Реферат


Синтаксические функции обобщающих слов
Л. Р. Мирсиапова
В синтаксисе значительное место занимает вопрос о предложениях с обобщающими словами при однородных членах. Такие предложения в грамматиках по русскому и тюркским языкам изучаются давно. Однако степень изученности данной синтаксической категории не одинакова в вышеуказанных языках. Например, в татарском языке нет единого мнения о синтаксической функции обобщающих слов. В школьных учебниках по синтаксису татарского языка однородные члены и обобщающее слово рассматриваются как одинаковые члены предложения [14, 84–92].
Цель данной статьи – дать краткую характеристику состояния и перспектив изучения обобщающих слов при однородных членах с выделением основных проблем и векторов исследования, определить синтаксические функции обобщающих слов в разных позициях.
Фактическим материалом послужили художественные произведения татарских писателей.
На обобщающие слова при однородных членах ученые обратили внимание давно. Но в то же время по целому ряду вопросов высказываются самые противоречивые мнения. Во-первых, не получило еще общепринятого решения важнейшее положение о том, что представляет собой обобщающая единица. В русском языкознании по традиции утверждается, что обобщающее слово может не только следовать за однородными членами, но и предшествовать им. А в работах Е. М. Галкиной-Федорук высказывается другая мысль, что обобщающими словами «можно назвать лишь общие обозначения итогового характера, замыкающие ряд однородных членов предложения» [3, 343].
Однако сущность и виды отношений (синтаксические связи) между обобщающим словом и однородными членами как в русском языкознании, так и в татарском языкознании, да и в тюркологии в целом раскрыты недостаточно глубоко, а иногда и неточно. Например, в учебнике Н. В. Валгиной утверждается, что при препозиции обобщающих слов устанавливаются отношения пояснительные, а при постпозиции – собственно обобщающие [2, 512]. Русский исследователь В. И. Чуглов считает, что «и во втором случае устанавливаются отношения пояснения, а функция собственно обобщения выступает как одна из его частных функций» [10, 83–86]. В. В. Бабайцева считает, что обобщающие слова и однородные члены являются одинаковыми членами предложения и одновременно указывается, что однородные члены могут относиться к обобщающему слову как приложения [1, 256]. Но приложения, обозначающие признак предмета, и определяемое, обозначающее предмет как носитель этого признака, принято считать разными членами предложения.
Иной позиции придерживается А. Г. Руднев, отрицая понятие «однородные члены предложения с обобщающими словами», он резко выступает против отождествления однородных членов и обобщающего слова [6, 196]. Обратимся к следующему предложению, приводимому А. Г. Рудневым: И вода, и берег, и туча – все сливалось в непроницаемый мрак (Л. Толстой). Подлежащим здесь является только местоимение все. Сказуемое согласуется с ним по смыслу, по форме в роде и числе. С подлежащим все, в свою очередь, согласуются в падеже обособленные приложения и вода, и берег, и туча, раскрывая и наполняя его конкретным содержанием.
Само собой разумеется, «однородные члены предложения» в таких случаях не могут отвечать и не отвечают на тот же вопрос, что и обобщающее слово. Не отвечают потому, что «к обособленному приложению ставится вопрос в данном случае от подлежащего все, а не от сказуемого». К такому же выводу приходит В. В. Химик: «Однородные члены и обобщающее слово – разные члены предложения» [9, 99–101]. Он считает, что «в случае препозиции к однородным членам слова со значением общего следует считать его не обобщающим словом, а уточняемым членом предложения, однородные члены, в свою очередь, уточнениями; в случае постпозиции слова со значением общего последнее является обобщающим словом, а однородные члены – конкретно-обобщаемыми членами предложения». Итак, В. В. Химик в случае препозиции четко определил функции обобщающего слова и однородных членов, а в случае постпозиции неясно: «Нерешенным остается вопрос о квалификации в рамках предложения однородных членов при постпозитивном положении обобщающего слова» [9, 99–101].
М. И. Сапожников считает, что «между обобщающей единицей и рядом однородных членов устанавливается пояснительная связь: при препозиции обобщающей единицы поясняющим элементом является ряд однородных членов, а при постпозиции – сама обобщающая единица» [8, 23].
В работе М. Н. Прадина главное внимание уделяется грамматической функции обобщающих слов, говорится об отношении конструкции с обобщающими словами к некоторым близким синтаксическим конструкциям (с пояснением, уточнением и приложением), конструкция с обобщающими словами отграничивается от указанных синтаксических единиц. Автором ставится вопрос о первичности «обобщающих слов» [5, 24]. Это, по нашему мнению, не совсем неуместно. Автор это объясняет тем, что однородные члены могут употребляться и без «обобщающих слов». Да, однородные члены могут самостоятельно употребиться в роли любого члена предложения. И в этом случае они зависимы от главного (подчиняющего) слова (кроме подлежащего): определение или определяемое, дополнение или подчиняющее слово, обстоятельство или подчиняющее слово, уточнение или уточняемое и т. д. Они друг без друга не существуют. Да, обобщающие слова могут опускаться, тогда и пояснительное отношение исчезает. Однородные члены выполняют другие функции (кроме уточнения), т. е. функцию уточняемого: Иртәдән башлап кичкә чаклы балта һәм пычкы, китмән һәм көрәк куллардан төшмәде [13, 39]. Ср.: Иртәдән башлап кичкә чаклы эш кораллары : балта һәм пычкы, китмән һәм көрәк куллардан төшмәде.
В татарском языкознании обобщающее слово рассматривается лишь в связи с однородными членами, а при уточнениях, как правило, не упоминается. В синтаксических трудах татарского языка функция обобщающего слова и однородных членов рассматривается в зависимости от местоположения. В. Хангильдин считает, что однородные члены и обобщающее слово выполняют одну и ту же синтаксическую функцию. По его мнению, обобщающие слова в отношении к однородным членам выполняют роль приложения или пояснения, они могут занимать постпозицию и препозицию [16, 642]. М. З. Закиев пишет: «Если обобщающее слово и однородные члены являются одними и теми же членами предложения (постпозиция обобщающего слова), то поясняемое слово (препозиция обобщающего слова) и однородные члены не являются таковыми» [12, 258].
В работах Ф. Г. Галлямова в настоящее время однородные члены в татарском языке изучались как осложняющий элемент простого предложения. По его мнению, в случае препозиции обобщающего слова однородные члены выполняют роль уточнения, а при постпозиции – определения [4, 296].
И в русском языкознании до сих пор существует такая же точка зрения: «Обобщающее слово выполняет функцию того же члена предложения, что и составляющие сочинительный ряд» [7, 710]. На основании анализа имеющейся литературы можно сделать вывод о том, что проблема «обобщающих слов» по-прежнему остается актуальной, так как правильного ее решения пока не найдено.
Существующее в татарском синтаксисе мнение о том, что «однородные члены и обобщающее слово выполняют одну и ту же функцию», является неправильным, неточным [14, 84–92]. Эта ошибка допускается из-за того, что обобщающее слово и однородные члены относят к одному и тому же слову. По нашему мнению, между обобщающим словом и однородными членами установлено пояснительное (препозиция) или конкретизирующее (постпозиция) отношение.
В препозиции обобщающего слова однородные члены в первую очередь подчиняются обобщающему слову, а затем общему подчиняющему слову, потому что между ними пояснительное отношение. А в постпозиции обобщающего слова однородные члены подчиняются только ему и между ними – конкретизирующее отношение. Итак, между обобщающим словом и однородными членами существует не сочинительная связь, а подчинительная (пояснительное или конкретизирующее отношение). Кроме того, они и по смыслу не одинаковые. Семантика обобщающего слова равна сумме значений однородных членов. По этой причине они – не равноправные члены предложения и не могут выполнять одинаковой синтаксической функции. Для сравнения возьмем два предложения: 1) Берсе , Врангель дигәне, әнә хәзер дә әле, бөтен көче белән сугышып, халыкны кырдырып ята бит [15, 74]. 2) Берсе дә – Врангель дигәне дә, Деникин дигәне дә – Россиядә калмады [15, 156]. Здесь нет никакой разницы: слово берсе в обоих случаях уточняемое (в предложении – подлежащее), а следующие за ними слова – уточнения. В первом предложении оно выражено именем существительным, а во втором – однородными членами (именами существительными). Традиционно второе предложение анализируется так: уточняемое берсе дә и однородные члены Врангель дигәне дә, Деникин дигәне дә все выполняют одинаковую синтаксическую функцию – функцию подлежащего. По нашему мнению, однородность не должна влиять на синтаксическую функцию членов предложения.
Функции обобщающих слов и однородных членов следует определять в зависимости от их местоположения в предложении.
1. В препозиции обобщающее слово выполняет функцию любого члена предложения, а однородные члены выступают в роли уточнения, пояснения. Однородные члены поясняют содержание обобщающего слова. Они обычно употребляются в одинаковой грамматической форме. Эта особенность характерна только для уточнений.
2. Постпозитивное обобщающее слово с однородными членами также не может выполнять одинаковой синтаксической функции. Однородные члены и при этом подчиняются обобщающему слову. На это указывают аффиксы притяжательности 3-го лица единственного и множественного числа в обобщающих словах, а аффикс родительного падежа при однородных членах сокращен. В этом случае однородные члены, выступая в форме неопределенного падежа, выполняют роль определения в отношении к обобщающему слову: Шаһбаз, Гыйлаҗи, Фазыйл, Гали, мин – без барыбыз яшьтәшләр дип йөри идек [13, 45].
3. Обобщающие слова одновременно занимают и препозицию, и постпозицию. Однородные члены при этом выполняют двоякую функцию: в отношении препозитивного обобщающего слова выступает в роли уточнения, а в отношении постпозитивного – определения: Менә хәзер мин шуларның барысын да – диңгезен дә, тавын да, йөргән сукмакларны да, иснәгән чәчәкләрне дә – барысын да янадан күрәм, тик ул гына юк [11, 64].
Таким образом, можно еще раз подчеркнуть, что в татарском и русском языках однородные члены и обобщающее слово находятся в неравноправных отношениях логических и, главное, синтаксических, а значит, не могут быть одними и теми же членами предложения.
Список литературы
1. Бабайцева В. В., Максимов Л. Ю. Современный русский язык. Синтаксис. Пунктуация: в 3 ч. М.: Просвещение, 1987. Ч. 3. 256 с.
2. Валгина Н. С. Синтаксис современного русского языка. М.: Высшая школа, 1978. 512 с.
3. Галкина-Федорук Е. М., Шанский Н. М. Современный русский язык (синтаксис). М.: Изд-во МГУ, 1958. 343 с.
4. Галлямов Ф. Г. Синтаксис осложненного простого предложения в татарском языке. Казань: Изд-во КГУ, 2006. 296 с.
5. Прадин М. Н. Синтаксическая конструкция с «обобщающими словами» при однородных членах предложения: афтореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1967. 24 с.
6. Руднев А. Г. Синтаксис осложненного предложения. М.: Учпедгиз, 1959. 196 с.
7. Русская грамматика: в 2 ч. / АН СССР. М.: Наука, 1982. Ч. 2. 710 с.
8. Сапожников М. И. Обобщающие единицы в предложениях с однородными членами: автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 1985. 23с.
9. Химик В. В. О синтаксической функции однородных членов и обобщающих слов в осложненном предложении // Русский язык в школе. 1970. № 5. С. 99–101.
10. Чуглов В. И. Обобщающие слова и однородные члены // Русский язык в школе. 2003. № 6. С. 83–86.
11. Еники Ә. Без дә солдатлар идек. Казан: Тат. кит. нәшр., 1973. 113 б.
12. Зәкиев М. З. Хәзерге татар әдәби теле синтаксисы һәм пунктуациясе. Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1984. 258 б.
13. Ибраһимов Г. Әсәрләр. Казан: Тат. кит. нәшр., 1975. 3 нче том. 179 б.
14. Мифтахов Б. М. Татар теле синтаксисын укыту методикасы. Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1968. 136 б.
15. Мәһдиев М. Ачы тәҗрибә. Казан: Тат. кит. нәшр., 1993. 121 б.
16. Хангилдин В. Н. Татар теле грамматикасы: морфология һәм синтаксис. Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1959. 642 б.

Приложенные файлы


Добавить комментарий