили на токах во дворе специальным большим ребристым камнем весом в полтора-два центнера, который лошадь, или две, тащила по кругу по разложенным колосьям. Место для тока заранее готовили - зачищали, срезали бугры, поливали водой, утаптывали, утрамбовывали. Пшеницу раскладывали по кругу, в центре стоял человек, который водил под уздцы лошадь. Обмолоченную солому ("штро") собирали граблями, а зерно сметали в кучу, потом на веялках - "фухтель", которые представляли собой барабан с лопастями внутри, очищали. Для молотьбы использовались также машины - "ворфмашин". Обмолоченную пшеницу могли веять на ветру с помощью специальной лопаты "ворфшауфель". Для рушения проса применялась просорушка. Просорушка представляла собой деревянный бочонок, вкопанный в землю, в него вставлялся поршень, рабочая поверхность которого была оббита железными скобками. К поршню крепился рычаг, при надавливании на который поршень то опускался, то поднимался.
Хлеб и другие продукты возили на продажу на ближайшие крупные рынки, где его скупали купцы. Так, из сел в районе Тельмано, возили в Славгород, Камень-на-Оби, Бийск, из Николаевки возили в Кулунду и Камень-на-Оби. В этих городах немецкие крестьяне могли взять в кредит сельскохозяйственные машины, а потом расплачивались зерном нового урожая. Если у крестьянина не было в хозяйстве достаточного количества лошадей для работы, или не было машины, он мог взять их в аренду у богатого односельчанина. За это "бедняк" должен был отработать у богатого: скосить сено, что-нибудь отвезти и т.д. Родственники или соседи, имевшие одну-две лошади, могли объединиться и делать определенные работы по очереди, помогая друг другу. Богатые крестьяне (особенно в меннонитских деревнях) также широко применяли труд батраков - "арбайтер", "обэда" .
ЖИВОТНОВОДСТВО
Переселенцам разрешали везти с собой скот, но после долгого пути у многих лошади пали. В Кулундинской степи кочевали казахи с табунами лошадей, у которых немцы могли купить или "взять в найм" лошадей для пахоты целины. Летом на краю села строили общий загон для лошадей, где жители села все вместе держали лошадей во время полевых работ. Коров держали для получения мяса, молока, масла. В основном эти продукты производили для собственного потребления, но могли и продавать. Поволжские немцы часто использовали в качестве тягловой силы быков.
В среднем хозяйстве держали обычно одну-две свиноматки и одного кабана-хряка . Свиноматка могла принести за один раз 9-13 поросят. Поросят держали круглый год, чтобы в любой момент было свежее мясо. Свиноматку резали после того, как она поросилась два-три раза, так как со временем количество приплода уменьшалось. Свинья поросилась раз в год, гуляла через год. Поросной свинья ходила три месяца, три недели и три дня, к этому сроку ей готовили место. Кабана держали два-три года.
Поросят держали на мясо один год: осенью возьмут, год откармливали и на следующую осень забивают. Сейчас обычно держат по полгода, берут с осени на весну, или с весны на осень, и забивают два раза в год. Так, в хозяйстве Беккера Д.Ф., на забой держат две свиньи и бычка. Сейчас поросят кормят "дертем", молотой, запаренной пшеницей, раньше в основном варили картошку, тыкву. Мясо забитой скотины продавали, или сами употребляли - замораживали, коптили или делали колбасу "кохвашт".
Овец в среднем хозяйстве держали по 15-20 голов овцематок и двух баранов - "бок". Матку держали два-три года, если молодая овца приносила 2-3 ягненка, ее оставляли на следующий год, в противном случае, чаще всего резали. Зимой баранов держали отдельно от овцематок, спаривали их так, чтобы приплод приходился к весне. В селе Тельмано держали сибирских овец, которых приобретали у казахов. Стригли их один раз осенью перед забоем. Резали овец обычно после того, как устанавливались морозы.Если овцу оставляли на шубу - резали раньше, чтобы мех был не очень длинным и не скатывался. Выделывать шкуры для изготовления шуб местные немцы умели сами.
Иногда держали кроликов - "штальхазе", как на мясо, так и на шкурки, из кроличьих шкурок шили шапки. Для корма свиней приготавливали "дерт", "шорт" из отходов от помола зерна на мельнице. Дертом кормили также других животных, особенно зимой, но больше овсом, прежде всего лошадей.
Пастбища вокруг села были общие, а сенокосные угодья у каждого хозяина были свои. Под сенокосами была общая земля, непригодная для пашни - возле озера, солонцы. Пастбища в основном, также были на солонцах. Пасти скот начинали в начале мая, и пасли до снега, примерно в начале ноября. Когда уже было холодно, и на полях лежал снег, скот загоняли в зимние стойла. В пастухи нанимались те из переселенцев, кто был беднее, либо казахи. Жители села договаривались с пастухом об оплате: пастух должен был за определенную цену пасти скот с такого-то по такое-то число, а если погода позволяла пасти дольше, то пастуху доплачивали. Обычно пастбище находилось в 2-3 км от деревни. Сено косили один раз за лето, в начале июля, второй раз косить у крестьян уже времени не было: мешала уборочная страда. Косили траву косилками. По оврагам и околкам, где нельзя было пройти косилкой, косили косой. Скошенное сено собирали в копны, потом - в стога и только после того, как сено подсохнет, его на телегах везли домой. Крестьяне следили за тем, чтобы сено не пересохло на поле, в то же время старались, чтобы скошенное сено не попадало под дождь, как только появлялись дождевые тучи, косить прекращали. Сено хранили в сеновалах на усадьбе. Сеновал представлял собой раньше большой, высокий сарай.
ПРОМЫСЛЫ И НЕСЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ЗАНЯТИЯ
Практически в каждой меннонитской деревне была своя мельница. Молоть зерно на них возили со всех деревень, где не было своих мельниц.
В деревне Хорошее существовала паровая мельница, владел которой местный богатый крестьянин Герцен. По словам информаторов, на мельнице был дизельный двигатель. Молоть на эту мельницу привозили зерно со всех окрестных деревень. За помол зерна хозяин брал "гарц" - некоторую долю в 10-15 килограмм с центнера муки. В селе Тельмано имелась ветряная мельница, которой владел богатый крестьянин. Сюда также возили зерно со всех окрестных деревень, с хозяином расплачивались зерном. Как рассказала Фогель П.Е., ветряная мельница в Хох-хейме стояла в низине, ветров сильных почти не было, и мельница молола медленно, поэтому зерно возили в Славгород, где была паровая мельница.
Помимо ветряных и паровых мельниц были распространены ручные мельницы - "рушилки" ("хандмиль"), которые использовались, когда нужно было намолоть немного муки или дробленки на один раз суп сварить, хлеб испечь - когда на большую мельницу не имело смысла ехать. Ручные мельницы часто использовались во время Великой Отечественной войны. Такие рушилки представляли собой два больших, толстых березовых чурбана, в один вбивался стержень, в другом делалось отверстие, эти части соединялись. Трущиеся поверхности жерновов оббивались металлическими скобками.
Для изготовления подсолнечного масла семена подсолнечника давили на масломельницах -"ейлимиль". Такие маслодельни были в основном у богатых. Расплачивались за выжимку масла с хозяевами маслоделен маслом или деньгами. Из свеклы готовили свекольный мед "рибхонихь". Как рассказала Кучер О.А., свеклу чистили, варили, потом давили на специальном прессе. Пресс представлял собой стол размером 60 х 60 см в виде корыта с отверстием для слива сиропа, сверху и снизу корыта пропускались доски, соединенные болтами: верхняя доска являлась опорой для винтов, которые упирались в щит, под которые клали свеклу. При затягивании винтов, щит давил на свеклу, выдавливая сироп, который стекал по сливу в ведро. Отжатую свеклу использовали на корм скоту. Полученный после отжима сок, выпаривали, варили в специальных котлах "кезель", встроенных в печь. Сироп выпаривали несколько суток, чтобы он загустел. По словам информатора, из 10 литров сиропа после выпаривания получалось 3 литра меда. На зиму выпаривали для семьи 5-6 ведер свекольного меда, он использовался для собственного потребления.
Продукты из молока и мяса производили, в основном, для собственного потребления, но излишки могли и продавать. Например, из Боронска возили продавать масло на базар в Суетку.Как рассказала Беккер М.А., в Боронске для изготовления мясного фарша использовали мясорубки, привезенные еще из Поволжья. В колбасный фарш добавляли для вкуса соль, перец. Фаршем наполняли кишки животных, для этого использовался " вошприц", представлявший собой полую трубку из жести, сужающийся к одному концу, в другой вставлялся поршень. На узкое горлышко надевалась кишка, и фарш выдавливался поршнем. Набитые фаршем кишки потом варились или коптились.
Кожаные изделия - сбрую, хомуты и т. п., немцам сначала продавали казахи, которые хорошо умели выделывать кожу. Казахи могли купить в немецкой деревне "худую" лошадь, зарезать ее, а кожу выделать. Также казахи могли приехать в деревню, где-нибудь остановиться, и немцы шли со своим материалом к ним делать заказы. Иногда к казахам в помощники шли немцы, которые учились выделке кожи. Со временем в селе появились свои мастера кожевенного дела.В поселке Боронск выделывать кожу умели 2-3 человекаШкуру "хаут" обмазывали специальной закваской. Эту закваску, которую называли "опарой" делали из дробленного зерна, муки, дрожжей в специальных кадушках "штенер". Квасили шкуру 6-7 дней, пока шерсть с внешней стороны совсем не отойдет. После этого шкуру растягивали и зачищали тупым ножом - собирали мездру с внутренней поверхности и шерсть с внешней, промывали, сушили и мяли на барабане "хаутпрехер".Этот барабан представлял собой два вкопанных в землю толстых столба, расстояние между которыми было примерно 20 см. На палку наматывали шкуру, палку вставляли между столбами, и два человека, взявшись за концы палки, опускали и поднимали палку, "мяли" кожу. После этого кожа становилась мягкой, из нее делали уздечки, вожжи, хомуты, обувь. Для этих целей использовали шкуры крупного рогатого скота, лошадей. Овечья и баранья кожа была толще, и поэтому шкуры этих животных использовались только для изготовления тулупов. Шкуру баранов и овец на тулупы обрабатывали почти также: намазывали опарой, но не квасили в кадушке, а складывали в рулон так, чтобы шерсть не намокала. После очистки мездры и просушки внутреннюю сторону шкуры мяли на барабане.
Широко было распространено изготовление традиционной обуви, которая называлась "шлёры". Шлёры состояли из подошвы, которая делалась из березы, тополя и куска кожи, прибиваемого на носке. Пошивом шлёр обычно занимался определенный человек - "шоста", сапожник. Заказчик нес сапожнику свою кожу и платил ему за работу обычно продуктами - крупами, маслом, молоком, иногда деньгами. Этой работой сапожник занимался в свободное от основных занятий время.
В немецких деревнях возле озер, где была особая глина, часто были свои гончары "тепмахер", "топмоке". В некоторых деревнях были мастера, умевшие катать валенки - пимокаты "борштевельвольте". Этому ремеслу немцы научились у казахов. Шерсть на валенки стригли с грубошерстных овец осенью, когда шерсть была еще мелкая. Перед тем как катать, шерсть теребили - "разрывали на мелочь". В Николаевке не было "теребахи", теребить шерсть возили в соседнюю русскую деревню. "Теребаха" представляла собой два (или более) барабана, обтянутых сеткой с металлическими зубцами. Шерсть пропускали через вращающиеся барабаны, и зубцы, цепляясь за шерсть, разрывали ее. Потом шерсть скатывали в горячей воде. Сначала из шерсти делали пласт, который скатывали в трубку. В том месте, где должна была быть пятка, оставляли больше места. В образовавшуюся трубку вставляли колодку и обтирали руками, уплотняли - придавали форму. После этого валенки ставили сушиться.
Для отопления жилищ изготавливали кизяк - "мист". Навоз смешивали с соломой и с помощью лошадей замешивали. Эту массу оставляли сохнуть, потом нарезали на кирпичи. Дерево было очень дорогим для топки, ближайший лес находился зачастую километров за двести, поэтому древесину использовали только для строительства, топили в основном кизяком, а также соломой или полынью.
Таким образом, ведущими процессами в хозяйственной сфере были процессы адаптации переселенцев к природно-климатическим условиям Алтая.
КАЛЕНДАРНАЯ ОБРЯДНОСТЬ
В календарной обрядности немцев Алтайского края, как и немцев Сибири в целом, непротиворечиво сочетаются и древние языческие элементы, и более поздние христианские напластования. Основу календаря составляют, безусловно, церковные праздники. Все религиозные праздники отмечались в кругу религиозной общины. Устраивались праздничные молитвенные собрания и церковные службы. Из праздников, не имеющих никакой связи с христианским календарем, можно отметить лишь праздник по случаю убоя скота – "шлахфест" (Schlachfest). Считалось, что именно после этого праздника наступает зима. Шлахфест не имел точной даты. Этот праздник,завершающий осенний цикл обрядов, можно считать границей между осенью и зимою.
Главным праздником зимнего периода и календарного года в целом у немцев Алтая было Рождество (Weihnachten), которое отмечалось 25 декабря. Рождеству предшествовал период подготовки - Адвент (Advent), включавший четыре воскресенья, то есть три полные недели и от одного до шести дней, в зависимости от того, на какой день приходилось Рождество. Время Адвента рассматривалось немцами в первую очередь как период духовной подготовки к празднованию Рождества: пост и покаяние должны были привести к очищению души и отвести зло от приближающегося нового года. Во время предрождественского поста немцы-католики отказывались от употребления мяса и других продуктов животного происхождения. С той же целью очищения немцы тщательно чистили и мыли свои дома, обязательно их белили, приводили в порядок двор и хозяйственные постройки. Все домашние работы должны были быть закончены до Рождества. Во время Рождества и следующей за ним рождественской недели (с 24 декабря по 1 января) немцы строго соблюдали основной ритуальный запрет - не осквернять праздничного времени работой. По поверью, нарушивших запрет, ожидали различные несчастья.
Немцы на Алтае также соблюдали древний церковный запрет – жениться во время Адвента. На время Адвента увеличивалось количество молитвенных собраний. В канун Рождества в немецких домах устанавливали и украшали елку (Christbaum, Weihnachtsbaum). Кроме того, у немцев на Алтае сохранился архаичный обычай украшения домов ветками лиственных деревьев. Рождество было прежде всего праздником семейным. Вся семья собиралась вместе на так называемый "Святой ужин".
После рождественского ужина вся семья собиралась у елки и пела "Stille Nacht, heilige Nacht" ("Тихая ночь, святая ночь") - песню, которую в Рождество поют немцы во всех странах мира. Кроме этого, пели и другие рождественские песни, например, "Der Christbaum ist der schonste Baum" ("Дерево Христа - самое прекрасное дерево") На Рождество был широко распространен обычай обмениваться подарками. Основным дарителем детей у немцев на Алтае Дитя Христос - Кристкинд (Christkind), в роли которого выступала девушка в белой одежде. В руках у нее был прутик, которым она наказывала непослушных детей. Чаще всего Кристкинде сопроводжал Пельцникель (Pelznikel) или Рупрехт (Ruprecht) - устрашающий персонаж, основным средством ряжения которого был вывернутый мехом наружу тулуп. Он был подпоясан цепью, штаны выворачивали наизнанку и одевали поверх валенок.
У меннонитов подарки детям дарил рождественский человек – Вайнахтсман (Weihnachsman), одежда которого повторяет наряд Пельцникеля. Новый год (Neujahr) по представлениям немцев Алтая являлся менее значительным праздником по сравнению с Рождеством. Встреча Нового года имела общественный характер, было принято ходить в гости и принимать гостей. Новогодний ужин, как и рождественнский, был обильным и сытным. В новогоднюю ночь по улицам немецких сел ходили ряженые: чаще всего Пельцникель в сопровождении спутников, лица которых закрывали маски. Наиболее распространенными были маски медведя и быка. На Новый год писали пожелания - новогодние записки "нойясцетль". Писали несколько желаний, которые загадывали на наступающий год, и клали бумажки с пожеланиями под подушку. Утром первую бумажку доставали и читали вслух - желание должно сбыться. Также на Новый год писали записки любовного содержания, которые бросали во двор любимой девушки или парня. Гости в Новый год приходили с поздравлениями - виндшами, имевшими характер благопожеланий.
Кроме того, в новогоднюю ночь по домам ходили кампании молодых парней и девушек, которые также рассказывали виндши и получали за это угощение. Утром 1 января по домам с пожеланиями ходили дети. Гости обсыпали хозяев зерном. В момент встречи Нового года в деревне устраивался большой шум. Стреляли из ружей, стучали палками, громко кричали. Также было принято стрелять и стучать палкой перед тем, как войти в дом.
Рождествнско-новогодний цикл заканчивался Праздником трех королей или Большим Новым годом (6 января) - христианский праздник Крещения или Богоявления. В этот день дети ходили в гости к родственникам, где их угощали конфетами, печеньем, давали мелкие монеты. К этому дню католики и лютеране освящали мел и писали им с внутренней стороны входной двери в левом верхнем углу (чтобы было видно, когда откроют дверь) инициалы имен трех королей (C + B + M) и дату наступающего года. Сретенье (Maria Lichtmess) 2 февраля можно считать предвестником весны. В этот день было принято измерять продовольственные запасы: хватит ли их до весны. Празднование Масленицы (Fastnacht) не было широко распростаранено у немцев Алтая. Отдельные масленичные обряды сохранялись лишь у немцев католиков и лютеран. Тем не менее, с 1950-х – 1960-х гг. немецкое население Алтая активно принимает участие в праздновании Проводов русской зимы. То, что праздник Проводов русской зимы удачно вписался в быт немецкого населения Сибири, явилось следствием сходства масленичной обрядности русских и немцев. Праздничные действия включали в себя сожжение соломенного чучела зимы, катание с гор и на лошадях, обильное угощение. Причем наряду с блинами, традиционным угощением на Проводах русской зимы у всех народов, немцы на Алтае готовили крепли, кухи и другую немецкую выпечку. Предпасхальный пост, традиции которого повторяют традиции Адвента, начинался за 40 дней до Пасхи. Католики употребляли только постную пищу: рыбу, терли редьку в квас. Мясо, яйца и другую пищу животного происхождения не ели. Наступление весны, а вместе с ней и тепла немцы на Алтае связывали с 25 марта - Благовещением (Maria Verkundigung). К этому дню хозяйки пекли фигурные пряники в форме птиц. Благовещение считалось значительным днем в жизни крестьянина. Во-первых, считалось, что в этот день можно предсказать погоду. Хорошая погода 25 марта предвещала хороший урожай. Во-вторых, после этого дня можно было начать подготовку к весенним полевым работам.
Самым главным весенним праздником у немцев была Пасха (Ostern), которой предшествовала страстная неделя. В католических и лютеранских селах с четверга на страстной неделе переставали звонить колокола, и время в деревне объявляли группы подростков, ходившие по улицам с трещетками. За это они получали вознаграждение в страстную субботу. Страстной четверг носил название зеленого. В этот день обязательными были щи из крапивы. Пятница отмечалась строгим постом. В субботу пекли пироги и булки к Пасхе, красили яйца. В страстную субботу перед церковью разжигали костер, на котором сжигали соломенное чучело Иуды. Ночью по домам ходил хор молодых парней, исполнявший под окнами религиозные песни. Католики и лютеране утром смотрели, как восходит солнце. Специально за три недели немцы высевали зерно пшеницы или овса. В проросшую зелень рано утром на Пасху укладывали яйца. На Пасху одаривали детей. Считалось, что подарки им приносит пасхальный заяц.
В воскресенье утром после завтрака все жители деревни шли на кладбище. На кладбище пели пасхальные песни, старший брат общины или пастор читал молитвы. После этого расходились по могилам родственников и тихо молились. С кладбища все расходились по своим домам, где готовились к религиозному собранию. В церкви или молитвенном доме собиралась вся деревня. Здесь договаривались с родственниками о визитах на понедельник. Пасхальный понедельник был днем визитов. Обязательным было посещение замужними дочерьми родителей.
Пасхальный обед, как и в любой праздничный день, отличался обилием блюд. На первое подавали куриный суп с лапшой. Лапшу к праздничному обеду начинали готовить заранее. Также на пасхальном столе обязательно были яйца, сыр, масло.
Через 40 дней после Пасхи праздновался церковный праздник Вознесения Христова (Himmelfahrt Christi). Считалось, что утром в Вознесение вода и растения приобретают целебные свойства. Поэтому те, у кого болели ноги до восхода солнца босиком ходили по росе. Также рано утром молодые женщины с детьми и девушки собирали траву для чая.
Троица была праздником, заканчивающим весенний цикл обрядности немцев Алтайского края. Накануне Троицы немецкие женщины наводили порядок в доме и во дворе. Обязательно украшали дом и двор распустившимися ветками березы и полевыми цветами. Их рвали обычно рано утром девушки и женщины. Ветки вешали над дверьми и окнами, по углам дома. На подоконники и столы ставили букеты из полевых цветов, чаще всего из ромашек. Ветки березы и цветы ромашки использовали и для украшения забора и хлева.
С Троицей было связано выяснение отношений между влюбленными. С этой целью использовали обычай установления майского дерева. В связи с этим необходимо отметить, что на Алтае, как и в Сибири в целом, на Троицу чаще всего устанавливали не общее для всей деревни майское дерево как в Германии, а ставили майские деревца перед домами любимых девушек. Майское дерево рассматривалось как символическая форма предложения. Обычно это было настоящее дерево, срубленное в лесу. Чаще всего для этой цели использовали березу. Ветки обрубали, зеленой оставляли только вершину. Ствол дерева украшали лентами, флажками, платками, как правило красного и белого цветов.
Очень часто установка майского дерева оказывалась нелегким делом. Вызвано это было тем, что одна девушка могла нравиться нескольким парням. Поэтому право посадить дерево перед ее домом доказывали с помощью кулаков. Кроме того, уже установленное дерево могли украсть соперники или просто деревенские парни без злого умысла, просто ради забавы. Поэтому влюбленный закапывал деревце глубоко в землю, часто укреплял его тяжелыми цепями. Парень всю ночь до утра сидел в засаде, охраняя свое дерево от нападений. Часто возникали настоящие потасовки.
Однако гораздо большим ударом для парня оказывалась выставленная в ответ на его дерево корзина. С помощью пустой корзины девушка давала понять, что не отвечает взаимностью. В таком случае оскорбленный влюбленный мог отомстить. И тогда у ворот дома, в котором жила девушка, появлялась куча мусора или навоза, а поутру можно было обнаружить, что ворота измазаны дегтем. Это считалось страшным позором. Поэтому девушке, отвергнувшей любовь парня, приходилось охранять свои ворота всю ночь напролет.
На Троицу молодежь устраивала различные проказы. Для развлечения переворачивали скамейки или уносили их к соседнему дому, скидывали в кювет, выливали воду из бочек. Также как и в ночь на Праздник трех королей, снимали калитки с петель, засоряли печные трубы. Как правило, эти действия воспринимали как шутку. Однако, если стены дома оказывались испачканными яйцами, то это рассматривалось как оскорбление. Обычно яйца бросали в дома людей, нелюбимых в деревне за злой характер или в том случае, когда у бросавшего имелась какая-то личная обида на хозяина дома.
Рано утром на Троицу до восхода солнца устраивался обход полей с молитвами о плодородии. В торжественной процессии принимали участие все жители села. На полях молились, читали отрывки из Евангелия. Пастор или старший брат общины окроплял водой посевы и участников обхода.
Обрядность летне-осеннего цикла беднее зимней и весенней. Во многом объясняется это тем, что лето и осень - самый напряженный период трудового сельскохозяйственного года, связанный с обеспечением крестьянина и его семьи в течение длительного времени, вплоть до сбора урожая следующего года. Главным летним праздником у немцев был День святого Иоанна - 24 июня. В этот день немцы жгли костры. Место для костра по традиции выбиралось на возвышенности. Распространенным было поджигание колеса, укрепленного на шестах. Огонь и дым обладали особыми целительными свойствами. Парни и девушки парами прыгали через костер. Девушки гадали в этот день о замужестве c помощью венков из полевых цветов - Геханекранц. Такой венок вешали на дверях дома, между рамами окон, выходящих на улицу. По поверью, 24 июня особой целительной и чудодейственной силой обладали травы и цветы, собранные в эту ночь. Особые целительные свойства приписывались 24 июня и воде.
Летних обычаев, непосредственно связанных с заботой об урожае, у немцев в Сибири не много. Самыми распространенными были действия, направленные на "обеспечение" хорошей погоды, необходимой для созревания богатого урожая. Для вызывания дождя немцы ходили могилы родственников, которые окропляли водой. Осенний цикл обрядности в силу природно-климатических условий укорочен и соответствовал лишь периоду уборки урожая. Главный осенний праздник - Праздник урожая (Erntdankfest). Этот праздник имел съезжий характер. В нем принимали участие гости из соседних деревень. Отмечался он обычно в конце октября - начале ноября. Церковь или молитвенный дом украшались лучшими плодами нового урожая, венками из колосьев пщеницы. Эти уборочные или жатвенные венки изготавливались заранее из колосьев последнего снопа. Их хранили на чердаке. Считалось, что они защищают от злых сил и несчастий. Такие венки во многих селах Алтая плетут до настоящего времени. Устраивался коллективный обед, которому придавалось большое значение. Он считался кульминационным моментом праздника.
В советское время общественные формы исполнения календарных обрядов были в основном утрачены. Это связано с религиозными гонениями со стороны властей. Однако полного исчезновения традиционной обрядности не произошло, так как обряды и обычаи стали исполняться в семейном кругу.
Активно стали отмечать в годы советской власти Новый год. Как правило, празднование Нового года происходило в школе, так как именно школа традиционно являлась культурным центром немецкого села. Кроме календарных праздновали в немецких селах и международные праздники, одним из любимых праздников был День международной солидарности трудящихся 1 Мая. Тем более что дата праздника совпадала с традиционным немецким праздником весны, традиции которого были утрачены в Сибири, но сохраняются до настоящего времени в Германии.
С очень большим размахом немцы на Алтае стали с 1950-х гг. отмечать праздник Проводов русской зимы.Заключение.
Русские немцы на Алтае сумели сохранить свою национальную культуру, самобытность, память о историческом прошлом, не смотря на все трудности. Немецкий Национальный район продолжает развиваться: строятся новые фермы, дома, школы, восстанавливаются разрушенные хозяйства. Многие семьи, уехавшие в 90-е годы в Германию, возвращаются обратно. Все это говорит о том, что русские немцы продолжают развиваться как этнос.

Приложенные файлы


Добавить комментарий