Русско-турецкие войны второй половины XVIII в. и их итоги


Содержание
Введение
I.Разделы Речи Посполитой
II.Русско-турецкие войны второй половины XVIII в. и их итоги
а) Русско-турецкая война 1768-1774 гг.
б) Русско-турецкая война 1787-1791 гг. Ликвидация Крымского ханства
III.Итоги русско-турецкой войны 1806-1812 гг.
Заключение
Список использованной литературы
Введение
Россия оказывала помощь Украине, боровшейся под предводительством Богдана Хмельницкого за избавление от господства польских панов и шляхтичей. На Украине, а вслед за этим и в Белоруссии развернулась всенародная борьба против Речи Посполитой. В этой борьбе видное место отводилось Смоленску, который с 1611 г. находился под властью Речи Посполитой. Для того чтобы возвратить Смоленск и Смоленские земли, Россия сосредоточила на Смоленском направлении значительную группу войск во главе с царем Алексеем Михайловичем.
После взятия Дорогобужа и Белого в июне 1654 г. началась осада Смоленска. К русским войскам присоединился украинский 18-тысячный отряд под командованием атамана Василия Золотаренко. В ночь на 16 августа был начат штурм города, продолжавшийся 7 часов. Для штурма было использовано 4 тысячи штурмовых лестниц. Борьба за город продолжалась до начала сентября. Жители города были на стороне России, и под их давлением начались переговоры о заключении мира. Город был сдан. Польский гарнизон вышел из города, сложил оружие, знамена и был отпущен на свою родину [8, с. 98].
День 3 октября 1654 г. является днем окончательного возвращения Смоленска и смоленских земель в состав России. С освобождением Смоленска война с Речью Посполитой не прекратилась. В 1655 г. смоляне приняли участие в освобождении Витебска, Минска, Гродно и др. городов. Россия была близка к победе, но обстановка изменилась в связи с вмешательством в войну Швеции. Россия была вынуждена заключить Виленское перемирие с Речью Посполитой и в 1656 г. начать войну против Швеции, которая сумела захватить Варшаву. Участие России в войне против Швеции спасло Речь Посполитую от поражения. Затянувшаяся война истощила ресурсы враждовавших государств. В Росии начался финансовый кризис, связанный с выпуском медных денег, казна Речи Посполитой тоже была пуста. Обе стороны искали пути к перемирию [8, с. 108].
30 января 1667 г. в деревне Андрусово близ Смоленска было подписано Андрусовское перемирие, завершавшее 13-летнюю войну [5, с. 135]. Согласно ему, России возвращался Смоленск, а также все земли, потерянные во время смутного времени, в том числе Дорогобуж, Белая, Невель, Красный, Велиж, Северская земля с Черниговом и Стародубом. Кроме того, Польша признала за Россией право на Левобережную Малороссию. Согласно договору Киев временно на два года переходил Москве (России, однако, удалось оставить Киев себе по Вечному миру 1686 г., уплатив Польше 146 тысяч рублей в качестве компенсации). Запорожская Сечь переходила под совместное управление России и Польши [7, с. 354].
Польско-русская война 1654—1667 гг. фактически положила конец Польше как великой европейской державе, явилась фактором начала процесса вовлечения западнорусских земель в орбиту Московской Руси, ограничила распространение католицизма на Восток. Кроме того, мир с Польшей и её ослабление позволили России сконцентрировать усилия на борьбе со Швецией, Османской империей и Крымским ханством. Андрусовское перемирие устанавливалось на 13,5 лет.
В 1686 г. был заключен «Вечный мир». Договор подтверждал постановления Андрусовского перемирия 1667 г., кроме одного: Киев уже навсегда признавался принадлежащим России [8, 112].
С польской стороны договор подписал воевода познаньский, дипломат Кшиштоф Гжимултовский, с русской — канцлер и начальник Посольского приказа князь Василий Голицын. Подписание договора произошло во львовской резиденции короля Яна Собеского.
Договор закрепил за Россией Смоленск с окрестностями, Левобережную Украину с Киевом, Запорожье и Северскую землю с Черниговом и Стародубом. Он послужил основой русско-польского союза в Северной войне 1700−1721 гг.
Таким образом, заключение Андрусовского перемирия и «вечного мира» были установлены новые границы между Россией и Речью Посполитой. Россия сделала новые территориальные приобретения, в том числе вернула себе утерянные в предыдущих войнах. Но тем не менее это открывало возможность для их объединения против татаро-турецкой агрессии. Как известно, больше открытых войн между двумя державами не происходило.
I.Разделы Речи Посполитой
В середине XVIII века польско-литовское государство уже не было в полной мере независимым. Оно было фактически зависимым от Российской империи. Российские императоры оказывали непосредственное влияние на избрание польских королей. Особенно ярко эта практика видна на примере избрания последнего короля Речи Посполитой Станислава Август Понятовского, бывшего фаворита российской Императрицы Екатерины Великой. Во время правления Владислава IV (1632—1648 гг.), всё чаще стало применяться правило «liberum veto». Эта парламентская процедура была основана на представлении о равенстве всех шляхтичей-депутатов сейма. Для принятия каждого решения требовалось единодушное согласие. Мнение любого депутата, что какое-либо решение повредит интересам его воеводства (зачастую подразумевались его собственные интересы), даже если это решение было одобрено всеми остальными депутатами, было достаточным, для того, чтобы это решение забаллотировать. Процесс принятия решений всё более затруднялся. «Liberum veto» также предоставляло возможности давления и прямого влияния и подкупа депутатов со стороны иностранных дипломатов [8, с. 62].
Речь Посполита сохраняла нейтралитет во время Семилетней войны. При этом, она проявляла сочувствие к союзу Франции, Австрии и России, пропуская российские войска через свою территорию к границе с Пруссией. Фридрих II принял ответные меры, заказав изготовление большого количества фальшивых польских денег, что должно было серьёзно затронуть экономику Речи Посполитой. В 1767 г. через пророссийски настроенную польскую знать и российского посла в Варшаве князя Николая Репнина Екатерина II инициировала принятие конституции Речи Посполитой, которая ликвидировала результаты реформ Станислава II Понятовского (1764 г.). Также был созван, так называемый репнинский сейм, работавший под фактическим контролем и на условиях, продиктованных Репниным. Репнин также приказал арестовать и выслать в Калугу некоторых активных противников своей политики, таких как Юзеф Анджей Залуский и Вацлав Ржевуский. В новой конституции были закреплены законом все порочные практики прошлого, в том числе, «liberum veto» (в части, именуемой кардинальные законы). Речь Посполита была вынуждена опереться на поддержку России для защиты от усиливающегося натиска со стороны Пруссии, которая желала аннексировать северо-западные районы Польши, дабы соединить свои западную и восточную части. В этом случае, Речь Посполита сохранила бы выход к Балтийскому морю только в Курляндии и на северо-западе Литвы [8, с. 85-92].
Репнин потребовал свободы вероисповедания для православных и протестантов, и в 1768 г. некатолики были уравнены в правах с католиками, что вызвало негодование среди католических иерархов Польши. Такую же реакцию вызывал сам факт вмешательства во внутренние дела польско-литовского государства, что привело к войне, в которой силы Барской конфедерации сражались против войск России, польского короля, восставшего православного населения Украины (1768 – 1772 гг.). Конфедерация также обратилась за поддержкой к Франции и Турции, с которой Россия в это время находилась в состоянии войны. Однако турки потерпели поражение от русских войск, помощь Франции оказалась несущественной и силы конфедерации были разгромлены русскими войсками Кречетникова и польскими королевскими войсками Броницкого [9, с. 54-58].
Соседи Польши, а именно, Пруссия, Австрия и Россия, подписали секретное соглашение о сохранении неизменности законов Речи Посполитой. Этот союз позже стал известным в Польше как «Союз Трех Черных Орлов» (на гербах всех трёх государств был изображен чёрный орёл, в отличие от белого орла, символа Польши).
Первый раздел Речи Посполитой
19 февраля 1772 г., в Вене была подписана конвенция о разделе. Перед этим, 6 февраля 1772 г. в Санкт-Петербурге было заключено соглашение между Пруссией и Россией. В начале августа российские, прусские и австрийские войска одновременно вошли в Польшу и заняли области, распределённые между ними по соглашению [7, с. 380].
Силы Конфедерации, исполнительный орган которой был вынужден покинуть Австрию после того, как та присоединились к прусско-российскому союзу, не сложили оружие. Каждая крепость, где располагались её воинские части, держалась максимально долго. Так, известна оборона Тынца, которая продолжалась до конца марта 1773 г., а также оборона Ченстоховы, возглавляемая Казимежем Пуласким. 28 апреля 1773 г. российские войска под командованием генерала Суворова взяли Краков. Франция и Англия, на которых возлагали надежды конфедераты, остались в стороне и выразили свою позицию уже постфактум, после того, как раздел произошёл.
Конвенция о разделе была ратифицирована 22 сентября 1772 г. В соответствии с этим документом Россия завладела частью Прибалтики (Ливония, Инфлянты), до этого находившейся под властью Польши, и Белоруссией до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тыс. км² с населением 1 млн 300 тыс. человек. Пруссия получила Эрмланд (Вармию) и Королевскую Пруссию (позже ставшую новой провинцией под названием Западная Пруссия) до реки Нотеч, территории герцогства Померания без города Гданьск (Данциг), округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без города Торн (Торунь), а также некоторые районы в Великой Польше. Прусские приобретения составили 36 тыс. км² и 580 тыс. жителей. К Австрии отошли Затор и Освенцим, часть Малой Польши, включающая южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и вся Галиция (Червонная Русь), без города Кракова. Австрия получила, в частности, богатые соляные шахты в Бохне и Величке. В общей сложности, австрийские приобретения составили 83 тыс. км², и 2 млн 600 тыс. человек [9, с. 62-64].
Заняв территории, причитающиеся сторонам по договору, оккупационные силы потребовали ратификации своих действий с стороны короля и сейма. Под давлением Пруссии, Австрии и России Понятовский должен был собрать сейм (1772 – 1775 гг.) для утверждения акта раздела и нового устройства Речи Посполитой. Полномочная делегация сейма утвердила раздел и установила «кардинальные права» Речи Посполитой, в состав которых вошли избирательность престола, и «liberum veto». Среди нововведений было установление «постоянного совета» («Rada Nieustająca») под председательством короля, из 18 сенаторов и 18 шляхтичей (по выбору сейма). Совет был разделен на 5 департаментов и осуществлял исполнительную власть в стране. Король уступил совету право отдавать земли «королевщины» в аренду. Совет представлял королю трех кандидатов на должности для утверждения одного из них. Сейм, продолжавший свою работу до 1775 г., провел административные и финансовые реформы, создал Комиссию Национального Образования, реорганизовал и сократил армию до 30 тыс. солдат, установил косвенные налоги и жалование чиновникам [9, с.66].
Захватив северо-западную Польшу, Пруссия взяла под контроль 80 % оборота внешней торговли этой страны. Через введение огромных таможенных пошлин, Пруссия ускоряла неизбежный крах Речи Посполитой.
Второй раздел Речи Посполитой
После первого раздела в Польше прошли важные реформы, в частности в сфере просвещения. «Адукационная комиссия», действовавшая в 1773 – 1794 гг. с помощью средств, конфискованных у иезуитов, реформировала университеты, которым были подчинены средние школы. «Постоянный совет» существенно улучшил управление в военной, а также в финансовой, промышленной и земледельческой областях, что благотворно сказалось на состоянии экономики. В то же время возникла «патриотическая» партия, желавшая разрыва с Россией. В её состав вошли Малаховский, Игнаций и Станислав Потоцкие, Адам Чарторыжский и др. Ей противостояла «королевская» и «гетманская» (Браницкий, Феликс Потоцкий) партии, настроенные на союз с Россией. На «четырёхлетнем сейме» (1788 – 1792 гг.) возобладала «патриотическая» партия. В это время Российская империя вступила в войну с Османской империей (1787 г.), и Пруссия спровоцировала сейм на разрыв с Россией. К 1790г. польская Республика была доведена до такого беспомощного состояния, что ей пришлось заключить неестественный и в конечном счёте гибельный союз с Пруссией, своим врагом [8, с. 136].
Условия польско-прусского договора 1790 г. были таковы, что последующие два раздела Польши оказались неизбежными. Конституция 3 мая 1791 г. расширила права буржуазии, изменила принцип разделения властей и упразднила основные положения конституции Репнина. Польша вновь получила право проводить внутренние реформы без санкции России. «Четырёхлетний сейм», принявший на себя исполнительную власть, увеличил армию до 100 тыс. чел. и ликвидировал «постоянный совет», реформировал «кардинальные права». В частности было принято постановление «о сеймиках», что исключило безземельную шляхту из процесса принятия решений, и постановление «о мещанах», что уравняло крупную буржуазию в правах со шляхтою.
Принятие майской Конституции повлекло за собой вмешательство со стороны соседей России, которая опасалась восстановления Речи Посполитой в границах 1772 г. Пророссийская «гетманская» партия создала Тарговицкую конфедерацию, заручилась поддержкой Австрии и выступила против польской «патриотической» партии, поддерживавшей Конституцию. В военных действиях против «патриотической» партии, контролировавшей сейм, участвовали и русские войска под командованием Каховского. Литовская армия сейма была разгромлена, а польская, под командой Иосифа Понятовского, Костюшки и Зайончка, потерпев поражения под Полоном, Зеленцами и Дубенкой отошла к Бугу. Будучи преданы своими прусскими союзниками, сторонники Конституции покинули страну, а в июле 1792 г. король присоединился к Тарговицкой конфедерации. 23 января 1793 г. Пруссия и Россия подписали конвенцию о втором разделе Польши, которая была утверждена на созванном тарговичанами Гродненском сейме (1793 г.) [7, с. 388].
Согласно этому соглашению Россия получила белорусские земли до линии Динабург-Пинск-Збруч, восточную часть Полесья, украинские области Подолье и Волынь. Под власть Пруссии перешли территории, населённые этническими поляками: Данциг, Торн, Великая Польша, Куявия и Мазовия, за исключением Мазовецкого воеводства.
Третий раздей Речи Посполитой
Поражение восстания Костюшко (1794г.), направленного против разделов страны, послужило поводом для окончательной ликвидации польско-литовского государства. 24 октября 1795 г. государства, участвующие в разделе, определили свои новые границы. В результате третьего раздела Россия получила литовские, белорусские и украинские земли к востоку от Буга и линии Немиров-Гродно, общей площадью 120 тыс.км² и населением 1,2 млн человек. Пруссия приобрела территории, населенные этническими поляками, к западу от pp. Пилицы, Вислы, Буга и Немана вместе с Варшавой (получившие название Южной Пруссии), а также земли в Западной Литве (Жемайтия), общей площадью 55 тыс. км² и населением в 1 млн человек. Под власть Австрии перешли Краков и часть Малой Польши между Пилицей, Вислой и Бугом, часть Подляшья и Мазовии, общей площадью 47 тыс. км², и населением 1,2 млн человек [8,с. 79].
Вывезенный в Гродно король Станислав Август Понятовский сложил свои полномочия 25 ноября 1795 г. Государства, участвовавшие в разделах Речи Посполитой, заключили «петербургскую конвенцию» (1797 г.). Она включала постановления по вопросам польских долгов и польского короля, а также обязательство, что монархи договаривающихся сторон никогда не будут использовать в своих титулах название «Королевство Польское».
Территория, перешедшая под власть Российской империи, была разделена на губернии (Курляндскую, Виленскую и Гродненскую). Здесь были сохранены прежняя правовая система (Литовский статут), выборность судей и маршалков на сеймиках, а также крепостное право.
В Пруссии из бывших польских земель были созданы три провинции: Западная Пруссия, Южная Пруссия и Новая Восточная Пруссия. Официальным языком стал немецкий, введены прусское земское право и немецкая школа, земли «королевщины» и духовные имения отобраны в казну.
Земли, перешедшие под власть австрийской короны, получили название Галиция и Лодомерия, они были разделены на 12 округов. Здесь также были введены немецкая школа и австрийское право [8, с.82-85].
Таким образом, в итоге трёх разделов Речи Посполитой, к России перешли литовские, белорусские (кроме части с городом Белосток, отошедшей к Пруссии) и украинские земли (кроме части Украины, захваченной Австрией), а коренные польские земли, населённые этническими поляками, были поделены между Пруссией и Австрией.
II.Русско-турецкие войны второй половины XVIII в. и их итоги
а) Русско-турецкая война 1768-1774 гг.
Для противодействия русскому влиянию в 1768 г. поляками была образована Барская конфедерация, вступившая в борьбу с русскими войсками. Находясь в затруднительном положении, конфедераты обратились за помощью к Порте. Были собраны большие драгоценности для подкупа влиятельных лиц в Константинополе. Французское правительство деятельно поддерживало ходатайство поляков и употребляло всевозможные меры, чтобы поссорить Турцию с Россией.
Долгое время эта политика не давала результатов. Французское правительство было недовольно деятельностью своего посла Верженя и отправило ему в помощь Сен-При, а затем и особого агента Толея. Последний уговорил конфедератов уступить Турции Волынь и Подолию в том случае, если она окажет помощь Польше. Это предложение сломило твёрдость Турции [10, с. 289].
В это же время гайдамаки напали на пограничное турецкое местечко Балту и сожгли его. Османское правительство потребовало удовлетворения. Гайдамаки были пойманы и строго наказаны. Порта искала только предлога к разрыву с Россией и не удовлетворилась этим. 6 октября 1768 г. османский великий визирь пригласил к себе Обрезкова, обошёлся с ним оскорбительно и грубо и приказал заключить в Семибашенный замок. Порта обвиняла в разрыве Россию. Россия, по её словам, неоднократно нарушала заключённые трактаты, строила крепости вблизи границ Турции, вмешалась в дела Польши, стремясь ограничить вольности поляков и способствуя избранию на престол «человека из числа офицеров, недостойного быть королём, и из фамилии и предков которого никто не был королём»; наконец, русские войска разорили Балту. Екатерина, со своей стороны, обратилась с циркулярной нотой к европейским дворам, в которой старалась объяснить и доказать справедливость и прямоту русской политики и указать на несправедливость Порты, подстрекаемой противниками России [6, с. 71-73].
Зима 1768 г. прошла в приготовлении к военным действиям. Из Балканского полуострова стали доходить вести о готовности балканских христиан поднять восстание против Турции. 19 января 1769 г. Екатерина II велела напечатать воззвание на славянском и греческом языках к балканским христианам, обнадеживая их и призывая к восстанию. Подполковник Даразин, родом болгар, находившийся в русской службе, переоделся в платье странника-нищего и распространял воззвание, которое было у него спрятано в посохе и в корешке псалтыри [6, с. 88].
Воззвание оказало своё действие. Начавшись в Черногории, восстание христиан разлилось по Албании, Боснии, Герцеговине и Македонии.
Русские войска разделены были на 3 армии: главная, под начальством князя Голицына (около 65 тыс.), собиралась у Киева; вторая армия, Румянцева (до 43 тыс.), должна была защищать южные границы наши от вторжений татар и располагалась у Полтавы и Бахмута; третья армия, ген. Олица (до 15 тыс.) — около Дубны, назначалась для содействия главной [7, с. 389].
Уже в январе 1769 г. татары произвели набег в Новороссию, но встретили надлежащий отпор; затем предпринята была с российской стороны экспедиция к Азову, который 6 марта и занят был отрядом ген. Берга. В конце марта войска главной армии стали сосредоточиваться у Старо-Константинова, и князь Голицын, побуждаемый просьбами молдавского епископа Досифея поспешить в Молдавию для принятия её в российское подданство, решился начать наступление, несмотря на то, что ряды его полков ещё не были окончательно пополнены. 15 апреля он перешёл Днестр, но перед движением в Яссы попытался овладеть Хотином. Попытка не удалась, а между тем в войсках обнаружился недостаток в продовольствии; пришлось возвратиться в Подолию, где затем князь Голицын целых 2 месяца оставался в бездействии [2, с. 366].
Румянцев, желая отвлечь внимание турок от Подолии и в то же время сблизиться с главной армией, в начале мая перешёл с двумя дивизиями через Днепр и направился к Елисаветграду, приказав вместе с тем ген. Бергу произвести от Бахмута диверсию к Крымскому полуострову. Между тем турки переправились через Дунай и заняли Молдавию, а польские конфедераты, ободрённые отступлением князя Голицына, усилили партизанские действия. Наступательное движение турок шло медленно вследствие затруднений по устройству мостов на Дунае и по организации продовольственной части. Тем не менее, благодаря бездействию князя Голицына они в течение мая успели собрать на Днестре весьма крупные силы, а 3 июня верховный визирь перевёл свою армию через реку Прут и расположился у Рябой Могилы, но до середины месяца ничего не предпринимал. Затем, послав часть своих войск к Хотину для содействия конфедератам, он сам с главными силами двинулся к Бендерам, намереваясь оттуда идти на Елизаветград против Румянцева.
Между тем Голицын, приведя свою армию в готовность к возобновлению военных действий, снова стал угрожать Хотину. Тогда визирь, опасаясь за участь крепости и получая преувеличенные сведения о силах Румянцева, отказался от вторжения в Новороссию и двинулся на Хотин, но дойдя 20 июля до Рябой Могилы, остановился, а к Хотину пошли только татары под начальством Девлет-Гирея. Узнав о приближении их и довольствуясь тем, что отвлек визиря от движения в Новороссию, Голицын опять отступил за Днестр и 3 августа расположился у с. Княгинина. 27 августа турки (в числе около 80 тыс., число сомнительное) атаковали российскую главную армию, но были отброшены за реку, а 6 сентября другой значительный отряд их, перешедший на левый берег Днестра, был атакован российскими войсками и совершенно уничтожен [7, с. 390].
Эти неудачи, недостаток продовольствия и происшедший в турецкой армии бунт заставили нового её главнокомандующего Молдаванчи-пашу отступить к Яссам, а потом к Рябой Могиле. Значительная часть его войск разбежалась, а оставленный под Хотиным Девлет-Гирей после отступления турок тоже ушёл к Рябой Могиле. 9 сентября Хотин был занят русскими войсками, после чего Голицын отошёл к Меджибожу, чтобы сблизиться со своими магазинами, выслав в то же время отряд ген. Эльмпта к Яссам, которые и были заняты 26 сентября. Узнав о том, визирь ушёл в Исакчу, крымский хан распустил свои полчища, и на левом берегу Дуная остались лишь незначительные гарнизоны в Т. крепостях. Ген. Эльмпт, приведя ясских обывателей к присяге на подданство императрице и оставив в Молдавии небольшой отряд под начальством князя Прозоровского, в начале октября вернулся в Подолию [6, с. 124].
Между тем императрица, недовольная Голицыным, назначила на его место Румянцева; 2-я же армия была вверена гр. П. И. Панину. Так как турки ушли за Дунай, а конфедератские шайки были рассеяны, то Румянцев ввиду наступления холодов отложил возобновление военных действий до весны и расположил войска главной армии по квартирам между Днестром, Бугом и Збручом. Однако для защиты Молдавии находившийся в ней отряд был усилен и поручен начальству ген. Штофельна.
В конце же ноября русские войска заняли Бухарест и выдвинули передовые отряды до левого берега Дуная. Войска 2-й армии в течение кампании 1769 г. ограничивались мелкими стычками у пограничных пунктов; предпринятая же в июне экспедиция генерала Берга в Крым не имела успеха: трава в степи выгорела, и отряд вынужден был возвратиться. Гр. Панин, вступив в командование 2-ю армией, покушался овладеть Бендерами, но за неимением осадной артиллерии должен был отказаться от этого предприятия. В ту же кампанию отряды генерала Медема и Тотлебена успешно действовали на Кавказе и заставили кабардинцев и обывателей верховьев Кубани признать над собой русскую власть. В течение зимы турки неоднократно пытались вытеснить русских из Валахии, но безуспешно [5, с. 158].
По составленному Румянцевым на 1770 год плану военных действий главная армия должна была препятствовать переправе турок через Дунай, а 2-я, действуя в связи с ней, овладеть Бендерами и продолжать охранение южных границ. Важное назначение было дано находившемуся в Средиземном море русскому флоту: он должен был поддерживать восстание греков в Морее и Архипелаге и стараться проникнуть в Дарданеллы, угрожая Константинополю.
Наступление Румянцева, спешившего упредить турок в Молдавии, крайне замедлилось весенней распутицей, а также известиями о появлении в Дунайских княжествах чумы, так что он, двигаясь левым берегом Прута, только 2 июня подошёл к с. Цицора (30 вер. от Ясс) и тут вошёл в связь с молдавским корпусом нашим. Между тем главные силы 2-й армии в начале июня перешли через Буг и расположились на реке Кодыме; отряд же генерала Берга назначен по-прежнему для экспедиций против Крыма. Действия главной армии в эту кампанию были блистательны и ознаменовались победами при Рябой Могиле, Ларге, и Кагуле, где турки и татары потерпели страшный разгром. В битве при Кагуле численность армии Османской империи насчитывала 150 тыс. чел. и 150 орудий, а у отряда Румянцева лишь 27 тыс. чел. и 118 орудий. Крепости Измаил и Килия сдались отряду Репнина (который заменил умершего Штофельна); в ноябре пал Браилов, и к концу того же месяца главная армия расположилась по квартирам в Молдавии и Валахии [1, с. 34].
Действия гр. Панина тоже шли успешно: 16 сентября он овладел Бендерами, а 28 был взят Аккерман. Почти одновременно с Кагульским боем турки потерпели разгром на море: их флот, стоявший в заливе у крепости Чесма, был сожжён нашими брандерами. Русским флотом командовал Орлов, адмирал Спиридов и Грейг.
Смена Каплан-Гирея Селимом подготовила раздор между турками и крымцами, и этим решено было воспользоваться в следующую кампанию, главной целью которой поставлено было овладение Крымом [6, с. 97].
Исполнение этого предприятия возлагалось на 2-ю армию, состав коей был усилен, а начальство вверено князю Долгорукову. Между тем султан, несмотря на громадные затруднения, успел реорганизовать свою армию; значительные силы были сосредоточены в придунайских крепостях, и уже с мая 1771 г. турецкие отряды стали делать набеги в Валахию и старались вытеснить оттуда русские войска. Ряд этих попыток, продолжавшихся до глубокой осени, в общем не имел успеха.
Между тем князь Долгоруков, выступивший в поход ещё в начале апреля, в конце июня овладел Перекопом, а вслед за тем русские войска заняли Кафу (Феодосия) и Козлов (Евпатория). Существенное содействие главным силам оказали при этом отряд князя Щербатова, наступавший от Геническа по Арабатской косе, и Азовская флотилия, предводимая Сенявиным. Все эти успехи, равно как слабость помощи, оказанной Турцией татарам, склонили последних к заключению с князем Долгоруким договора, по которому Крым объявлялся независимым под покровительством России. Затем, кроме оставленных в некоторых городах гарнизонов, войска наши выведены были из Крыма и расположились на зимовку на Украине [2, с. 371].
Между тем успехи русского оружия начали сильно тревожить наших западных соседей: австрийский министр Кауниц через прусского короля Фридриха II (тоже боявшегося усиления России) предложил императрице своё посредничество для заключения мира с султаном; Екатерина отклонила это предложение, заявив, что уже сама повелела открыть с турками переговоры. Распрю свою с Турцией она и действительно желала окончить ввиду обострившихся отношений к Швеции; недоразумения же с Австрией и Пруссией были улажены преимущественно путём раздела польских владений. Почти весь 1772 г. и начало 1773 г. шли в Фокшанах и Бухаресте переговоры с турецкими уполномоченными; но так как Порта, подстрекаемая французским послом, не соглашалась на признание независимости Крыма, то весной 1773 г. война возобновилась [6, с. 75].
В течение апреля и мая 1773 г. русские отряды Вейсмана, гр. Салтыкова и Суворова произвели ряд удачных поисков на правый берег Дуная, а 9 июня сам Румянцев с главными силами перешёл Дунай у с. Гуробала (ок. 30 вер. ниже Силистрии). 18 июня он подошёл к Силистрии, овладел её передовыми укреплениями, но для дальнейших действий против крепости признал свои силы недостаточными, а узнав о приближении 30 тыс. армии Нумана-паши, отступил к Гуробалу.
Навстречу остановившимся у Кайнаржи туркам послан был Вейсман, который 22 июня атаковал и разбил неприятеля, но при этом сам был убит. Несмотря на эту победу, Румянцев все-таки не считал себя достаточно сильным для наступательных действий и отступил обратно за Дунай. Тогда турки сами перешли в наступление: в начале июля сильный отряд их вторгнулся в Мал. Валахию и взял Крайово; но предпринятые ими (в августе и сентябре) попытки против Журжево и Гирсова кончились неудачей.
Императрица настойчиво требовала возобновления решительных наступательных действий за Дунаем; однако Румянцев ввиду позднего времени года не признал этого возможным, а ограничился высылкой (в конце сентября) на правый берег Дуная отрядов генерала Унгерна и князя Долгорукова для очищения от неприятеля всей болгарской территории до линии Шумла – Варна. Эти отряды разбили турок у Карасу, но после неудачного нападения Унгерна на Варну возвратились на лев. берег, где расположилась на зимних квартирах вся армия Румянцева; на правом берегу только Гирсов занят был отрядом Суворова [6, с. 85-87].
Крайне недовольный безрезультатностью минувшей кампании Румянцев решил с наступлением весны 1774 г. проникнуть до самых Балкан вопреки тому, что армия его была весьма ослаблена, что он оставлял при этом у себя в тылу сильные турецкие крепости и что на Черном море господствовал неприятельский флот. Для облегчения действий армии Румянцева и отвлечения внимания турок наша эскадра в Архипелаге была усилена, а 2-я армия назначалась для осады Очакова.
Кампания 1774 г. открылась во 2-й половине апреля: корпуса гр. Каменского и Суворова перешли Дунай, очистили от неприятеля Бабадагскую область, заняли город Базарджик, а 9 июня разбили турок у Козлуджи. Вслед за передовыми корпусами перешли на левый берег Дуная главные силы Румянцева (у Силистрии, Туртукая и Гуробала) [7, с. 392].
Между тем Каменский и Суворов после победы у Козлуджи подошли к Шумле и приступили к блокаде её. Появление отряда бригадира Заборовского у Чалыкивака, на сообщениях Шумлы с Константинополем, решило участь кампании. Панический страх овладел турками; гарнизон Шумлы поднял мятеж, и хотя визирь усмирил его, однако, сам пришёл к убеждению в невозможности продолжать войну. Так как просьба его о перемирии была Румянцевым отклонена, то приступили к переговорам о мире, который и был 10 июля подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор.
По итогам войны Крым был объявлен независимым от Турции. Россия получила Большую и Малую Кабарду, Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн, прилегавшей к нему степью между Днепром и Бугом. Русские корабли могли свободно плавать по турецким водам; русские подданные получили право пользоваться всеми теми выгодами, которыми пользовались в пределах Турции союзные туркам народы; Порта признала титул русских императоров и обязалась называть их падишахами, даровала амнистию и свободу вероисповедания балканским христианам, предоставила представителям России принимать на себя роль защитников славян и ходатайствовать за них. Порта обязалась также распространить амнистию на Грузию и Мингрелию и не брать с них больше подати отроками и отроковицами. Русские поданные получили право без всякой платы посещать Иерусалим и другие священные места. Россия в свою очередь изъявила согласие иметь при дворе султана посланника или полномочного министра второго ранга и консулов с переводчиками для охраны интересов русских купцов в разных городах Турции. Далее, Россия обязалась вывести войска из Грузии и Мингрелии, с тем чтобы тамошние крепости охранялись не турецкими, а туземными гарнизонами. За военные издержки Турция обязалась уплатить России 4,5 млн рублей. 13 января 1775 г. Кучук-Кайнарджийский мир был утверждён султаном [1].
Договор был очень невыгоден для Турции и уже одним этим не обеспечивал для России более или менее продолжительного мира. Порта всячески старалась уклониться от точного исполнения договора – то она не платила контрибуции, то не пропускала русских кораблей из Архипелага в Чёрное море, то агитировала в Крыму, стараясь умножить там число своих приверженцев. Россия согласилась на то, чтобы крымские татары признавали власть султана, как главы магометанского духовенства. Это дало султану возможность оказывать на татар и политическое влияние.
б) Русско-турецкая война 1787-1791 гг.
После заключения Кючук-Кайнарджийского мира, предоставившего Крымскому ханству независимость, Россия начала постепенный вывод войск с полуострова. Петербург надеялся распространить своё влияние на ханство дипломатическим путём благодаря лояльности к России хана Саxиба II Гирея и пророссийским симпатиям его брата калги (наследника) Шахина Гирея. Турки же, нарушив договор 1774 г., попытались силой вмешаться в дела ханства [1, с. 63].
Сам договор был очень невыгоден для Турции и уже одним этим не обеспечивал для России более или менее продолжительного мира. Порта всячески старалась уклониться от точного исполнения договора — то она не платила контрибуции, то не пропускала русских кораблей из Архипелага в Чёрное море, то агитировала в Крыму, стараясь умножить там число своих приверженцев. Россия согласилась на то, чтобы крымские татары признавали власть султана, как главы магометанского духовенства. Это дало султану возможность оказывать на татар и политическое влияние. В конце июля 1775 гола они высадили в Крыму свои войска.
Сахиб II Гирей, возведенный в ханское достоинство Долгоруким в 1771 г., не пользовался расположением народа, особенно за своё стремление к европейским реформам. В марте 1775 г. он был свергнут партией, которая стояла за зависимость Крыма от Турции, и на его место был возведен ставленник Турции Девлет IV Гирей [7, с. 401].
Эти события вызвали гнев Екатерины II и стоили должности командующему Второй русской армией Долгорукову, которого сменил генерал-поручик Щербинин. Екатерина II приказала в 1776 г. Румянцеву двинуть часть войск в Крым, удалить Девлета Гирея и провозгласить ханом Шахина Гирея. В ноябре 1776 г. князь Прозоровский вступил в Крым. Русские беспрепятственно заняли крымские крепости, перешедшие России по Кючук-Кайнарджийскому договору. Туркам пришлось оступать, Девлет Гирей бежал в Турцию, а крымский трон весной 1777 г. занял брат Сахиба Гирея – Шахин Герай, которому Россия назначила единовременно 50 тысяч рублей и ежегодную пенсию по 1000 рублей в месяц. Новый хан не мог пользоваться расположением подданных. Деспот от природы, расточительный Шахин Гирей обирал народ и с первых же дней своего правления вызвал его негодование. Новый хан удерживался у власти только благодаря военной поддержке России. Шахин Гирей задумал, между прочим, завести в Крыму регулярное войско, но оно-то и погубило хана. Среди вновь образованного войска вспыхнул мятеж [6, с. 86-87].
Турция воспользовалась этим, и изгнанный Долгоруковым в 1771 г. Селим III Гирей явился в Крым и был провозглашен ханом. В помощь ему Турция отправила 8 кораблей. Екатерина после этого приказала Румянцеву восстановить власть Шахина Гирея и прекратить мятеж. Исполнение этого приказания было поручено снова князю Прозоровскому, который принудил мурз 6 февраля 1778 г. явиться с покорностью к Шахину Гирею.
Вскоре произошёл переворот и в Константинополе. Великим визирем был назначен человек миролюбивого характера, и 10 марта 1779 г. с Турцией была подписана конвенция, которой подтверждался Кучук-Кайнарджийский договор и Шахин Гирей признавался ханом. После этого русские войска ушли из Крыма и остановились в ожидании дальнейших событий на границах [10, с. 284].
Власть нелюбимого народом Шахина Гирея была непрочна. В июле 1782 г. против него вспыхнул мятеж, и Шахин Гирей принужден был убежать в Керчь. Турки заняли Тамань и угрожали переправой в Крым. Тогда командовавший русскими войсками на юге Потемкин поручил своему двоюродному брату П. С. Потемкину оттеснить турок за Кубань, Суворову – усмирить ногайских и буджакских татар, а графу де-Бальмену вступить в Крым и водворить там спокойствие.
В Крыму было неспокойно, постоянно вспыхивали мятежи, плелись заговоры, духовенство агитировало за Турцию. Тогда, по идее Г. А. Потёмкина, императрица решилась на ликвидацию ханства. Шахина Гирея Потемкин убедил отказаться от власти, передав её в руки русской императрицы. Русские войска были сосредоточены немедленно на турецких границах, военный флот появился на Чёрном море, а 8 апреля 1783 г. появился манифест о присоединении к России Крыма, Тамани и кубанских татар. Турция принуждена была покориться этому, и султан в декабре 1783 г. признал формальным актом присоединение Крыма, Тамани и Кубани к России [6, с. 92].
Османская империя и европейские страны формально признали вхождение Крыма в состав России. Новоприсоединённые владения стали называть Тавридой. Фаворит императрицы, Г. А. Потёмкин, светлейший князь Таврический, должен был заботиться об их заселении, развитии экономики, строительстве городов, портов, крепостей. Главной базой создававшегося Черноморского флота стал Севастополь [7, с. 402].
24 июля (4 августа) 1783 года был заключён договор о покровительстве и верховной власти России с объединённым грузинским царством Картли-Кахети (иначе Картлийско-Кахетинским царством, Восточная Грузия), согласно которому Восточная Грузия перешла под протекторат России. Договор резко ослабил позиции Ирана и Турции в Закавказье, формально уничтожив их притязания на Восточную Грузию.
Турецкое правительство искало повода к разрыву с Россией. Ахалцыхский паша уговаривал грузинского царя Ираклия II отдаться под покровительство Порты; когда же тот отказался, то паша стал организовать систематические набеги на земли грузинского царя. До конца 1786 г. Россия ограничивалась одними только письменными заявлениями по этому поводу, которые Порта большей частью оставляла без ответа.
В 1786 г. императрица Екатерина II совершила триумфальную поездку по Крыму в сопровождении представителей иностранных дворов и своего союзника, императора Священной Римской империи Иосифа II, путешествовавшего инкогнито. Это событие сильно всколыхнуло общественное мнение в Стамбуле, возникли реваншистские настроения, подпитанные заявлением британского посла, что Британия поддержит Османскую империю, если она начнёт войну против России [7, с. 402].
В конце 1786 г. Екатерина II также решилась действовать более твердо. Потемкину было поручено главное начальство над войсками и предоставлено право действовать по своему усмотрению. Русскому посланнику в Константинополе, Булгакову, было поручено потребовать от Порты:
чтобы границы царя грузинского, как подданного России, никогда не беспокоились турками;
чтобы беглые русские не оставлялись в Очакове, а отсылались за Дунай
чтобы кубанцы не нападали на русские границы [11, с. 28].
Представления Булгакова не имели успеха, а Порта, со своей стороны, требовала, чтобы русское правительство вовсе отказалось от Грузии, уступило Турции 39 соляных озёр близ Кинбурна и предоставила Порте иметь своих консулов в русских городах, в особенности же в Крыму, чтобы турецкие купцы платили пошлины не более 3 %, а русским купцам запрещено было вывозить турецкие произведения и иметь на своих судах турецких матросов. Так как Порта требовала срочного ответа до 20 августа, то неприязненное положение было очевидным.
Не дождавшись ответа от Булгакова, Порта предъявила новое требование — отказаться от Крыма, возвратить его Турции и уничтожить на счёт его все договоры. Когда Булгаков отказался принять подобное требование, то был заключён в Семибашенный замок. Поступок этот был равносилен объявлению войны. Обе стороны стали деятельно готовиться ко второй турецкой войне.
В 1787 г. Турция, пользуясь поддержкой Великобритании, Франции и Пруссии, выдвинула ультиматум Российской империи с требованием восстановления вассалитета Крымского ханства и Грузии, а также добивалось от России разрешения на досмотр кораблей, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы. 13 августа 1787 г. Османская империя, получив отказ, объявила войну России, но турецкие приготовления к ней были неудовлетворительными, а время было выбрано неподходящее, так как Россия и Австрия незадолго до этого заключили военный союз, о котором турки узнали слишком поздно. Начальные успехи турок против австрийцев в Банате вскоре сменились неудачами в военных действиях против России [7, с. 403].
Через неделю после объявления войны, начавшейся 24 августа 1787 г., турецкая флотилия атаковала два русских судна, стоявшие около Кинбурна, и вынудила их отступить в лиман. Но последовавшие в сентябре и октябре попытки овладеть Кинбурном были отбиты пятитысячным отрядом под руководством Суворова. Победа при Кинбурне 12 октября 1787 г.) стала первой крупной победой русских войск в русско-турецкой войне 1787—1792 гг. Она фактически завершила кампанию 1787 г., поскольку турки в этом году больше не предпринимали активных действий. В конце года генерал Текели осуществил успешный набег на Кубань. Других военных действий не велось, так как русских войск на Украине хотя и было достаточно для обороны страны, но для наступательных операций они ещё не были готовы. Турецкая армия также была неподготовлена. Вторая попытка турецких войск овладеть Кинбурном, предпринятая зимой 1787—1788 гг., также оказалась безуспешной [11, с. 35-37].
Зимой Россия скрепила союз с Австрией, заручившись от императора Иосифа II обязательством поддержки объявления войны Турции. Турки же, узнав об угрожающей им с двух сторон опасности, решились сначала ударить на австрийцев, с которыми надеялись легче справиться, а против России ограничиться, до времени, усилением дунайских крепостей и высылкой флота для поддержки Очакова и нападения на Херсон [6, с. 108].
В Молдавии фельдмаршал Румянцев-Задунайский нанёс турецкой армии ряд тяжёлых поражений, после того, как его предшественник Александр Голицын занял Яссы и Хотин.
К весне 1788 года на юге были образованы две армии: главная, или Екатеринославская (около 80 тысяч человек), под командованием Потемкина, должна была овладеть Очаковым, откуда туркам было удобно возбуждать смуты в Крыму; вторая, Украинская армия Румянцева (до 37 тысяч человек), должна была держаться между Днестром и Бугом, угрожать Бендерам и поддерживать связь с австрийцами; наконец, отряд генерала Текели (18 тысяч) стоял на Кубани для защиты русских пределов с восточной стороны Чёрного моря.
Австрия, со своей стороны, выставила весьма сильную армию под начальством Ласси, который, однако, увлекаясь так называемой кордонной системой, чрезмерно разбросал свои войска, и это вызвало последующие крупные неудачи [6, с. 105].
24 мая часть русской главной армии (40 тысяч) двинулась от Ольвиополя к Очакову, правым берегом Буга, в лимане которого уже стояла вновь сооруженная русская флотилия. 7 июня турецкий флот (60 судов) атаковал её, но был отражён, а новая, предпринятая им 17 июня атака кончилась полным его разгромом и бегством в Варну; 30 поврежденных судов, укрывшихся под стенами Очакова, были здесь 1 июля атакованы и истреблены эскадрой принца Нассау-Зигена.
Между тем Потёмкин обложил крепость и приступил к осадным работам. Румянцев, сосредоточив в половине мая свою армию в Подолии, отделил отряд генерала Салтыкова для связи с австрийскими войсками принца Кобургского и для содействия им в овладении Хотиным; главные же силы Украинской армии 20 июня перешли через Днестр у Могилева; однако до серьёзного столкновения с турками, сосредоточившимися у Рябой Могилы, дело не дошло, и все лето проведено в маневрированиях [3, с. 369].
После долгой осады отрядами Александра Суворова, пал Очаков, весь его турецкий гарнизон был уничтожен. Новость об этом так шокировала султана Абдул-Гамида I, что он умер от сердечного приступа [11, с. 57].
Турецкие генералы демонстрировали свою непрофессиональность, а в армии начались волнения. Походы турок на Бендеры и Аккерман провалились. Белград в одночасье был взят австрийцами.
Несмотря на численное превосходство турецкого флота, Черноморский флот под командованием адмирала Ф. Ф. Ушакова нанёс ему крупные поражения в сражениях у Фидониси (1788 г.).
Затем, после сдачи Хотина (где оставлен австрийский гарнизон), отряд Салтыкова назначен был для прикрытия со стороны Бендер левого крыла Украинской армии, расположившейся между Прутом и Днестром. Когда же турки ушли от Рябой Могилы, то войска наши заняли зимние квартиры, частью в Бессарабии, частью в Молдавии. Принц Кобургский передвинулся к западу для сближения с австрийскими войсками в Трансильвании. 17 декабря пал Очаков, и главная армия после этого расположилась на зимовку между Бугом и Днестром. Действия генерала Текели были успешны: он неоднократно разгонял скопища татар и горцев, угрожая в то же время Анапе и Суджук-кале [11, 62].
Что касается союзников России, то кампания 1788 г. была для них очень несчастлива: турки вторгнулись в австрийские пределы, и после одержанных ими побед при Мегадии и Слатине Иосиф II согласился на трёхмесячное перемирие, которое визирь предложил ему, узнав о падении Хотина и опасаясь, что Румянцев и принц Кобургский двинутся в тыл турецкой армии [6, 123].
По предначертанному для кампании 1789 г. плану Румянцеву указано наступать к Нижнему Дунаю, за которым сосредоточивались главные силы турок; Ласси должен был вторгнуться в Сербию, Потемкин — овладеть Бендерами и Акерманом. Но к весне Украинская армия доведена была лишь до 35 тыс., что Румянцев признавал недостаточным для решительных действий; Екатеринославская армия все ещё оставалась на зимних квартирах, а сам Потемкин жил в Петербурге; австр. войска Ласси были по-прежнему разбросаны по границе; корпус же принца Кобургского находился в северо-западной Молдавии [6, с. 124].
Между тем визирь ещё в начале марта выслал на левый берег Нижн. Дуная два отряда, силой в 30 тыс., рассчитывая разбить порознь принца Кобургского и передовые рус. войска и овладеть Яссами, для поддержки же помянутых отрядов выдвинут был к Галапу 10-тыс. резерв. Расчёт визиря не оправдался: принц Кобургский успел отступить в Трансильванию, а высланная Румянцевым навстречу туркам дивизия генерала Дерфельдена нанесла туркам троекратное поражение: 7 апреля – у Бырлада, 10-го у Максимени и 20-го – у Галаца. Вскоре Румянцев был заменён князем Репниным, и обе русские армии соединены в одну, Южную, под начальством Потемкина. По прибытии к ней, в начале мая, он разделил свои войска на 5 дивизий;из них 1-я и 2-я только в конце июня собрались у Ольвиополя; 3-я, Суворова, стояла у Фальчи; 4-я, князя Репнина — у Казнешти; 5-я, Гудовича; — у Очакова и Кинбурна.
11 июля Потёмкин с двумя дивизиями начал наступление к Бендерам. Визирь двинул 30-тысячный корпус Османа-паши в Молдавию, надеясь разбить находившиеся там русские и австрийские войска до приближения Потёмкина; но Суворов, соединившись с принцем Кобургским, 21 июля атаковал и разбил турок под Фокшанами.
Между тем Потёмкин подвигался вперёд крайне медленно и только около 20 августа подошёл к Бендерам, куда притянул и значительную часть находившихся в Молдавии русских войск.
Тогда визирь снова перешёл в наступление, думая воспользоваться ослаблением русских сил в княжестве. Собрав до 100 тыс. войска, он в конце августа перешёл Дунай и двинулся к реке Рымник, но здесь 11 сентября потерпел совершенный разгром от войск Суворова и принца Кобургского. За несколько же дней перед тем другой турецкий отряд был разбит на реке Салча князем Репниным. Победа Рымникская была настолько решительна, что союзники могли бы беспрепятственно перейти Дунай; но Потёмкин, удовлетворившись ею, продолжал стоять у Бендер и только приказал Гудовичу овладеть укреплениями Гаджи-бей и Аккерман. Когда это было исполнено, то 3 ноября наконец сдались и Бендеры, чем кампания была закончена [11, с. 82-83].
Со стороны австрийцев главная армия в течение лета ничего не предпринимала и только 1 сентября перешла Дунай и осадила Белград, который 24 сентября сдался; в октябре были взяты ещё некоторые укреплённые пункты в Сербии, а в начале ноября принц Кобургский занял Бухарест. Несмотря, однако, на ряд тяжёлых ударов, султан решился продолжать войну, так как Пруссия и Англия обнадеживали его поддержкой. Прусский король, встревоженный успехами России и Австрии, заключил в январе 1797 г. договор с Портой, которым гарантировал неприкосновенность её владенний; кроме того, он выставил на русских и австрийских границах многочисленную армию и в то же время подстрекал шведов, поляков и венгерцев к враждебным действиям [7, с. 405].
Кампания 1790 г. началась для австрийцев крупной неудачей: принц Кобургский был разбит турками под Журжей. В феврале того же года умер император Иосиф II, а преемник его, Леопольд II, склонился на открытие мирных переговоров при посредстве Англии и Пруссии. Созван был конгресс в Рейхенбахе; но императрица Екатерина отказалась от участия в нём.
Тогда турецкое правительство, ободренное благоприятным для него оборотом дел, решило попытаться вновь овладеть Крымом и прикубанскими землями, а на Нижнем Дунае ограничиться обороной. Но действия на Черном море были опять неудачны для турок: их флот испытал двукратное (в июне и августе) поражение от контр-адмирала Ушакова. Тогда наконец и Потёмкин решился перейти в наступление. Одна за другой пали Килия, Тульча, Исакча; но Измаил, обороняемый многочисленным гарнизоном, продолжал держаться и только 11 декабря был взят Суворовым после кровопролитного штурма.
На Кавказе турецкий корпус Батал-паши, высадившийся у Анапы, двинулся в Кабарду, но 30 сентября был разбит генералом Германом; а русcкий отряд генерала Розена подавил восстание горцев [6, с. 135].
В конце февраля 1791 г. Потемкин уехал в Петербург, и начальство над армией принял Репнин, поведший дело более энергично. Он перешёл Дунай у Галаца и 28 июня одержал у Мачина решительную победу над визирем. Почти одновременно на Кавказе Гудович овладел Анапою.
Тогда визирь вступил с Репниным в переговоры о мире, но османские уполномоченные всячески затягивали их, и только новое поражение оттоманского флота у Калиакрии ускорило ход дел, и 29 декабря 1791 г. в Яссах был заключён мир.
Новому султану Селиму III хотелось восстановить престиж своего государства хотя бы одной победой, прежде чем заключить с Россией мирный договор, но состояние турецкой армии не позволяло надеяться на это. В итоге Османская империя 9 января 1792 г. была вынуждена подписать Ясский мирный договор, закрепляющий Крым и Очаков за Россией, а также отодвигавший границу между двумя империями до Днестра. Турция подтвердила Кучук-Кайнарджийский договор и навсегда уступила Крым, Тамань и кубанских татар. Турция обязалась уплатить контрибуцию в 12 млн. пиастр. (7 млн. рублей), но граф Безбородко, после того как эта сумма была внесена в договор, от имени императрицы отказался от её получения. Финансовые дела Турции и без того пришли в страшное расстройство после второй войны с Россией [11, с. 125-130].

Таким образом, в результате русско-турецких войн 1768-1778 гг. и 1787-1791 гг. к Российской империи были присоединены новые владения в Украине, в том числе города Большая и Малая Кабарда, Азов, Керчь, Еникале, Кинбурн и другие. За Россией был закреплён Очаков, Крым и Тамань, выплачивались огромные контрибуции. Но одним из главных достижений являлось ликвидация Крымского ханства, которое кардинально изменило русско-турецких отношения и историю украинских земель.
III.Итоги русско-турецкой войны 1806-1812 гг.
Укрепление России в Закавказье вызвало сопротивление не только со стороны иранского шаха, но также и со стороны турецкого султана.Турция стремилась сохранить свое господство в Грузии, с тем чтобы затем захватить весь Кавказ и Крым.
За спиной Турции в это время стояли то Франция, то Англия. Во время борьбы с третьей и четвертой коалициями Наполеон всячески подталкивал Турцию на обострение отношений с Россией. Турецкий султан решил тогда воспользоваться неудачами, которые потерпела Россия на Западе во время своего участия в третьей и четвертой коалициях и стал готовиться к войне с Россией. Создавая повод к войне, турецкий султан отказался пропускать русские военные суда через Дарданеллы, а также нарушил договор в отношении совместного назначения господарей в Молдавии и Валахии (Румынии).
Турецкий султан, вопреки условиям договора, сменил обоих господарей без ведома царя на лиц, явно враждебных России, и тем самым спровоцировал обострение отношений. В результате в октябре 1806 г. началась война, которая продолжалась до мая 1812 г. Во время этой войны до Кутузова сменилось пять главнокомандующих русскими войсками. Война приняла затяжной характер, что очень осложняло положение России, так как надвигалась война с Наполеоном. Чтобы ускорить окончание затянувшейся войны с Турцией, Александр I был вынужден назначить в 1811 г. главнокомандующим Кутузова. Кутузов блестяще справился со своей задачей. Под Рущуком Кутузов, имея численно значительно меньшие силы, разбил 60-тысячную армию великого визиря. Затем вместо преследования турок он сделал вид, что отступает, и ушел за Дунай к крепости Журжево. Благодаря такому маневру он заманил на другой берег Дуная основные силы турецкой армии и наголову разбил ее, вынудив турецкого визиря сдаться. В Закавказье русские войска в конце 1811 г. взяли крепость Ахалкалаки, Анапу и Поти [2, с. 29].
Видя поражение турок, Наполеон, рассчитывавший на них как на своих союзников при вторжении в Россию, приходил в бешенство. Наполеон всячески подстрекал султана продолжать войну, и султан, надеясь на помощь Франции, не шел на заключение мира. Тогда в начале 1812 г. Кутузов перешел в наступление под Измаилом, Галацом, Силистрией и Систовым. Это заставило турецкого султана просить мира.
Мирный договор был подписан 28 мая 1812 г. в Бухаресте со стороны России главным уполномоченным Михаилом Илларионовичем Кутузовым, со стороны Турции Ахмедом-пашой [2, с. 57-59].
Переговоры о мире были начаты ещё в октябре 1811 г. в Журжеве, после поражения главных сил Турции под Рущуком и окружения их большей части у Слободзеи. Уполномоченный султана Галиб-эфенди, а также английские и французские дипломаты стремились всеми возможными способами затянуть переговоры, однако Кутузов добился завершения их за месяц до начала нашествия Наполеона на Россию. Благодаря этому договору была обеспечена безопасность юго-западных границ России, и Турция уже не могла принять участие в походе Наполеона против России. Это была крупная военная и дипломатическая победа, улучшившая стратегическую обстановку для России к началу Отечественной войны 1812 года. Дунайская армия могла быть переброшена для усиления войск, прикрывавших западные границы России. Турция также вышла из союза с Францией.
Бухарестский мирный договор состоял из 16 гласных и двух секретных статей.
Согласно четвёртой статье Порта уступала России восточную часть Молдавского княжества – территорию Пруто-Днестровского междуречья, которая позже стала называться Бессарабией. Остальная часть княжества осталась под турецким господством. Граница между Россией и Портой была установлена по реке Прут [2, с. 61].
Шестая статья обязывала Россию возвратить Порте все пункты на Кавказе, «оружием… завоёванные». Турции были возвращены Анапа, Поти и Ахалкалаки, а Сухуми и другие пункты, приобретённые Россией в результате добровольного перехода в русское подданство владетелей Западной Грузии, остались в составе России [2, с.62].
Россия впервые получила морские базы на Кавказском побережье Чёрного моря. Также Бухарестский договор обеспечивал привилегии Дунайских княжеств и внутреннее самоуправление Сербии, положившее начало её полной независимости. Основные положения договора были подтверждены 7 октября 1826 г. Аккерманской конвенцией.
После заключения Бухарестского мира был издан манифест о выводе войск из запрутской Молдавии и закреплении права на распоряжение имуществом сроком на один год, в течение которого жители с обоих берегов Прута могли свободно переселяться по собственному желанию на турецкую и русскую территорию и продавать свою собственность. В этот год последовало много продаж и обменов поместий [3, с. 421].
Последующее развитие двух частей Молдавского княжества после 1812 г. в различной политической, социально-экономической и культурной среде предопределило их разные исторические судьбы.
Заключение
Большую роль в истории Русского государства и всех украинских земель сыграло освобождение от турецко-татарского господства территории на юге, примыкающей к Черному морю. С конца XVII в. Русское государство делало неоднократные попытки открыть путь к Черному морю, но к середине XVIII в. эта задача еще не была разрешена. В середине XVIII в. разгром Пруссии в Семилетней войне упрочил положение России в Европе, отодвинул на длительное время угрозу агрессии на западе и дал возможность сконцентрировать силы для борьбы за освобождение Черноморского побережья.
Вторая половина XVIII в. ознаменовалась крупными победами Русского государства в войнах с Турцией. В 1768 г. началась война России с Турцией. По Кучук-Кайнарджийскому мирному договору (июль 1774 г.) Россия получила земли между Днепром и Бугом, а также Еникале и Керчь в Крыму, что давало ей выход в Черное море через Керченский пролив. Черное море, а также проливы Дарданеллы и Босфор были открыты для плавания русских судов [1, с. 56-59].
Крым был объявлен независимым от Турецкой империи; позднее, в 1783 г., он был присоединен к Русскому государству. Передвижение границ России на юг, к Черному морю, изменило положение Запорожской Сечи. В 1770 – 1775 гг. была построена новая линия укреплений на юге, между реками Днепром и Бердои [3, с. 393-394].
Усиление позиций Русского государства на юге вызвало недовольство Турции, которая не признавала, в частности, присоединения Крыма к России. 1787 г. Турция объявила войну России. За спиной султанского правительства выступали Англия и Франция, подстрекавшие турецкое правительство к войне. Однако надежды Турции на победу не оправдались. Русские войска, руководимые выдающимся полководцем А. В. Суворовым, разбили турок в двух больших сражениях — при Фокшанах и Рымнике (1789 г.) [3, с. 394].
Отвоеванные земли царское правительство раздавало русским и украинским помещикам, чиновникам, офицерам. Создавались громадные земельные владения в десятки тысяч десятин. Царское правительство принимало меры к скорейшему заселению края. Наряду с правительственной колонизацией русские и украинские помещики вывозили , в свои имения крепостных из других частей Украины и центральных районов России. Очень много селилось здесь беглых крестьян. На Юге возникали также поселения иностранных колонистов; здесь селились с разрешения русского-правительства бежавшие от гнета султанской Турции и австрийской монархии болгары, сербы, молдаване, армяне, грузины. На плодородных южных землях сеяли пшеницу, которую в большом количестве отправляли на внешний рынок.
На юге Украины были основаны новые города: Херсон (1778 г.), Александровен – ныне Запорожье (70-е годы XVIII в.), Мариуполь – теперь Жданов (1784 г.), Екатеринослав – ныне Днепропетровск (1787 г.), Николаев (1789 г.), Одесса (1794 г.) и др. Возник ряд промышленных предприятий. Русское правительство, стремившееся в своих целях использовать природные богатства Юга, направляло сюда разведывательные партии из ученых и инженеров для исследования залежей каменного угля, железных руд, цветных металлов. Много изысканий было сделано при Потемкине для исследования руд Кривого Рога и залежей бурого угля, на Украине. Казенные промышленные предприятия создавались, здесь преимущественно для удовлетворения военных нужд. В 1789 г. был основан литейный завод в Херсоне, отливавший пушки и ядра для нужд морского флота. Верфи, построенные в Николаеве и Херсоне, выпускали военные и торговые корабли. Оборудование-для этих предприятий, а также квалифицированные рабочие привозились из России. Существовали и частные предприятия, основанные преимущественно купцами, – кожевенные, салотопные, лесопильные и другие заводы [4].
Черноморское побережье было окончательно освобождено от тяжелого турецко-татарского господства в результате длительной борьбы Русского государства с агрессией султанской Турции. Ликвидация турецко-татарского господства на Юге имела большое значение, так как содействовала дальнейшему подъему экономического развития страны. Через морские порты в последние годы XVIII в. значительно расширилась торговля с Западной Европой я странами Востока; развитие товарных отношений ускоряло разложение феодально-крепостнического строя.
Выход к Черному морю имел для Русского государства также важное внешнеполитическое значение: русский и украинский народы избавились от тяжелых турецко-татарских вторжений; поражение Турции значительно облегчило положение славянских народов Балканских стран, а также народа Молдавии. Создание Черноморского флота усилило военную мощь Русского государства и укрепило его южные границы [6, с. 192].
Освобождение Черноморского побережья от турецко-татарского владычества сыграло большую положительную роль и в истории грузинского народа. На протяжении веков Грузии угрожало поглощение султанской Турцией или шахской Персией. Добровольное вхождение в состав сильного Русского государства спасло Грузию от порабощения агрессивными государствами и одновременно содействовало значительному расширению экономических и культурных связей Грузии с Россией.
Список использованной литературы:
Дружинина Е.И. Кучук-Кайнарджийский договор 1774 года. – М., 1955.
Дружинина Е.И. Южная Украина в 1800-1825 гг. – М., 1970.
История Украинской ССР в 2-х томах. – Киев, 1969. – Т.1.
Карбузан В.М. Заселение Новороссии в XVIII – первой половине XIX вв. – М., 1976.
Мерников А.Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. – Минск., 2005.
Османская империя: проблемы внешней политики и отношений с Россией. – М., 1996
История России. С древнейших времен до конца XVIII в. Том 1. – Под ред. Сахарова А.Н. – М., 2006.
Соловьёв С.М. Кн. 16 // История падения Польши // Соч.. – М., 1995.
Стегний П. В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. 1772. 1793. 1795. – 2002.
Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. – Москва., 1960.
Шахмагонов Н.Ф. От Очакова до Измаила: К 200-летию окончания русско-турецкой войны. – М., 1991.

Приложенные файлы


Добавить комментарий