ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ ГОРНОЙ ШОРИИ


Легенды и мифы Горной ШорииМы живём в городе, который окружают горы одетые в темнохвойный наряд тайги, рядом с загадочно-прекрасной рекой Томь. На её берегах разбросаны современные города, посёлки, а ещё совсем недавно в верховьях Томи были только небольшие шорские улусы.
Здесь жили и живут люди со своеобразной, увлекательной и познавательной историей. Их жизнь и сейчас переплетается со многими тайнами, загадками, потому что на протяжении многих столетий письменность шорцев была утеряна, только в последние годы 20 века был издан шорский букварь, и началось возрождение национальной культуры шорцев. Был образован Горно-Шорский национальный округ, проведены съезды шорского народа, функционируют национальные ансамбли песни и танца, проводятся национальные праздники, такие как «Пайрам», и нам, живущим в этом удивительном крае, хочется как можно больше узнать о культуре коренного населения.
Истоками культуры является фольклор, где причудливо переплетаются реальность и мифы, легенды и предания, в которых заложены наблюдения, религия и обрядовость, мировосприятие, мудрость, основанная на многовековом опыте древнего народа. Литературы, раскрывающей истоки культуры шорцев мало, и поэтому остаётся много вопросов. Живя в окружении массы таинственных слов, названий, понятий хочется узнать их смысл. Многие разгадки топонимов Горной Шории утрачены, а некоторые разгадывать помогает фольклор.
Заинтересовала нас история исследования фольклора шорцев, история происхождения названия любимой реки Томь, Мрассу, г. Мыски, посёлков Берензас, Подобасс, понятие кайчи и др. Мы обратились к существующей литературе о шорском фольклоре и истории народа.
С того момента, когда у человека возникла способность познавать самого себя, видеть себя со стороны, оценивать своё состояние и своё место в мире, когда человек научился мыслить, когда появился интеллект человека, т.е. появился «разумный человек», тогда и возник национальный эпос, самая богатая и универсальная часть духовной жизни народа любой национальности, в том числе и шорской. Кто же они шорцы?
Историческая справка о жизни шорского народа
В центре Южного Кузбасса, по верховьям реки Томь с её многочисленными притоками живёт небольшой древний народ – шорцы. Название страны – Шория – происходит от слова «шор», что значит «печаль».
Шорцы – коренное тюрко-язычное население горно-таежной части земли Кузнецкой. Когда-то (около 2500 лет назад) из Центральной Азии на север, через Саяны и отроги Алтая, двинулись тюрко-язычные племена, часть которых осела и смешалась с уюкцами Тувы, пазырыкцами Алтая и динлинцами.
Примерно в это же время по бассейнам рек Мрассу, Уса, Кондома, по верховьям реки Томь расселилось многочисленное племя Шор. «Шоркижи» (шорцы) являются ближайшими родственниками древних хакас-кыргызов, одним из главенствующих племен. Их объединяют общие традиции, обычаи, культура; они связаны этнически.
Из хакасов, шорцев и других этнических групп, особо выделялся аристократический правящий род Кыргыз, хотя имелись и другие. Древнекитайские хроники впервые упоминают племена древних «гяньгуней» (кыргызов) во 2-1 в.в. до н.э. Чуть позднее хроники говорят о государстве «Тяньгуэй» (они же хаягас, хагас, хакас). Все известные источники говорят о типе хакас единообразно: «Жители вообще рослые, с рыжыми волосами, румяным лицом и голубыми глазами». Черные волосы считались нехорошим признаком, а люди с карими глазами считались потомками Ли Пин (полководца в 1 в до н.э.). Мужчины носили кольца в ушах. Они были горды и стойки. Храбрые из них татуировали себе руки, а женщины, по выходу замуж, татуировали себе шею. Так топоним «Кондома» в одной из татуировок означает «рыжий мальчик». С давних пор шорский народ жил под началом завоевателей-качевников – джунгар, а затем с 17 века, Алтай и Кузнецкий бассейн стали собственностью царской фамилии.
Народ издревле занимался охотой, скотоводством, шорцы славились не только как искусные охотники, но и как мастера кузнецкого ремесла. Из древних китайских летописей известно, что алтайцы и шорцы умели выплавлять железо уже в 6 веке. Шорцы вели торговлю с алтайскими и енисейскими тюрками, у которых искали защиту от джунгар, опустошавших их земли.
Шорский фольклор и его герои
Бесправие, нищета, темнота – вот удел шорцев до Великой Октябрьской социалистической революции. Суеверия были очень распространенны в ту пору. Они нашли отражение в шорском фольклоре. А фольклор шорский был богатым и разнообразным. Ведь он был единственным средоточием духовной культуры бесписьменного народа.
Обилие топонимов на территории Горной Шории – это своеобразная «Надземная книга Памяти» шорского народа, не имевшего на протяжении веков живой письменности. Однако находки, и открытия последних 200 лет свидетельствуют, что на большом пространстве Южной Сибири существовал литературный древнешорский язык, и была письменная традиция.
Памятники древнешорской поэзии, датируемые 6 – 12 в.в. были найдены в Туве, Хакасии, Киргизии, Монголии, Китае. В 1993 году отмечалось столетие расшифровки охранно-енисейской письменности. Большинство надписей, так называемого рунического письма, сделано на могильных камнях, установленных в честь знатных людей тех времен.
Расшифровка текстов явно указывает на общность поэтических средств, с фольклорными этическими произведениями.
«Мать десять месяцев меня носила, чтобы я,
Родившись мальчиком, в боях великим мужем стал.
Четыре раза покидал божественный мой эль,
Чтоб доблесть проявить свою – прославить свой народ».
(Второй памятник с Алтын-Келя).
«Семь волков я убил – семь искусных бойцов,
Но как Барс, я не трогал, ни барса, ни лань».
(Памятник с реки Бегре 7-12 в.в).
О существовании письменности у древних кыргызов-шорцев, хакасов имеются указания в хакасско-шорских этических сказаниях-каях:
«Вдруг берестяной квадратик
На луке седла он видит
И сияют золотые
Письмена на той бересте,
И ему их вслух читает
Покровительница-дева:
- Здесь написано, что должен
Ты свершить, чтобы прославить
На земле черноволосыхРод алыпа Пора-Кана:
Вместе мы пойдём войною
На проклятых шибельдеевБудешь доблестным алпыномАлтын-Кум. И станут шорцы
Тебя славить, называя:
«Наш орёл золотокрылый!..»
(Кай о Кызыл-Тюлбгу, Деве – покровительнице шорцев).
Кай – достаточно большое произведение устного народного творчества. Они исполняются горловым пением под аккомпанемент чайтхана или кай-комуса народными сказителями-кайчи. Наилучшими исполнителями каев считаются в Горной Шории кайчи, представители школ долин рек Уса и Мрассу. Кайчи наделены великолепной памятью, наблюдательностью, высочайшим абстрактным и логическим мышлением. Кайчи – истинные хранители культуры сволего народа. Кайчи отлично знали психоэнергетические свойства (силу) звука и слова, они обладали их магией. Поэтому не случайно многие кайчи были шаманами.
Среди богатейшего наследия шорско-хакасского народа кай – большие поэмы–сказания – выделяются и сверкают огромными алмазами. Содержание каев достоверным образом раскрывает быт, обычаи, традиции и занятия народа. Поэтика и композиция каев дают неоценимую возможность для изучения многих сторон жизни, бывших реальностью. В каях, легендах, балладах древнего народа великолепно отражена, а кое-где зашифрована, мудрость его. Поэтические особенности эпических произведений ставят их на высокохудожественный уровень. Они отражают не только индивидуальные чувства, но и творчески преобразуются в групповые, чисто народные. В них заложены высокое самосознание, величайшая любовь к людям, к своей Родине; они проповедуют и устремляют к высоким моральным идеалам.
Композиция каев традиционна. Она начинается с зачина, в котором говорится о времени, о жизни, о народе, богатствах и т.д., а затем – о герое, его занятиях. Обычно это спокойное повествование от общего к частному. Бытовые картины сменяют друг друга.
Собственно действие начинается с показа внешних обстоятельств, толкающих героя на активную деятельность: сборы в дорогу, преследование врага, сражение.
Действие динамично, событийно в нём много побочных сюжетных линий. Но целостность повествования всего кая поддерживается его круговым обрамлением: он начинается и кончается спокойной бытовой картиной – от тишины начала, до тишины конца. Круг замыкается.
Для поэтики кая очень характерна, как приём, гипербола: «сотню слов пускают в бег, тысячу соединяют», «мечами своими богатыри гору разрубили». Часто упоминаются для сравнения предметов и явлений металлы, особенно золото. Таковы распространенные имена: Алтын-Пох – Золотая подвязка, Алтын-Кум – Золотая птица и т.д. Это ещё одно свидетельство, что металлы издревле были хорошо знакомы. Сравнения в шорском эпосе очень точны и красочны, например, дворец, «словно осенний лёд, блестит, как осенний лёд, сияет», «жарче алмаза краса Каан-Арыг заблестела». Параллелизмы нередки в поэтике кая: «Столетний кедр в тайге повалился, могучий алып с земли не поднялся». Часты при обозначении количеств числа семь, семьдесят, девяносто, девять: «семь дней и ночей рубились», «на копье до седьмого неба поднял», «внутри черного города девяносто кузнецов куют» и т.д.
Помимо каев существуют такие фольклорные жанры как такпаки (лирические песни, частушки), сарыны (песни баллады), набаки (сказки), загадки – все это было достоянием каждой семьи.
В шорском фольклоре, а в особенности в его эпических формах, много описаний подлинных сторон быта: интерьера жилища, традиционных отношений между родственниками, таких обрядов, как сватовство, свадьба, приём гостей, погребение умерших. НО главные события каев – ратные подвиги богатырей (алыпов), народных героев, обладающих огромной физической силой. Это охотники, кузнецы, реже - землепашцы. Насильственно оторванные от мирного своего труда алыпы сражаются с врагом, преследую его и наказывая за вторжение в родную землю, за убийство родственника или друга или за насилие над слабым. Враги же алыпа – преимущественно чужеземцы – захватчики, разоряющие родину, берущие непомерную дань с народа, уводящие невесту. Так же существуют каи о женщинах-богатырках, одним из которых является сказание о Кызыл-
Тюльгу. Оно, конечно, восходит ко времени матриархата, в нем явен культ женщины-хранительницы огня и семейного очага, распорядительнице хозяйки (кстати, сказания о Кызыл-Тюльгу общее для шорцев и хакасов, очень близких тюрко-язычных народов).
Идейное содержание каев всегда подлинно народно, так как народный герой – всегда борец против произвола, насилия, символ справедливости (лирические произведения «Ай-Талай», «Кызыл-Тюльгу», «Алтын-Сам»).
Шорский фольклор – почти единственное средоточение духовной культуры народа, утратившего в древности письменность и не имевшего её до недавнего времени. И тем не менее, народ на протяжении веков не утратил полностью свою самобытную культуру, хотя лжеученые давно предрекали шорскому народу полное вымирание.
Обратимся вновь к фольклору. Кто же они герои шорского фольклора, духи земли шорской? Это Герон, Ульген, Май, Луна, Солнце и их дети. Так по распоряжению Тепри (Высшего Божества Весного Неба), Луна убирает с земли чудовище-людоеда Чельбена (Тельбегена). Дочь Солнца, Там-энези, помогает людям. Богиня земли Май оберегает младенцев, опекает рожениц, помогает плодородию в природе. Это и Ольгудек, и Красная лисица, предположительно являвшаяся ранее в образе Кызыл-Ог-Тюльгу (Красное Огненное Воплощение) – одна из покровительниц шорского народа, она же От-энези (Мать Холода), она же Кылзым-Арыг, Кара-Арыг, и т.п., но уже как антигероиня.
Собиратели фольклора
Фольклор с английского, буквально «народная мудрость»; миф, с греческого – «сказание, предание». Удивительнейшее явление – фольклорное искусство – неиссякаемо, как родник, свежо, как утренняя заря.
О бытовании таких произведений шорского устного народного творчества, как кай, мифы, легенды, сказки, шаманские песни и т.п. современники узнали из публикаций ученых и собирателей фольклора уже в 18 веке. Неоценимые сведения о фольклоре и этнографии шорцев предоставили нам Гмелин И.Г. (1733-1746 г.г.), Георги И.Г. (1786-1774 г.г.), миссионеры Вербицкий, Каншин, этнографытюркологи Малов С.Е., Радлов В.В., сделавшие первый перевод с тюркской письменности, и др.
Первые записи и попытки перевода фольклора шорцев сделал академик Иоганн Гмелин, натуралист и путешественник, член Петербургской академии наук. Серьёзно изучал, создав собственную методологию записи фольклора, академик В.В Радлов с 1859 года живший в Барнауле. В 1861 году Радлов проехал по шорским селениям, расположенным в верховьях реки Томи (выше современного города Новокузнецка), до села Мыски (ныне г. Мыски), далее по реке Мрассу. Радлов изучал и записывал шорский фольклор, главным образом героический эпос на шорском языке, в стихах, но с большими пропусками. За 12 лет он собрал и издал многотомник «Образы народной литературы тюркских племен», первые два тома, которого содержали шорский фольклор. Из дореволюционных собирателей шорского фольклора известны так же имена Вербицкого и Малова. В советское время основательным изучением шорского фольклора занималась этнограф Н.П. Дыренкова, книги которой «Шорский фольклор» вышла в 1940 году, перед Великой Отечественной войной; а второй том этой книги, где был собран эпос, не увидел света и, вероятно, погиб вместе с его автором в блокадном Ленинграде. После войны собирателем шорского фольклора занимаются фольклорные экспедиции Новокузнецкого и Кемеровского пединститутов, Хакасского НИИЯЛИ, которые записывают фольклорные произведения не только на бумагу, но и на магнитофонную ленту, что дает возможность полнее изучить характер исполнения и все его мелодичные особенности.
Много произведений фольклора собрали кайчи С. Торбоков и фольклорист, первый шорский писатель Ф. Чиспияков, их записи изучаются научными учреждениями и переводятся поэтами. Знаток этнических форм шорского фольклора – А.И. Чудояков. Собирали и переводили шорский фольклор сибирский поэт А. Смердов, который выпустил в 1948 году сборник разножанровых его произведений, записанных от кайчи – «Ай - Тагай», хакасский писатель Н.Г Доможаков, сибирский поэт Лев Кондратьев, шорский писатель Софрон Тотышев. Но, вероятно, большое количество произведений ещё остаётся «архивным материалом» и их не знает широкий круг почитателей шорской литературы. Не увидели пока свет многие материалы учителя – краеведа Куспекова В.Г., хотя его женой они уже не раз предлагались публикации.
Те, кто переводит сказания шорского народа на русский, живут рядом с нами.
Геннадий Сысолятин – поэт, переводчик, четверть века живет в Хакасии, знаток, хакасского и шорского фольклора, сделавший немалый вклад в развитие национальной хакасской литературы.
Он автор ряда книг «Первое слово» (1954г.) «Партизаны» (1957 г.). В 1958 году вышел сборник хакасских народных песен «Под звуки чатхана». В 1960-1967 г.г. в Кемерове – сборники его переводов стихов Степана Торобокова, Шорского поэта «Струны кай-камуса» и «Белая береза», а также сборник загадок «Пихточка» для малышей. В 1968 г. В журнале «Сибирские огни» был напечатан первый хакасский роман Николая Доможакова «В далеком зале» - перевод Г. Сысолятина. Его книги издавались в Красноярске, Кызыле, Москве. Сказания о деве – богатырке Кызыл – Тюльгу он услышал от кайчи Макара Константиновича Доброва. И в 1975 г. Вышел в Кемеровском издательстве пересказ Г. Сысолятина «Дева горных вершин».
В 1995 году Владимир Колюпанов сделал ряд переложений шорского фольклора одно из них сказание о «поднебесных Зубьях» (Тенгри-Теши-Таш).
Произведение рифмованное. Автор пытался сохранить информативный пласт кая, передав по-русски своеобразие кая, чтобы читатель почувствовал дыхание тех далеких времен, понял мысли, чувства народных сказателей-кайчи, для которых групповые (народные) понятия, как жизнь и смерть, любовь, дом, родина, домашний очаг были такими же важными, как для нас, современных людей 21 века.
Из этого кая мы узнаем не только о происхождении тех или иных Топонимов Горной Шории, но и познаем жизнь, быт, занятия древнего народа, разгадываем и открываем для себя его мудрость.
А вот народный сказатель, собиратель Софран Тотыш.
С.С. Тотыш родился в 1907 году в горной шории, в аале Тамазак (сейчас Мыски). Он был восьмым ребенком в семье, и отец, имевший пасеку, мечтал видеть сына тоже пасечником и хозяином большой пасеки. В те же времена шорцы верели в духов, которые населяют леса и горы, боялись нечистой силы шайтанов, которые выходят в полночь и бродят по лесам и поселкам. Когда Софрон подрос, отдали его в церковно-приходскую школу. Учили там с подзатыльниками, и сами ученики, подражая учителю, колошматили друг друга. Отец подбадривал сына и велел ничего не бояться. Софрон, не труся, ходил на кладбище ночью, и смело подходил к необъезженным коням. Любил лошадей и даже участвовал в бегах.
Весной 1916 года по приказу царя, шорцев стали мобилизовать в армию и посылать на фронт. Отец Софрона решил, что сыну необходимо продолжать образование, научится говорить по-русски и повез его в город Кузнецк в городскую приходскую школу. В это время два его брата уже учились – один кончил гимназию, а другой учился в Омской сельскохозяйственной академии. Трудно давался Софрону русский язык, но он узнал, как тяжело достается народам война, которую ведет царизм. Однажды он высказался против царя, который посылает народ убивать на войну, и его исключили из школы. Росло революционное движение в стране, назревало недовольство политикой царя, и Софрону удалось вернуться в школу. Софрон, как и другие шорцы, видел, как националисты, шорские баи шаманы выступают против большевиков, как угнетают бедняков. Вскоре контрреволюционеры захватили Кузнецк и гуляли по всему Кузнецкому уезду, чиня суд и расправу. В конце 1919 года Красная Армия освободила Кузнецк от контрреволюции. Вскоре в Мысках открыли школу и Софрон смог за один год одолеть программу пятого, шестого и седьмого класса. Ещё в Кузнецке он познакомился с комсомольцами и подружился с ними. Теперь, в Мысках, Софран организует комсомольскую ячейку. В доме богача-бая была открыта читальня. Комсомолец Тотыш помогал чоновцам и чекистам вылавливать остатки банд и находить байские тайники в тайге, потом поступил в Омскую пехотную школу. В начале Великой Отечественной войны был мобилизован в армию, но по болезни освобожден. Еще до войны С.С. Тотыш приобрел нужную и важную специальность бухгалтера и много лет работал в транспортных и строительных организациях Кемеровской области.
Много за свою жизнь видел, и пережил С.С Тотыш, и ему хотелось рассказать людям о Шории, о жизни шорцев, нравах, обычаях своего народа. Времени свободного у него было очень мало, работа бухгалтера сложна и трудоемка, но все-таки он находил время писать, и в 1951 году Новосибирское книжное издательство напечатало в сборнике «Молодые силы» пять рассказов Тотыша о Шории, а через два года в Новосибирске выходит его первая книжка «В тайге». В ней он рассказал о шорской природе, об охотниках, о том, как изменилась жизнь шорцев с приходом Советской власти.
В 1959 году в Кемерове вышел сборник Тотыша «Сказки Шапкая». Книжка эта открыла мир поэтических преданий, сказок, легенд, духовную красоту шорского народа. Добрый старый сказочник Шапкай, от лица которого ведется повествование, переплетает в своих рассказах быль и небыль. Он то поразит душу героическим подвигом богатыря, то посмеется вместе с читателя над незадачливым трусом, над жадным или несправедливым. «Сказки Шапкая оригинальны по сюжету, серьезны по мыслям и очень кратки, лаконичны».

Сказания о Томи
Особое место среди мифопоэтических произведений занимают космологические мифы. Космос в переводе с греческого означает «порядок», «краса», «мир» и др. Это в мифологической философии традиция мировоззрения, мироустройства, основания на определенных законах и противостоящая хаосу, беспорядку.
Очень древние мифы о происхождении небесных объектов (звезд, луны, солнца, Млечного Пути). Важное место занимают мифы о введении в жизнь людей культурных благ: добывания огня, изобретение ремесел, орудий труда, обрядов, традиций, обычаев. Это в мифологии приписывается культурным героям. К этой группе мифов вплотную примыкают так называемые близнечные мифы, где один герой злой, а другой добрый. Но в шорской мифологии иногда затруднительно отнести миф к какому - то из типов классификации т.к. они часто переплетаются между собой, вводятся в один сюжет по несколько сразу. Древнейшие мифы у всех народов отличаются своей краткостью, примитивностью, отсутствием связанной фабулы. Более позднее произведения мифотворчества становятся сложными, мифические образы и мотивы связываются между собой, переходя из одного в другой. Ученые уже давно отметили, что многие мотивы мифов у разных народов, разделенных, географически огромными расстояниями, совпадают. И поэтому, круг вопросов, отраженных в разных системах мифологии, таким образом, возрастает, становится общим, значительным.
В шорской мифологии присутствует не только образы и мотивы из других мифологических систем, но и заимствованы целые мифологические произведения других племен. Примером может стать сказание о Томи, основанное на мифологическом сюжете другого племени.
Томь современные шорцы называют Томода. Значение этого топонима большинство из них не знают. В одном из объяснений этого топонима говорится, что люди одного древнего племени, выйдя на берег реки-преграды, воскликнули: «То-о-о-о-ом», что якобы означало «большая вода». В другом объяснении говорится, что топоним означает «темная вода», из-за того, что глубокая и чистая река отражала своим «зеркалом» темные берега и горы, поросшие темнохвойным лесом и т.д.
Если мы обратимся к сказаниям «Томь», к преданиям «Томака и Карылган», к шаманским песням «Прас», то из сюжетов всех трех произведений явствует, что Томь имеет отношение к Солнцу, вероятно, она его дочь. Томь постоянно ведет борьбу с «холодом» и его проявлениями. У Кетов Том-эм (Мать-Жара) – дочь Солнца – ведет постоянную борьбу с переменным успехом Хосед-эм (Матерью Холода), изгнанную из-за отрицательных порявлений с небес главным божеством Есем (Небом). У кетской Тон-эй и шорской Тоом (Том-энези) много общего в происхождении и поступках. Обе они олицетворение Добра, Тепла, Весны, Лета обе циклически приходят к людям на землю.
На основании сказанного, образ «Томь» в шорском фольклоре (мифологии) можно определить, как «томная, утомленная», а преобразовав для точности в «Том-изинг-эне», назовём ее, как шорцы называют ее инстинктивно «Матушкой Томь». Тогда топоним «Томда» будет звучать, как «река Матери Жары».
Легенда о реках Томь и МрассуБыл парень Томь, охотник. Была девушка Мрассу, дочь бая. Полюбил парень Мрассу и решил на ней жениться, но бай был против этого и заслал он парня туда, откуда берут начало ручьи и реки.
Мрассу столько плакала, что сама превратилась в реку и потекла. Когда ей в районе Тажалги преградили дорогу скалы, она грудью разбила их и образовались на этом месте знаменитые Мрассинские пороги. Томь тоже превратился в реку и за поселком Нижний Рюм они слились.
(Девять бубнов шамана).
А вот другая легенда, где девушка – Томь (Тоом).
С утренней зарею вместе,
В путь отправилась Тоом.
Твердо знала: ей, невесте,
Быть с алыпом-женихом.
На огне Тоом поклялась –
Разыскать, чтоб с ней не сталось,
Метрвого или живого
Кан-Миргена молодого.
И подарок драгоценный,
Тот, что Девой подарен,
Захватила, – Он, ведь, ценный –
Волшебством был наделен.
Проводив Тоом чуть-чуть,
Указали верный путь.
Брать с собой не согласились
Алов, и тепло простилась:
«Надо, аалы, охранять
Ваш улус от чабалтеев.
И отпор хороший дать,
Коли сунуться посмеют».
Это из древнего сказания о красаивице Тоом (Томь).
Как верно и нежно ждала она любимого и не дождавшись, идет его искать.
Вот уже слышит она, как черная птица
Предрекает ей несчастье.
Сердце рвется в кыз на части
И плохих, лихих предчувствий
Душа девушки полна –
Ворон совершил кощунство,
Распустив оба крыла.
Увидев у камня поясок возлюбленного,
Тот, что она сама ткала
Горько плачет гордая ТоомЗлая колдунья Кылзым-АрыгПросит духа воды Суг-эзиНевесту с женихом, навечно соединить…
Раствори в слезах ТоомСлавного алыпа кости…
И беспечный Дух воды поспешил исполнить просьбу
Кыязым-Арыг. Но спохватившись, что
Мог бы объединить возлюбленных, оживив
Юношу живой водой, поздно понимает, что
Человека из воды сделать нельзя
Тоом обращается в камень, а поток
Ее Жарких слез устремляется через камни
Вниз. Но и здесь злая Кыязым-АрыгТребует у Суг-эзи спрятать Тоом в
Скалах, а затем в пещеру.
Слезы Тоом в далеких скалах
Пленницей – рекою стали
А душа ушла в полет –
В темно-синий небосвод,
Но постепенно
Душно стало, непривычно
Кыз, что сделалась рекой.
И она водой обычной
Просочилась под горой.
Просочившись, Тоом размыла
Выходы из подземелья.
И потоком мощной силы
Вырвалась из заточенья
Устремилась вновь в лощину,
Занела меж гор долину
И бежит аолной играя,
К морю белому из края,
Где погиб младой алып,
Где рекой на земле стала,
Где улус к горам прилип
Где тайга рекой росой блистала.
Так добежала она до моря белого.
…Из пучины поднялась
Медленно морская дева:
«…тебя я нарекаю
Тем же именем твоим.
Будешь темною водою.
Помогай шорцам своим,
Оставайся навек Томью».
Погрузилась Дева в бездну волн
И погнала стада рыбы в лоно ТоомБыли здесь и окуни,
Хариус размером с локоть,
Налим, щука и сомы,
Таймень – принц томной воды
Главной рекой стала
Кыз, красавица – Тоом.
В голод шор-кижи спасала,
Путь к аалам преграждала
Чабалтеям ненавистным,
Что народ веками грызли
В лоне вод своих пречистых
Тоом другим приют давала –
Рекам и ручьям речистым,
Души вдаль переселяла.
Много поколений поменял шорский народ.
Подвиг же Тоом прекраснойВ памяти его живёт.
С нею Кан-Миргена чтут –
Нам кайчи передают
Кай о них из уст в уста,
Чтоб народ не перестал
Шор-чери, свой край любить,
Ненавидеть люто зло,
Честным, справедливым быть
И нести людям Добро.
Так, благодаря современным собирателям фольклора, поэтам, писателям мы узнаем историю края, его культуре наследие, оставленное не только в сказаниях, но и в названиях поселков, рек, гор.
Ведь человек и природа гордого края Горной Шории неотделимы.
В старину в Шории существовало поверье, что в горах ее живет дух – так называемый Хозяин, имя которого боялись произносить вслух. Он вдруг может разгневаться и сделать человеку худо.
С.С. Тобков – кайчи, шорский поэт, говорил о магическом действии каяна «хозяина гор». Шорские охотники по прибытии на место промысла совершали обряд кропления (задабривания Хозяина). Кайчи пели, чтобы зачаровывать Хозяина горы. Заслушается он и выпустит зверьков на волю, а они станут добычей охотников.
Легенды и предания шорского народа живы и сегодня. Выходит литература, основанная на шорском фольклоре, а шорские эпические сказания являются высокохудожественными произведениями, а не мифическими, потому что основаны на этнографии.
В настоящее время школа №10 –один из мощных центров сохранения и развития традиций и культуры шорского народа. Здесь большое внимание
уделяется возрождению и сохранению шорского языка. Более 15 лет действует фольклорный ансамбль «Чаккийек» (цветок), юные самодеятельные артисты которого являются постоянными участниками национального праздника Пайрам. «Чаккийек» - активный участник зональных конкурсов и смотров творчества малочисленных народов Сибири.
«Пайрам» этот праздник традиционно проводится в Чувашке уже более 20 лет и его роль в сохранении историко-культурного наследия шорского народа, выявлении самобытных талантов неоценима. Первый городской «Пайрам» прошел 25 лет назад на левом берегу Мрассу, невдалеке от Красного Яра.
«Молтык» (ружье) - праздник, который уходит своими корнями в далекое прошлое,когда немаловажную роль в жизни шорского народа играла удачная охота,а значит, умение метко стрелять, хорошо владеть оружием. В канун этого праздника в семьях коренных жителей стряпали большие шорские пельмени с сюрпризам и (монеткой, нитками и пр.).Традиционно по дворам ходили ряженные, совершая кочаган с благопожеланиями хозяевам, а девушки, как водится, гадали….Песни на шорском языке исполняли юные участницы детского фольклорного коллектива «Чаккийек».
Детский фольклорный коллектив «Чаккийек», принимает активное участие в городских конкурсах «Айдас Оганар» (лучший ребенок), среди детей коренного населения. Каждый год 9 февраля звучат в ГЦК древние легенды и современные стихи шорских поэтов, мелодии национальных


Приложенные файлы


Добавить комментарий