Обломов и Штольц в романе Ивана Гончарова Обломов


Обломов и Штольц в романе Ивана Гончарова Обломов
Обломов и Штольц в романе Ивана Гончарова 8220 Обломов 8221В 1859 году великий русский писатель Иван Александрович Гончаров опубликовал свой второй роман “Обломов”. Это было очень тяжелое время для России, когда общество поделилось на две части: меньшинство и большинство. Меньшинство — это те, которые понимали необходимость отмены крепостного права, те, которых не устраивала жизнь простых людей в России. Большинство — помещики, “баре”, зажиточные люди, чья жизнь состояла в праздном времяпрепровождении, то есть те, которые жили за счет принадлежавших им крестьян. В романе автор рассказывает нам о жизни помещика Обломова, о его друзьях.Главным героем романа является Илья Ильич Обломов. Но немало внимания автор уделяет и лучшему другу Обломова — Штольцу. Живут оба героя в одно время, и, казалось бы, должны быть похожи. Но так ли это?Главный герой видится нам человеком “…лет тридцати двух-трех от роду, среднего роста, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой определенной идеи, … во всем лице теплился ровный свет беспечности”. Штольц — ровесник Обломову, “худощав, щек у него почти вовсе нет,…цвет лица ровный, смугловатый и никакого румянца; глаза, хотя немного зеленоватые, но выразительные”. Родители Обломова были русскими дворянами, владели несколькими сотнями душ крепостных. Штольц по отцу был на половину немец, мать его — русская дворянка. Андрей Иванович исповедовал православную веру, говорил на русском языке.Они были знакомы с детства, обучались в небольшом пансионе, находившемся в пяти верстах от Обломовки, в селе Верхлеве. Отец Штольца был там управляющим. “Может быть, у него Илюша и успел бы выучиться чему-нибудь хорошенько, если б Обломовка была в верстах пятистах от Верхлева…Обаяние обломовской атмосферы, образа жизни и привычек простиралось и на Верхлево;…там, кроме дома Штольца, все дышало тою же первобытной ленью, простотою нравов, тишиною и неподвижностью”. Но своего сына Иван Богданович воспитывал строго: “С восьми лет он сидел с отцом за географической картой, разбирал по складам Гердера, Виланда, библейские стихи и подводил итоги безграмотным счетам крестьян, мещан и фабричных, а с матерью читал священную историю, учил басни Крылова и разбирал по складам же Телемака”. Что касается физического воспитания, то Обломова даже не выпускали на улицу, а Штольц, “оторвавшись от указки, бежал разорять птичьи гнезда с мальчишками”, иногда, бывало, пропадая из дома на сутки. Обломов с детства был окружен нежной заботой родителей и няни, а Штольц воспитывался в атмосфере постоянного умственного и физического труда.Когда им обоим перевалило за тридцать, Илья Ильич превратился в ленивого барина, чья жизнь проходит в лежании на диване: “Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием”. Штольц же не представляет жизни без движения: “Он беспрестанно в движении: понадобится обществу послать в Бельгию или Англию агента — посылают его; нужно написать какой-нибудь проект или приспособить новую идею к делу — выбирают его. Между тем он ездит и в свет и читает: когда он успевает — бог весть”.Обломов и Штольц очень разные, но кое-что их объединяет. Мне кажется, что это вечный и беспробудный сон. Обломов спит на своем диване, а Штольц спит в своей бурной и насыщенной жизни. “Жизнь: хороша жизнь!, — говорит Обломов. — Чего там искать? интересов ума, сердца? Ты посмотри, где центр, около которого вращается все это: нет его, нет ничего глубокого, задевающего за живое. Все это мертвецы, спящие люди, хуже меня, эти члены света и общества!…Разве не спят они всю жизнь сидя? Чем я виноватее их, лежа у себя дома и не заражая головы тройками и валетами?” Я полностью согласен с Гончаровым и считаю, что люди, живущие без определенной, возвышенной цели, просто спят в погоне за удовлетворением своих желаний.Кто же нужнее России? Обломов или Штольц? Конечно же, такие прогрессивные люди, как Штольц, просто необходимы, особенно в начале третьего тысячелетия. Но Обломовы никогда не умрут, частичка Обломова есть в каждом из нас, все мы в душе немного Обломовы. Мне кажется, проблема “спящего человека”, поднятая в девятнадцатом веке Гончаровым, актуальна и сейчас. Известны слова Ленина, что и после трех революций “старый Обломов остался и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел”.

Приложенные файлы


Добавить комментарий