Реферат


Федеральное агентство по образованию и науке РФ
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
ФИЛИАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА В г. КРАСНОЯРСКЕ
Кафедра «Социальная работа»
КУРСОВАЯ РАБОТА
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В РОССИИ В ОБЛАСТИ ПРИЗРЕНИЯ (ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX ВЕКА)
Выполнил:
ст-т гр. ЗС 16-2
М.А. Малашенко
Проверил:
Т.А. Катцина
Красноярск 2008
Содержание
Введение ……………………………………………………………………..
1 СТАНВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЧАСТНОГО И ОБЩЕСТВЕННОГО ПРИЗРЕНИЯ В РОССИИ
1.1Формирование частного и общественного призрения………………...
1.2Деятельность и основные направления приказов общественного призрения…………………………...……………………...……………..
2ВЕДОМСТВЕННАЯ
2.1Человеколюбивое общество……………………………………………..
2.2 Ведомство Учреждений императрицы Марии Федоровны...…………
Заключение
Библиография
3
Введение.
Актуальность темы заключается в следующем. На данный момент в России осуществляется множество реформ во всех сферах общественной жизни, в том числе и в социальной сфере. При попытке внедрения в российскую практику западных моделей реформирования социальной работы привело к тому, что общество их отвергло. Сейчас Россия проходит сложный период социально-экономических изменений это сопровождается социальными потрясениями, ростом числа инвалидов, вдов, сирот, беженцев, бездомных, нуждающихся в помощи и поддержке. Поэтому современная система социальной защиты требует использования исторического опыта России.
Потребность в активном развитии благотворительного движения в настоящее время чрезвычайно велика и нуждается в усилении участия общественности в помощи социально-уязвимым слоям населения.
История социальной работы в России является пока ещё малоизученным направлением отечественной исторической науки. К нему обращались преимущественно дореволюционные исследователи, и только в 1990-х гг. возродился научный интерес к этой проблеме. Многие историки подчёркивали значимость Приказов общественного призрения, но ни в советской, ни в современной российской историографии нет комплексных исследований их деятельности. Необходимость восполнить образовавшийся пробел это также обусловливает актуальность избранной темы.
Объект исследования – Социальное призрение.
Предмет исследования – Процесс формирования общественного призрения в России (в первой половине XIX века).
Цель курсовой работы – рассмотреть государственную политику в области призрения в первой половине XIX века.
Задача курсовой работы:
1 Становление общественного и частного призрения в Российском государстве.
1.1Основные направления развития общественного призрения и частной благотворительности.
2 Исследовать благотворительные учреждения в России.
2.1 Охарактеризовать Императорское Человеколюбивое общество.
2.2 Проанализировать Ведомство Учреждений императрицы Марии Федоровны.
1 Становление и развитие частного и общественного призрения в России.
1.1 Государственно-административные подходы к общественному и частному призрению
Деятельность приказов общественного призрения разворачивалась не сразу, и не во всех губерниях одновременно. С 1776 по 1787 гг. приказы общественного призрения существовали только в 22 губерниях из 51. Крупнейшие из них — Архангельский, Астраханский, Московский, Санкт-Петербургский, Ярославский. Причем их капиталы зависели не только от частных пожертвований, но и от ведения самостоятельной хозяйственной деятельности. Так, Архангельский приказ общественного призрения был учрежден в 1784г. (девять лет спустя после постановлений о губерниях). К 1816г. он имел собственных капиталов 31 280 р., посторонних — 78 490 р. и доход в размере 18 610 р. Приказ содержал больницу, отделения для умалишенных, воспитательный дом с родильным отделением, богадельню, работный и смирительный дома. Ему принадлежали корабельная верфь, кирпичный завод, отдаваемые в наем. Исключение не составляли и другие приказы: Астраханский имел гостиничный ряд, приносивший доход до 5 860 р., съестные лавки с доходом 2 323 р.; Московский приказ имел Усть-Сетунский кирпичный завод, Веденский черепичный завод, Рязанское подворье с доходом 5 255 р., дома в Москве, 104 десятины земли в Можайском уезде. Таким образом, в начале XIX столетия приказы общественного призрения вели самостоятельную коммерческую деятельность. На первых порах она поощрялась и законом, который предусматривал кроме частной инициативы еще и поддержку со стороны казны в виде пособий, пенных денег. В этой деятельности приказы руководствовались постановлениями 1781г. (15176) и 1785г. (16188).
Поиски системы финансирования приказов общественного призрения осуществлялись вплоть до 1810 г., когда приказы перешли под юрисдикцию Министерства полиции, а затем Министерства внутренних дел. Тогда-то финансовые потоки приняли организованные формы. В то же время эти министерства контролировали не все территории. Дела общественного призрения в Тверской и Кубанской областях, в Области Войска Донского, в казачьих войсках осуществляло с 1840г. Военное министерство.
Министерство полиции, а затем Министерство внутренних дел стимулировали приказы общественного призрения к увеличению и накоплению средств. К таким мерам можно отнести, в частности, разрешение на ведение хозяйственных и имущественных операций (сдача в наем лавок, домов, кузниц, мельниц, садов, огородов, сенокосов и т. д.; поощрение добывания торфа, распилки бревен, дров для продажи; разрешение продажи игральных карт; открытие суконных фабрик).
Относительно финансовой деятельности приказов общественного призрения решения принимались не централизованно (хотя иногда это тоже имело место), а с учетом местных потребностей и проблем. В одних случаях приказам разрешались финансовые операции, в других предоставлялись определенные финансовые льготы. Так, Ревельскому приказу общественного призрения было разрешено брать займы до 6% в пользу бедных, а Санкт-Петербургский приказ общественного призрения был освобожден от процентных платежей за сдачу в наем своих заведений и т. д.
Министерство внутренних дел контролировало не только финансы, но и кредиты приказов общественного призрения. В некоторых случаях оно вмешивалось в их деятельность, отдавая предпочтение заемщикам. Это касалось экстремальных ситуаций — пожары, наводнения, голод, неурожай. Тогда издавались особые распоряжения для отдельных приказов общественного призрения. К примеру, по совместному соглашению Министерства внутренних дел и Министерства финансов в 1856г. жителям города Саранска разрешалось рассрочить на 10 лет долг в 32 882 р. 48 к., «сложив со счетов кредиты за просрочку». Аналогичное решение было принято и в пользу других городов, пострадавших от пожаров (Елец, Динабург, Киликиевка).
Таким образом, приказы общественного призрения, находясь под непосредственным контролем Министерства внутренних дел, увеличивали свои капиталы за счет банковских операций, частных пожертвований, а также в результате ведения самостоятельной хозяйственной деятельности. Можно сказать, что к 1862г. в приказах общественного призрения сложилась определенная финансовая структура капиталов, которая состояла из следующих разрядов: собственных капиталов, благотворительных капиталов, апелляционных капиталов, судебных вкладов, частных и правительственных вкладов, пересылочных сумм. Точные сведения о капиталах приказов общественного призрения дают, начиная с 1814г., их отчеты, по косвенным же сведениям можно установить динамику роста финансов приказов вплоть до их ликвидации (в 1810г. — 5.165 410 р., в 1814г. —.8.390 000 р., 1816 — 10.333 990 р., 1857г. — 13.148 386 р.),т. е. капиталы приказов общественного призрения увеличивались, несмотря на различные события — войны, массовый голод, эпидемии — что не могло не отражаться на их финансовом положении.
Не все приказы экономически развивались пропорционально. Одни имели собственные капиталы на большие суммы, как, например, Санкт-Петербургский — 1.079.308 р. 3 3/4 к» другие же — Харьковский — всего 8.747 р. 711/2 к. И это несмотря на то, что первоначальная сумма вклада была одинаковой — 15 тыс. р.
В рассматриваемый период оформляется не только финансовая, но и организационная структура приказов общественного призрения, хотя говорить о единой административной структуре еще рано. Приказы общественного призрения управлялись коллегиально, но председательствовал непосредственно губернатор. В состав правления входили заседатели совместного суда, по одному от каждого сословия: дворянства, купечества, селян, при этом ведение дел возлагалось на одного из членов правления. Система ежедневных заседаний, составление прошений и разрешений, согласование их с Министерством внутренних дел создали достаточно громоздкую и неоперативную систему помощи и поддержки, что отмечалось современниками.
С 1818г. в приказы вводятся должностные лица и со стороны правительства — инспекторы врачебных управ. Однако каждая губерния имела свои особенности в управлении приказами. Так, в Киевском, Белорусском, Польском и других приказах под управлением губернаторов «членами были губернские маршалы или предводители дворянства и инспекторы врачебных управ», но это не означало, что такая же система управления характерна и для других губерний.
Можно констатировать, что к 1862г. сложилась определенная структура институтов помощи: лечебные заведения (больницы, дома для умалишенных); заведения призрения (богадельни, инвалидные дома, дома для неизлечимых больных); учебно-воспитательные заведения (воспитательные дома, сиротские дома, училища для детей канцелярских служащих); институт пансионеров, местные благотворительные общества. Общественное призрение получило развитие благодаря трем основным принципам; самостоятельности местных благотворительных организаций, привлечению к управлению местного населения и обеспечению населения более или менее достаточными денежными средствами.
Институты социальной поддержки в губерниях не имели четких принципов организации, хотя предпринимались отдельные попытки их реорганизации и структурирования. Так, в 1823г. Министр внутренних дел гр. Кочубеи разделил заведения приказов общественного призрения на четыре разряда. В зависимости от разряда в заверении содержалось определенное число нуждающихся в помощи.
Несмотря на принимаемые усилия, все же эта система имела большие недостатки — приказы развивали деятельность по своему усмотрению и на свои собственные средства, призрение не являлось обязательным для всех нуждающихся, а было только выборочным. Отсюда такие различия в средствах, формах помощи и количестве оказываемых услуг диаграмму 3).
Из диаграммы видно, что рост показателей как субъектов призрения, так и институтов призрения мало связаны с финансовым положением приказов (возможно, здесь лежали иные причины — отсутствие программы деятельности или развития общественного призрения на местах).
Приказы общественного призрения хотя и вели работу по оказанию поддержки нуждающимся, но все-таки не могли удовлетворить потребности населения, и не только потому, что средств было недостаточно и административно-хозяйственная система была несовершенна. Этому способствовала и « плохая слава дореформенных заведений общественного призрения», К тому же деятельность приказов не была постоянной в течение всего года.
1.2 Основные тенденции развития системы государственного призрения.
Среди государственных органов призрения первой половины XIX в. Особо выделяется деятельность созданных при Екатерине II приказов общественного призрения. Приказы общественного призрения представляли собой административный орган, председателем которого являлся генерал – губернатор. Приказы подчинялись сначала Коллегии экономики в период царствования Александра I (1801 -1825) с 1802 г. Приказы были отнесены к ведению Министерства внутренних дел, в 1810 г. Перешли к Министерству полиции, но с 1819 г. Вновь оказались прикрепленными к Министерству внутренних дел. Приказы общественного призрения увеличивали свои капиталы не только за счёт доходов губерний, но и банковских операций, частных пожертвований и в результате ведения самостоятельной хозяйственной деятельности
В дополнении к 40 прежним приказам открылось ещё девять новых, а с 1818 г. Меняется и состав правления приказов.
К сожалению, первая четверть XIX в. прошла для приказов общественного призрения под знаком мелочной опеки и роста формализма в их работе.
Приказы общественно призрения в первой половине XIX в., получив в самом начале своего существования первоначальный уставной капитал(по 15 тыс. рублей на каждый приказ), существовали не только на частные пожертвования. В середине 1820-х гг. в число доходных заведений приказов входили жилые дома, лавки, кузницы, мельницы, сдававшиеся в наём; сады, огороды, сенокосы, рыбные ловли и т. П.; кирпичные и черепичные заводы; добыча торфа, распилка бревен в доски и на дрова для продажи; продажа игральных карт; суконные фабрики, учреждённые в июле 1808 г. Для поставки солдатского сукна в армию.
Однако во второй четверти XIX в. финансовое состояние резко ухудшилось. Работа приказов общественного призрения вызывала всё больше нареканий и недовольств. Выявились по меньшей мере, две серьёзные болезни системы.
Во-первых, возраставшая бюрократизация и мелочная опека над деятельностью приказов со стороны Министерства внутренних дел. В Отчёте «Об устройстве общественного призрения в России» (за 1862 г.) так характеризовалась общая деятельность приказов по общественному призрению: «Приказы действуют не иначе, как в коллегиальном порядке, и начальник губернии… никаких дел, относящихся до приказа и его заведений, не производится. Не управляя приказом, а только председательствуя в нём, губернатор, в предметах до приказа и его заведений относящихся, не может ни распоряжаться, ни давать приказу к исполнению своих преложений. Затем собственно на непременного члена возложено наблюдение за правильностью производства дел, счетоводства и отчётности…».
Иными словами, канцелярская рутина поглотила всякое живое дело, деятели приказов были превращены в обычных чиновников, подчинённых установленным регламентам и правилам.
Во-вторых, денег приказов никак не хватало на организацию квалифицированной помощи в благотворительных заведениях.
Таким образом, к середине XIX в. система государственного призрения в России заходит в тупик. Нет денег, нет заинтересованных людей – все вело к пониманию того, что борьба с бедностью возможна лишь в союзе и с опорой на общественное участие и благотворительность. В итоге, к 1861 г. Благотворительные общества существовали лишь в 8 городах империи, а к 1863 г. Были учреждены ещё в 9 губерниях.
Приказы общественного призрения, как правило, имели дело в основном с двумя категориями нуждающихся: 1) с «дряхлыми и убогими», которые в силу различных причин(по возрасту, сиротству, физическим и душевным недостаткам) не могли найти себе пропитания и потому требовали призрения в самом узком смысле слова(пища и кров); 2) с детьми, для которых одного призрения оказывалось недостаточно, а требовалось и воспитательная работа.
К 1862 г. Складывается определенная система учреждений социальной помощи:
- лечебные заведения (больницы, дома для умалишённых);
- заведения призрения (богадельни, инвалидные дома, дома для неизлечимо больных);
- учебно-воспитательные заведения (воспитательные дома, сиротские дома, училища для детей канцелярских служащих);
- институты пансионеров, местные благотворительные общества.
Следует подчеркнуть, что институты социальной помощи населению в губерниях не имели четкой структуры и принципов организации. Их деятельность не была постоянной, и они не могли удовлетворить потребности населения.
И тем не менее система призрения, созданная в этот период времени, процветала долго и сохранилась в общих черта до наших дней.
Ведомственная.
Человеколюбивое общество.
Человеколюбивое общество было основано Высочайшим рескриптом Александра I на имя камергера Витовтова 16 мая 1802 г. Первоначально общество приняло название «Благодетельного общества».
В рескрипте император так обосновывал необходимость учреждения общества: «Обыкновенное подаяние нищим, умножая только число оных, не успокоит старца, отягощенного летами, не возвратит здоровья юноше, увядающему на заре дней своих, не избавит от смерти или порока младенца, долженствующего быть подпорой Отечества. Нередко также наглый тунеядец похищает от руки благодетелей то, что назначено было отцу семейства, томящемуся на одре смерти и отчаяния. Из сего следует, что растроганным быть наружным и весьма часто обманчивым видом нищеты и убожества не есть еще благодеяние. Надлежит искать несчастных в самом жилище их — в сей обители плача и страдания. Ласковым обращением, спасительными советами, словом, всеми нравственными и физическими способами стараться облегчить судьбу их; вот в чем состоит истинное благодеяние!»
Любопытным также представляется избранный Александром I механизм формирования руководства нового общества. Пытаясь избавиться от традиции назначения бюрократов-руководителей, император писал: «Назначу я трех членов, которые единогласно выберут четвертого, четыре — пятого, пять — шестого, шесть — седьмого, семь — восьмого, восемь —девятого, а сии девять членов уже по большинству голосов дополнят число семнадцать». Вскоре были назначены первые три руководителя Общества. Ими стали министр коммерции граф Румянцев, надворный советник Щербаков и иностранный купец Фан-дер-Флит.
Одновременно с созданием Благодетельного общества по приглашению Витовтова пять врачей (известные тогда в столице медики Фрейтанг, Вельцен, Эллизен, Уден и Тимковский) занялись разработкой плана учреждения медицинских заведений для помощи бедным, а 18 мая 1802г. по решению Александра I был создан особый Медико-филантропический комитет.
В 1804г. Комитет разработал программу медицинской помощи и она была одобрена императором. В обязанности комитета входили: 1) домовое призрение бедных больных; 2) организация по городу специальных «диспенсариев» (лечебниц для приходящих), где больные могли бесплатно лечиться и получать лекарства; 3) помощь пострадавшим на улице от несчастных случаев; 4) организация лечебниц для больных, страдающих инфекционными заболеваниями; 5) призрение «искаженных природой или случаем, воспитание глухонемых и слепых». В пособие Комитету ежегодно выделялась сумма в 24 тыс. рублей серебром (в тот период обозначилось существенное расхождение между бумажным, и серебряным рублем, что объяснялось ростом эмиссии бумажных денег во второй половине XVIII в.: за 1 рубль серебром давали 3-3,5 рубля ассигнациями).
Вскоре Комитет развернул свою деятельность в Петербурге. Во всех 11 частях столицы были организованы «диспенсарии» и назначены в них врачи; в Петербургской, Московской и Рождественской частях столицы созданы инфекционные лечебницы (на шесть кроватей каждая); в 1806г. открылась первая в России глазная лечебница для . бедных (на 25 мест); было назначено несколько акушеров и зубных врачей для помощи неимущим больным. В то же время лица, первоначально руководившие делами Комитета, вскоре увлеклись грандиозными филантропическими идеями, требующими громадных государственных затрат.
Видимо, поэтому Александр I охладел к делам Медико-филантропического комитета и вновь обратил свое внимание на Благодетельное общество. Получив значительную материальную поддержку (в 40 тыс. рублей серебром в год)* Общество начало активную работу. Так, в 1805г. оформилась его структура. Были созданы: «Благодетельный комитет», в задачи которого входило налаживание контактов с иностранными и отечественными филантропами; «Ученый комитет», занимавшийся сбором и анализом сведений о возможных улучшениях в плане благотворительной деятельности; «Попечительский комитет», в обязанности которого входило «оказание денежной помощи истинно бедным и несчастным людям». Первоначально также предполагалось создать и специальный «Юридический комитет» для оказания правовой помощи неимущим, но этот проект не осуществился.
Надо заметить, что в деятельности Попечительского комитета впервые возникает некоторая определенность. Так, помимо выплаты единовременных пособий («подачек»), особо нуждающимся назначалась постоянная пенсия (до 200 рублей в год). В ведение Комитета был передан и «Дом трудолюбия», основанный в 1806г. для воспитания девиц-сирот из благородного сословия (дворянок). В 1810г. в обязанности Комитета вошло и оказание помощи неимущим, обращающимся с прошениями в Государственный Совет и в Комиссию прошений. В связи с этим ежегодные ассигнования Благодетельному обществу были увеличены еще на 36 тыс. рублей.
Наконец, в 1812-1814 гг. к Обществу были присоединены остатки Медико-филантропического комитета, а главным попечителем от Государственного Совета стал тайный советник князь А. Н. Голицын, который в 1816г. представил на рассмотрение Императора проект образования «Императорского Человеколюбивого общества». Проект был одобрен и общество получило значительную материальную поддержку со стороны государства: на его содержание ежегодно выделялось 250 тыс. рублей ассигнациями (или примерно 70 тыс. рублей серебром).
В качестве основных задач деятельности Человеколюбивого общества были выделены три: 1) забота о дряхлых, престарелых и немощных; 2) трудоустройство неимущих; 3) помощь в воспитании сирот и детей бедных родителей.
К 1825г. (то есть к началу царствования Николая I) Общество учредило в Петербурге Медико-филантропический и Попечительный комитеты (1816), институт слепых и дом воспитания бедных детей (1819), дом для призрения малолетних бедных разночинного звания (1822); в Москве и ее окрестностях Попечительный комитет о бедных (1818), убежище для бедных в с. Болшеве (1819), Маросейкий богаделенный дом (1825). Кроме того, в 1816-1821 гг. были открыты отделения Общества в Казани, Воронеже, Уфе, Слуцке (Белоруссия) и Аренсбурге (о. Сааремаа в Эстонии).
Надо заметить, что деятельность Общества носила всеобъемлющий характер. Это выражалось в том, что оно открывало учебно-воспитательные учреждения, богадельни, дома с дешевыми квартирами, ночлежки, народные столовые, больницы и диспансеры, швейные мастерские и т. п. В 1816-1825 гг. активно работал Ученый комитет Общества, издававший специальный «Журнал Императорского Человеколюбивого общества», ставший первым в России печатным периодическим изданием, посвященным непосредственно проблемам призрения; в круг действий Ученого комитета входило также попечение и поощрение неимущих литераторов и художников. В то же время работа Общества носила по преимуществу «столичный» характер: его заведения в основном располагались либо в двух столицах, либо в их ближайших пригородах.
В годы царствования Николая I (1825-1855) в работе Общества произошли как позитивные, так и негативные перемены.
Открылось 32 новых заведения в составе Общества, то есть произошло расширение его деятельности. В 1838г. в Петербурге и Москве при Обществе были созданы специальные комитеты «по разбору и призрению просящих милостыню», в обязанности которых входила не только беспощадная борьба с тунеядцами, виновными в нищенстве, и определение их в работные дома, но и, что немало важно, тщательное рассмотрение случаев нищенства и оказание материальной помощи нуждающимся, добровольно явившимся за нею.
Администрация комитетов состояла из вице-президента и восьми членов, включая юристов и врачей, которые вели бюллетени о количестве прибывших за день нищих, заполняя на каждого «разборный листок» со следующими рубриками: имя, фамилия, сословие, возраст, национальность, вероисповедание, особые приметы, состояние здоровья, место жительства, ремесло, опись ценностей и вещей, сданных на хранение. Обычно нищих доставляли городовые, порой они приходили и сами с просьбой о пособии. Помощь оказывалась разнообразная — деньгами, продовольствием либо лекарствами. После опроса и первичной санитарной обработки новичка остригали, вели в баню и переодевали. Он поступал в полное распоряжение Комитета, получая питание и ночлег.
Один раз в неделю проходили заседания Комитета, на которых проводилась сортировка поступивших. Дряхлых и больных помещали в богадельни и больницы, которых, к слову, хронически не хватало. Здоровых нищих отправляли на фабрики и в мастерские, иногда такие мастерские создавались самими комитетами. Праздношатающихся, злостных нищих и бродяг отсылали либо на поселение в Сибирь, либо на родину или в места предыдущего проживания. Все эти процедуры очень дорого обходились казне, финансировавшей деятельность антинищенских комитетов, учитывая расходы на еду, обувь, одежду, лечение (иногда — похороны), наконец, переезды. Подавляющее большинство высланных вновь возвращались в столицы, а полученную в комитетах экипировку (рубашку, пиджак, брюки, ботинки, полушубок) продавали скупщикам, вырученные деньги пропивая. Кое-кто из нищих по нескольку раз в год проворачивал подобные «операции»: в печати однажды упоминался нищий, 45 раз попадавший в приемник.
Фактически антинищенские комитеты оказались мерой неэффективной: количество нищих в столицах непрерывно росло (в начале 1860-х гг. только в Москве промышляло не менее 40 тысяч нищих, собиравших в год более 3 миллионов рублей подаяния), а помощь со стороны комитетов оборачивалась узаконенной государством милостыней; не случайно сами нищие хвастались, Намекая на винную монополию: «Отчасти приносим пользу казне. Перегоняем одежду на вино!». Бесполезность работы антинищенских комитетов вскоре стала очевидной и правительству. В 1854г. Николай I своим указом категорически запретил нищенство в империи, о выполнении которого вскоре было императору доложено — учет нищих в стране был попросту прекращен.
Вместе с тем в 1832г. была прекращена деятельность Ученого комитета Человеколюбивого общества; в 1855г. закрыто «Общество посещения бедных» (созданное в составе Человеколюбивого общества в 1846г.). В общем же правление Николая I оказывало негативное воздействие на общественную благотворительность — «администрация смотрела на нее подозрительно и тормозила ее начинания». Прибавлялось и то, что для открытия благотворительных обществ всегда требовалось Высочайшее соизволение, добиться которого в условиях усиления борьбы с «крамолой» и общего недоверия к обществу со стороны власти было затруднительно.
Во второй половине XIX в. деятельность Человеколюбивого общества расширилась, развиваясь по трем основным направлениям: 1) упорядочение работы Общества; 2) реорганизация действовавших благотворительных заведений; 3) открытие новых заведений и отделений Общества.
К мероприятиям по упорядочению работы Общества можно отнести следующие: учреждение специального Хозяйственно-технического комитета, в функции которого входили организация торгов, поиск выгодных подрядов и производственная деятельность; образование так называемых «кружечных комиссий» (в Петербурге и по линиям железных дорог) для сбора добровольных пожертвований; учреждение особого Учебного комитета для наблюдения за учебно-воспитательным процессом в своих заведениях. Кроме того, была восстановлена деятельность Ученого комитета.
В 1850-1860-е гг. в ведение Человеколюбивого общества перешли и некоторые благотворительные заведения Москвы, в том числе Московский попечительный комитет, Общество поощрения трудолюбия и Братолюбивое общество. Вместе с этими обществами было принято и обширное хозяйство: рукодельные школы, мастерские, больница, квартиры для бедных, школы для приходящих детей. В 1870гг. в Москве также были открыты кулинарная школа, народные столовые, школа портних, ремесленно-исправительный приют для девочек, устроены дешевые квартиры для престарелых гувернанток, организовано попечительство о недостаточных ученицах Московской консерватории. В начале 1880-х гг. основаны дом воспитания военных, сирот и «Убежище для у вечных воинов».
Открылись новые отделения Общества в провинции (Казани, Воронеже, Уфе, Костроме, Угличе, Скопине [ныне Рязанская область], Пензе и др.). В недрах Общества велись работы по благотворительной тематике и в 1887г. увидело свет семитомное издание «Сборник сведений по вопросам общественной и частной благотворительности».
К началу 1900-х гг. Человеколюбивое общество превратилось в весьма разветвленную структуру, включавшую в себя различные типы благотворительных заведений. Отделения Общества имелись в двух столицах и в 25 провинциальных городах и местечках. Насчитывалось до 200 заведений Общества (в том числе: 57 учебно-воспитательных заведений для сирот и детей; бедных родителей (на 5500 мест); 63 богадельни (на 2000 мест); 32 дома бесплатных и дешевых квартир (на 2500 мест); 7 народных столовых (на 2500 обедов в день); 6 домов трудолюбия (на 1000 человек); 26 комитетов, оказывавших временную помощь бедным; 19 больниц и лечебниц).
Ежегодно Общество расходовало на благотворительные цели до 1,5 млн рублей. Источниками средств являлись как частные пожертвования, взносы сотрудников Общества и императорской семьи, так и проценты с капиталов и доходы с недвижимой собственности (последняя на начало 1897г. оценивалась в 10,4 млн рублей). Членов Общества (от попечителей, почетных и действительных членов до воспитателей, преподавателей, врачей и др.) насчитывалось около 4,5 тыс. человек.
Во второй половине XIX в. нарастал процесс постепенного «огосударствления» Общества. С 1897г. работа в Обществе стала приравниваться к государственной службе и сочетаться с обычной чиновной службой по «Табели о рангах», вплоть до V класса включительно. Чиновникам Общества отныне полагались государственные пенсии и льготы. В том же году был учрежден особый наградной знак Императорского Человеколюбивого Общества.
2.2 Ведомство Учреждений императрицы Марии Федоровны
Другой крупной благотворительной организацией учреждений императрицы Марии Федоровны. Названное ведомство возникло 12 ноября 1796г., когда супруга Павла I императрица Мария Федоровна приняла на себя руководство Обществом благородных девиц и его мещанским отделением. Мария Федоровна жертвовала Обществу по 15 тыс. рублей ежегодно. Общество носило чисто образовательный характер, однако в мае 1797г. Мария Федоровна приняла на себя руководство Петербургским и Московским воспитательными домами и коммерческим училищем.
Именно тогда императрица обратила свое внимание на ужасающее положение с младенческой смертностью в воспитательных домах (так, за весь период существования столичных домов из 65 тыс. младенцев в живых осталось лишь около 7 тыс.). Сделав вывод, что одной из причин смертности является теснота помещений, по ходатайству императрицы Петербургский воспитательный дом был переведен в более обширное здание, к которому вскоре был прикуплен еще один дом. Последовали изменения и в руководстве Домов. Были преобразованы Опекунские советы, причем каждый из опекунов нес личную ответственность за какую-либо из частей Воспитательного дома. Опекунами император назначал лиц «высокого и знатного круга». Отмечалось, что они должны были работать «без всякого вознаграждения, из любви к Отечеству и человечеству».
Благотворительная деятельность Марии Федоровны становилась все более обширной. В 1798-1802 гг. на ее средства в столицах были основаны женские училища Ордена св. Екатерины (для девочек из мещанских и купеческих семей). В 1801г. на ее иждивение поступила Павловская больница; в 1802г.— открылся еще один воспитательный дом в Гатчине (здание было подарено уральским заводчиком Николаем Никитичем Демидовым); в 1803г. в Москве и Петербурге открылись так называемые «Вдовьи дома» (богадельни для неимущих вдов военных и гражданских чиновников). Тогда же в столицах были открыты больницы для бедных (на 200 мест каждая).
В 1806г. на средства Марии Федоровны в Павловске открылось первое в России училище для глухонемых детей (причем в 1816г. императрица внесла 156 тыс. рублей на содержание в нем пансионеров ее имени), переехавшее в 1810г. в Санкт-Петербург. В 1807г. под покровительство Марии Федоровны перешло военно-сиротское отделение (впоследствии - Павловский институт). В 1811г. в Петербурге был открыто первое в России «повивальное училище» для подготовки квалифицированных акушерок.
Наконец, в 1817г. под покровительство императрицы перешел Харьковский институт благородных девиц. Надо заметить, что институты благородных девиц изначально предназначались для призрения и воспитания дочерей обедневших дворян либо осиротевших девочек дворянского происхождения, именно поэтому и обучение в институтах носило узкопрактический характер: с одной стороны, подготовка будущей домохозяйки и матери семейства, а с другой — гувернантки для работы в богатых дворянских семействах. В то же время устав Харьковского института отличался по тому времени необыкновенно прогрессивным содержанием. Так, дозволялось принимать в институт дочерей купцов всех гильдий, а также приходящих учениц. Более того, институтское начальство было обязано трудоустраивать своих выпускниц на должности гувернанток, разбирать их споры с хозяевами, содействовать в устройстве брака. В 1820-1826 гг. открылись также 4 училища для унтер-офицерских и солдатских дочерей.
Незадолго до смерти (в октябре 1828г.) Мария Федоровна писала: «Мы должны быть единственно одушевлены желанием исполнять наши обязанности во всех отношениях... соединяя все наши старания к сохранению детей, к возбуждению, по мере возможности, чувств материнских, к поданию помощи вдове и сироте, облегчению страждущей нищеты; тогда только мы будем оказывать истинную любовь к ближнему, по великому примеру, данному нам Спасителем».
В память об императрице по указанию Николая I было создано специальное Ведомство Учреждений императрицы Марии Федоровны, а вошедшие в его состав учебно-воспитательные заведения стали именоваться «мариинскими».
Во второй четверти XIX в. развитие Мариинского ведомства шло по двум основным направлениям. Во-первых, расширение сети институтов благородных девиц (с 1829 по 1855 гг. такие институты учреждаются в ряде губернских центров: Одессе, Казани, Киеве, Тифлисе» Иркутске, Астрахани, Оренбурге, Тамбове, Тифлисе и др.). Для управления институтами в 1845г. был создан Главный совет женских учебных заведений. Во-вторых, учреждение сиротских институтов. В 1837 г. при Петербургском и Московском воспитательных домах были открыты учебные заведения для оставшихся сиротами детей офицеров (по 300 мальчиков в каждом), так называемые «военно-сиротские институты», по окончании которых выпускники поступали в кадетские корпуса, становясь впоследствии кадровыми военными. Кроме того, под управление Ведомства перешли также и школы Женского патриотического общества, созданного в 1820-е гг.
В 1854г. учреждения Ведомства были разделены на группы: Главный совет женских учебных заведений; Опекунские советы; Санкт-Петербургский попечительский совет заведений общественного призрения; Санкт-Петербургское патриотическое общество с 15 школами; Комитет главного попечительства детских приютов с 81 приютом; Благотворительное общество 1837 г. в Москве; Александровский лицей; коммерческие училища; Попечительство бедных в Москве, его отделения в Пензе, Киеве и Симбирске; больницы и богадельни, вверенные особому управлению; Общество садоводов; частные благотворительные учреждения.
В конце 1850-х гг. Ведомство выступило инициатором организации открытых всесословных женских учебных заведений. В апреле 1859г. под руководством проф. Н. А. Вышнеградского была учреждена первая в России гимназия в Петербурге, открыв доступ к среднему образованию для женщин.
Заключение.
На рубеже ХVIII – XIX веков общественное призрение начинает складываться в определенную систему со своими светскими институтами, появляется специальное законодательство, регулирующее деятельность не только приказов общественного призрения, но и благотворительную деятельность в обществе. На основе расширяющейся благотворительной практики создаются учреждения поддержки разных категорий нуждающихся: солдат, увечных воинами, инвалидов, слепых, глухих, вдов, беспризорных детей. Намечаются меры и по решению проблем профессионального нищенства, детской безнадзорности. Все эти проблемы становятся важной частью общественного призрения, что, в свою очередь, расширяет практику помощи и поддержки, вносит в нее элементы профессионально-деятельностных подходов.
В эти периоды возникают благотворительные учреждения. Первым из них считается Ведомство учреждений императрицы Марии Федоровны. Во время благотворительной деятельности Марии Федоровны появились новые формы помощи для таких объектов как инвалиды Отечественной войны, вдовы военнослужащих, инвалиды детства по слуху и зрению, бедные роженицы. Развилась сеть воспитательных, образовательных и профессиональных заведений, укрепилась материальная база подведомственных императрице лечебниц, образовались специализированные вдовьи дома, зародилась отечественная благотворительная печать. Всего под покровительством Марии Федоровны к концу ее жизни находилось свыше 50 различных благотворительных и воспитательных заведений, в которых в общей сложности в год призревалось в среднем 91 – 92 тыс. человек.
В память о матери император Николай I создал Ведомство учреждений императрицы Марии, ставшее крупнейшей образцовой благотворительной организацией в России. Николай Павлович и все последовавшие за ним императоры лично покровительствовали этому Ведомству.
Последующее благотворительное заведение в начале под покровительством Александра I называется Императорское человеколюбивое общество. Общество вело свою деятельность по следующим направлениям:
- домовое призрение бедных больных;
- диспенсарии в разных частях города;
- вспоможение подвергшимся какому-либо несчастному случаю на улицах;
- особенные больницы для страждущих прилипчивыми болезнями;
- призрение искаженных природою и случаем, воспитание глухонемых и тому подобные богоугодные заведения;
Впоследствии Общества как по наследству поступало под покровительство всех последующих российских императоров. Каждый из них старался приумножить его средства и сделать помощь более эффективной. Это семейное благотворительное предприятие дома Романовых до революции было одной из самых развитых структур помощи.
Подытожим, что с 1801 по 1832 гг. произошли такие события как:
- подчинение Приказов общественного призрения юрисдикции МВД и резкое ограничение их самостоятельности;
- рост капиталов Приказов;
- расширение перечня категорий клиентов и постепенный количественный рост заведений Приказов общественного призрения.
С 1833 по 1864 гг.:
- передача части функций Приказов общественного призрения Попечительным советам;
- лишение Приказов кредитно-финансовой функции;
- передача по Земскому Положению 1864 г. функций и денежных средств основного числа провинциальных Приказов земствам.
Библиография
Кононова Т.Б. Очерки истории благотворительности: Учебное пособие / Т.Б. Кононова. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2006. – 340 С.
Фирсов В.М. История социальной работы в России: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / М.В. Фирсов. – М.: Гуманитарный издательский центр «ВЛАДОС», 1999. –256 С.
Циткилов П.Я. Социальная работа: Учебное пособие / П.Я. Циткилов. – М.: Издательство "Феникс", 2006. – 443 С.
Холостова Е.И. Социальная работа: Учебное пособие / Е.И. Холостова. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2007. – 668 С.
Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. Итория социальной работы за Рубежом и в России(с древности и до начала XX века): Учебное пособие / Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. – М.: Трикста, 2005. – 624 С.
Асочаков А.С. Управление и финансовые основы деятельности приказов общественного призрения Восточной Сибири / А.С. Асочаков, Т.А. Катцина // Вестник КрасГАУ. – Красноярск, 2004. – С. 252-257.
Большой справочник школьника. – М.: Дрофа, 1998. – 1104 С.
Брокгауз Ф.А. Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И. А. Ефрон. – СПб.: Издательство «ЭКСМО», 2007. – 704 С.
http://lib.aldebaran.ru/
http://ru.wikipedia.org/
http://www.infoblago.ru
http://www.ecsocman.edu.ru/
http://rl-online.ru/
http://www.msrt.ru/
http://www.krasfair.ru

Приложенные файлы


Добавить комментарий