Методический материал

Калинина Ирина Александровна
Учитель истории и обществознания МОУ СОШ № 2 г. Добрянка Пермского края.
Информация о себе: работаю в обычной средней школе, преподаю историю и обществознание. Активно занимаюсь краеведением, религиоведением, организацией исследовательской и проектной деятельности учеников. Разработала программу и учебное пособие по истории Добрянского края. Ежегодно провожу краеведческие викторины, краеведческие чтения, мемориальные конкурсы. Люблю путешествовать, проводить экскурсии, ходить в походы, особенно, если это все задумано и осуществлено вместе с детьми. Увлечена дистанционными формами работы: дистанционно преподаю историю в сельской школе, дистанционно провожу конкурсы, семинары, конференции. Являюсь организатором нескольких педагогических объединений, в центре внимания которых вопросы гражданского образования, духовно-нравственного воспитания, разработка урока с использованием новых педагогических технологий, миссия учителя в современной школе.



Пять школьных миров

23 года работаю в школе, но в период юношеского самоопределения учителем быть не собиралась. Более того, разговоры о работе в школе вызывали чувство тревоги, опасности и, даже страха. Как же при таком антиобразе Школы удалось оказаться в рядах российского учительства и сохранять преданность делу столько лет? Что держит в школе? Чем руководствуюсь, отправляясь на работу каждое утро? Закрадывались ли когда-либо ли дезертирские мыслишки? Как относится семья к твоей жертвенности на благо образованию? Попробую поделиться накопившимися за немалый педагогический срок мыслями. Попытаюсь быть искренней.
Заканчивая среднюю школу в брежневскую эпоху в небольшом уральском городке с очень музыкальным название Чайковский, о профессиональном выборе представления имелись самые смутные. То ли природная неуверенность, то ли не совсем блестящие, а порой и совсем скромные оценки в ученической ведомости, не позволяли всерьез задуматься о вузе. В мечтах же виделась студенческая жизнь. Но даже в самых сладких грезах о высшем образовании педагогике места не было. В школу? К детям? Ужас-то какой!
Воспоминания о школьном детстве имею не самые радужные. Отношения педагогов и детей были разными. Но ситуацию в школе-новостройке на окраине города представляют многие. Не буду смаковать подробностями, обрисую общую ситуацию: переполненные классы, несоответствующая стандарту мебель, неблагоустроенный район, «списанные» хулиганы с окрестных школ. Разухабистые подростки позволяли себе многое. За учителя, беспомощно стоявшего перед классом в 40-50 человек, было больно, обидно, стыдно.
Ситуация разрядилась лишь в 8-м классе. Появилась Она, подтянутая, строгая, умная, интересная, с ярко накрашенными губами. Урок истории, впервые тихо. Хулиганы вжали головы и слушают Аппассионату Бетховена, «любимое произведение Ильича». Затем первый в жизни настоящий поход, с ночевкой, со стихами, с песнями у костра. «Никто нас в жизни не может вышибить из седла, такая уж поговорка у майора была, - она читала так, что трогало до слез. Это мы потом узнали, что наша «историчка» была лучшим пропагандистом района (увидела случайно ее портрет в аллее Славы). Но дело-то было сделано. Все, что было раньше читано-перечитано, затмила История. Влюбленность в предмет доходила до такой степени, что ты до дыр перечитываешь учебник, чтобы Людмиле Владимировне за тебя не было стыдно, и чтобы просто ей понравится. Доверие росло. Она впервые вывела нас на сцену, организовала поездки, трудовые десанты.
Проведенный ею психолого-социологический анализ класса показал, что у меня имеются лидерские качества. Что ж, пришлось выступать от школы на городских комсомольских конференциях, исполнять должность старосты, а там и председателя школьного учкома. В результате «прожженная» троечница заканчивает 10 класс на 4 и 5. Как «продвинутую» ученицу она уговорила меня поехать учиться в Пермь. Я же, пережив две вступительные компании с большими усилиями, поступила.
5 лет как один день. Студенты-историки – это мир безграничного счастья, дружбы, доверия. Картошка, археологическая экспедиция, стройотряд. Профессора Оборин, Рахшмир, Кертман А потом, методист из института повышения квалификации просит поднять пятикурсников руки: «Кто собирается идти работать в школу?» Одна, две, три Из всех студентов курса ориентир на школу имели единицы. Что тогда руководило мной, поднявшей руку «Пойду в школу»?
Ключевым условием данного выбора считаю то, что к тому времени исчез страх перед школой, уже имелся опыт работы пионерской вожатой. Ведь, после первой неудавшейся попытки поступления, многоуважаемая Людмила Владимировна выросла из неоткуда и, проведя короткую, но эффективную беседу с растерявшейся горе-абитурриенткой сухо сказала: «Хочешь быть учителем, иди в вожатые». В учителя я особо не рвалась, но отказать любимому педагогу не смогла.
Год в должности старшей пионерской вожатой делает с человеком чудеса. Во-первых, прорезался голос. Дружина, знаете ли, из 43-х отрядов требует, чтобы тебя может не обязательно видно, но должно быть очень хорошо слышно. Во-вторых, семимильными шагами учишься тому, чему тебя ни в одном университете никогда не научат. Смотры строя и песни, смотры спортивной формы, смотры знаменных групп, конкурсы бального танца, фестивали агитбригад. Заодно и с комитетом комсомола связи надо уметь выстраивать. Школа комсомольского актива: с гитарой наперевес, с пирогом на голове, по заснеженной пустынной местности группа старшеклассников движется в неизвестном направлении в подшефную школу с милым название «Ваньки». День Пионерии: не важно, что у тебя ангина и температура под 39, все идем на посадку аллеи к 60-летнему юбилея Пионерской организации. И мысль выбивает азбукой Морзе только одну мысль: «Хочу учиться, пустите в университет».
Еще одним важным фактором, повлиявшим на согласие пойти в школу, стала уверенность, уверенность в своих интеллектуальных возможностях. Учеба на истфаке пробудила-таки тягу к знаниям, к науке. Приходилось наверстывать то, что проходило мимо ушей и оставалось незамеченным в школьную бытность.
Влияние оказал еще один опыт - педпрактика. Трудно переоценить воздействие своих первых уроков. Цвет педагогики, по моим тогдашним представлениям, трудился в Добрянской средней школе № 4. Поработать удалось с тремя историками, но какими Голосом диктора центрального телевидения вещала уроки Дина Семеновна, тонкий юмор и личное обаяние исходил от Натальи Григорьевны, заражала энергией и педантичностью легкая и динамичная Любовь Ильинична. Вместо положенных 1-2 уроков, успела провести 52. Апогеем стали внеклассные мероприятия в виде политпробега и пресс-конференции. О культуре стран Восточной Европы ученики говорили «языком» чардаша, миниатюр чешских авторов. Учителя откопали в своих семейных архивах видео из поездок в Польшу и Германию. В итоге все занялись планированием загранпоездок в братскую Европу.
А потом все было просто: «У вас есть ставка историка?», - «Найдем, приходите в августе». И началась трудовая деятельность в Добрянской школе № 2.
Первые 5 лет кажется, что ничего тебя в школе не держит. Учишься, вникаешь, отрабатываешь свой стиль преподавания. Работаешь и работаешь. Потом начинаются угрызения, а на своем ли ты месте? А может пора сменить работу? Ведь по законам психологии все надо менять каждые девять лет: передвигать мебель, менять имидж, может еще кое-что. Но нет. Женщина взвесит все иникуда не уйдет. Бросить детей, которых взяла в 5-м классе, как? Они попадут в другие руки? Позже узнала просто умопомрачительные факты. Заботливые классные руководительницы бегали на аборты, чтобы не прерывать своей незапланированной беременностью цикл классного руководства детей, доставшихся им на 7 лет. Эти семилетки, как крепостное право, и в хорошем, и в других смыслах, здорово удерживают женщин-педагогов. Хотя мужчины тоже проявляют высокую степень ответственности. Муж, бывший «соратник по цеху», перейдя, после девятилетнего труда в образовании, на новое место, еще несколько лет совмещал работу с преподаванием дабы «довести» детей до выпускного.
Доводят. Но сердобольны6е завучи и пронырливые родители вступают «в связь» с учителем и уговаривают его еще и еще взять часы, взять параллель, взять ну «хотя бы сильный класс». И учителя выводят свой педагогический корабль на новую 7-летнею орбиту. А там и возраст, и силы, и сомнения: «А что я еще умею, а на что я еще способна кроме как учить», «А кто нас ждет вне школы?», «А смогу ли я без детей?».
В результате, в школе остаются действующими только старые стимулы из далеких советских 60-80-х. Притока молодых педагогов в образование государство за последние десятилетия так и не смогло организовать. С ностальгией приходится вспоминать августовские конференции и педсоветы, когда сцена заполнялась молодыми специалистами, цветами, подарками. А сейчас, как те руки на 5 курсе, один, два, три Три молодых специалиста - это уже фурор для района. Но рано радуемся, в конце года снова звучит удручающая статистика. Сейчас молодых, если те вдруг приходят в школу, педагоги приноровились чествовать на День Учителя, чтобы знакомится с теми, кто к октябрю из школы еще не сбежал.
Средний возраст учителя по данным российских статистики составляет в Москве - 45, в России - 52, у нас в регионе – около 50-ти. Но официальным данным верится с трудом. Нас «среднестатистических», тех, кто пришел в школу в перестроечное время, а сейчас вступил в «постбальзаковский» возраст, все еще кличут «девочками» и отправляют на горячие участки, под предлогом: «вы же молодые, вы справитесь». Без комментариев: в д. Таборы Добрянского района Пермского края недавно закрыли школу, в ней работала учительница, которой было уже за 80.
Конечно, пенсионеры у нас замечательные: красивые, подтянутые, интеллигентные, в них присутствует еще этакий неподдельный аристократизм, но когда школа проводит эксперименты, вступает во всевозможные инновации, преодолевает барьер ЕГЭ «выше краевого», а в параллели работают только люди пенсионного возраста, это знаете ли, мягко сказать, тупиковая ситуация. Передавать бесценный опыт некому, оглядываешься, а там пустота.
Пугающе выглядит и фатальная феминизация школы. Женские шпильки и в головах и на ногах, женский голос в ушах ученика. И дома порой только женщина-мама, и в музыкальной, и в танцевальной школе все опять она - учительница, руководительница, «педагогша», учителка. Благо, еще в спорте мужское население осталось.
Проживая заново свою педагогическую судьбу в этом крохотном сочинении-откровении, мучительно ищу ответ на старые вопросы: удалось ли мне уйти от того неверия и страха перед школой, которые преследовали меня когда-то в юности? Научилась ли я по-настоящему чувствовать все более и более усиливающийся пульс школьной жизни? Не буду отвечать утвердительно на свои вопросы, просто поделюсь фактами.
Звонки, экзамены, школьные перемены - это давно уже не просто твоя работа, а твой образ жизни, может быть даже ее глубинный смысл. Вырвать себя из школьной действительности невероятно сложно, да и невозможно. Посторонние люди узнают в тебе педагога по взгляду, по осанке, по манере говорить. Домашние делают замечания: «Мама, ты же дома, ты же не в школе!» А 1 сентября, выпускной - это твои почти главные события. А все происходящее в жизни и сама жизнь ритмично отмеряется учебными годами, полугодиями, четвертями, каникулами. И все твои мысли, куда бы они порой не разбегались, решительно возвращаются опять к ней, к школе
Что же держит меня в школе? Отвечу глобально - мои пять школьных миров:
Мир детства. При всех превратностях судьбы, общение с детьми помогает в жизни, лечит душу, настраивает на позитив;
Мир урока. Остаетесь Ты и Они. Ничем не измерить и не заменить неповторимые мгновения обучения;
Мир творчества. Возможности творческого отношения к делу, творение ежедневно и ежечасно;
Мир общения. Всегда рядом пускай порой уставшие, задавленные бюрократическими обязанностями, суетностью и неувязками школьного быта, но интересные, неунывающие, яркие собеседницы-коллеги;
Мир своего я. Это мои мысли, мои идеи, мои уроки, моя школа. Если придет кто-то другой, все будет по-другому. А я могу оставаться сама собой.
Чем руководствуюсь, отправляясь на работу каждое утро? Со мной всегда пять простых и всем доступных правил:
Как много надо сделать и, как мало опять времени. Будь динамичной!
Из затруднительных положений всегда есть выход. Будь находчивой!
Какой же сюрприз преподнесет мне сегодня судьба? Будь внимательной!
Не усердствуй. Чрезмерным усердием можно все испортить. Будь естественной!
Доброта и любовь спасут мир. Люби, сохрани тепло внутри себя и умей быть любимой!
Закрадывались ли когда-либо ли дезертирские мыслишки? Спрашиваете! Еще какие. Срочно бежать в бизнес, на предприятие. Уйти в подполье, сидеть тихо клерком, и никого не видеть и не слышать. Забыть все обещания, договоренности, обязательства. Не высовываться А разве Вы об этом иногда не думали? Не мечтали?!
Как относится семья к вашему жертвенному труду на благо образованию? Гм, как бы это сказать помягче. Конечно, бывают минуты понимания, поддержки, помощи. Но эти ресурсы не бесконечны. Все-таки своим рвением мы усиленно создаем у близких и родных отрицательный образ школы. Причины просты: у мамы отсутствует нормированный рабочий день, у нее в принципе нет полноценного отдыха, она страдает от многолетней педагогической перегрузки. Да она просто заложница всех профессиональных школьных болезней. Общественное для нее давно уже стало выше личного. На все ее увещевания, что этот учебный год будет последним «диким» годом в ее учительской биографии мы относимся с иронией. О последних «подвигах и рекордах» мамы в сфере интенсификации педагогического труда сообщается родственникам, друзьям. Все уговоры - недейственны.
Какой же выход? Вспомни свое правило № 2: «Из затруднительных положений всегда есть выход»
Как же быть?! Быть




Заголовок 2 Заголовок 315

Приложенные файлы


Добавить комментарий