Александр Невский 3


ВВЕДЕНИЕ
У каждого народа есть заветные имена, которые никогда не забываются, напротив, чем дальше развивается историческая жизнь народа, тем ярче, светлее становится в памяти потомства нравственный облик тех деятелей, которые, отдав все силы на служение своему народу, успели оказать ему существенные услуги. Такие деятели становятся излюбленными народными героями, составляют его национальную славу, их подвиги прославляются в позднейших сказаниях и песнях. Это как бы звезды на историческом горизонте, освещающие весь дальнейший исторический путь народа. Еще выше значение тех деятелей, жизнь которых озаряется ореолом святости, которые умели совершать дело служения своему народу в угождение Богу. Тогда они становятся ангелами-хранителями своего народа, предстателями за него пред Богом, к ним в тяжелые годины обращается народ с молитвою о помощи, их небесной защите приписывает счастливые события и случаи избавления от разных бедствий. Героев наша история дала немало, но почти никого из них не вспоминают потомки с таким теплым чувством, как Александра. Он много потрудился для Русской земли и мечом и головой — вклад его в строительство Российского государства бесценен.
Как полководец он по праву может почитаться великим, ибо за всю свою жизнь не проиграл ни одного сражения, с малыми силами побеждал сильнейших и в действиях своих сочетал военную гениальность с личной отвагой. Но есть нечто, что делает ему особую честь: в ту мрачную эпоху беспрестанных междоусобных войн меч его ни разу не обагрился русской кровью, и имя его не запятнано участием ни в одной усобице. Может быть, именно это, подсознательно запечатлевшись в народной памяти, и создало ему такую добрую славу.
Как государственный муж он велик не менее, ибо сумел правильно ориентироваться в чрезвычайно трудной и сложной обстановке, созданной татарским нашествием, и первым стать на тот единственно верный путь, идя по которому его преемники и потомки — князья московские пришли к единодержавию и к победе над Ордой. А для того, чтобы пойти против течения и сознательно избрать именно этот путь, тогда казавшийся таким неблагодарным, нужно было обладать исключительными качествами ума и духа.
КРАТКИЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ.
Князь Александр родился 30 мая 1220 года. Он был вторым сыном переяславского князя Ярослава Федоровича. Отец его Ярослав постоянно союзничал со своим младшим братом, великим князем владимирским Юрием Всеволодовичем. В то время союзничество князьей со своими родственниками обычным явлением вовсе не было. Обыденным была их постоянная борьба друг с другом за власть. Союз, несомненно, сильно повлиял на авторитет Ярослава на Руси. Его также уважали в Новгороде. Свободолюбивость и гордость новгородцев была все известна известна. Они приглашали Ярослава на княжение, ссорились с ним, прогоняли его и возвращали обратно, так как не могли без него обойтись. Ярослав был умелым полководем, одерживал победы в битвах над литовцами, немцами и шведами. Уезжая из Новгорода в очередной военный поход, он обычно оставлял вместо себя молодых княжичей – старшего Федора и младшего Александра.
В середине 30-х годов 13-го века Ярослав стал брать Александра в военные походы. На глазах молодого княжича одерживались великие победы, громились враги Руси. Закаляясь в таких походах психически, Александр, несомненно проникался патриотизмом и любовью к своей Родине. Ничто так не развивает патриотизм, как укрепление авторитета своей Родины на мировом поприще!
С 1236 по 1240 год Александр непрерывно княжит в Новгороде. Во время Батыева нашествия среди многих князьей пал и упомянутый ранее союзник Ярослава новгородский князь Юрий. Ярослав автоматически стал княжить во Владимирском княжестве, и, соответственно, Александр Ярославович стал единоличным князем Новгорода (его брат умер ранее, в 1233 г). Одновременно, с принятием на себя обязанностей князя, Александр Ярославович становится ключевой фигурой в политической расстановке сил на севере, и северо-востоке Руси. Ему было необходимо защищать новгородские границы от Запада: шведов, немцев и литовцев. Именно защита этих границ и принесет великому князю бессмертную славу.
ВКЛАД АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО В РУССКУЮ ИСТОРИЮ
Потрудился Александр для Русской земли. Мужественно и победоносно боролся он с западными врагами, расчетливо, умно берег свой народ от хищных татар. Среди трудных княжеских дел не забывал благочестивый князь и христианских обязанностей: много серебра и золота передавал он в Орду, не мало несчастных выкупил из тяжкой неволи татарской. Многие звали его своим «ангелом-хранителем». Русская церковь причислила его к лику святых.
Может ли один человек повлиять на ход истории? Оправдана ли жестокость? Не напрасно ли принесена в жертву свобода? Верно ли выбран путь православия на Руси? Трудно через столько лет размышлять над этими вопросами. Осуждать или оправдывать те или иные действия. Но значения событий того времени, и роли в этих событиях Александра, несомненно, велико.
Можно отметить, что в целом эпоха была насыщена политическими событиями большого значения. И этот стремительный ход событий, смена обстановки, не позволяют однозначно определить мотивы и причины поступков. Этим отчасти объяснился субъективизм и расхождение точек зрения на одни и те же факты историков. Бесспорно то, что данные исторические события были первопричиной, зарождения новых стереотипов поведения и особенностей "русского характера", Александр выступает, как пособник новых идей. Именно ему принадлежит существенная роль в формировании новых черт русского менталитета. Что же именно было сделано? Он путешествовал, анализировал, сравнивал, вёл переговоры, вводил новые житейские правила и государственные законы.
Первое - это договор с монголами. С одной стороны - защита от западных агрессоров, с другой порабощение на 300 лет. С точки зрения Гумилева: этот союз, положил начало формированию новых этнических традиций в отношениях с народами Евразии. Цепью союза была защита общего Отечества, "понимал ли он сам глубокое значение сделанного им шага - неизвестно, да но, не столь важно", ибо "в соборном мнении потомков его выбор получил высшее одобрение." Волей или не волей, на этот счет возникают сомнения. В этическом смысле это действительно верно. Но вот для защиты ли общего Отечества? А что же не поддерживали его современники? Выходит, были настолько глупы, или менее патриотичны. Ведь не исключено, что это одобрение, выражалось лишь в попытке задним числом найти поддержку выбранному государственному курсу, а вместе с тем оправдание войн и внутренних противоречий. Здесь возможна игра на чувстве патриотизма. Впрочем, существует и противоположная оценка действий князя: "На период пребывания Александра на великом княжении Владимирском приходится упорядочение системы монгольского владычества над Русью (перепись 1257 -1259 гг.) Исходя из этого факта, нередко изображают Александра чуть ли не главным виновником установления ига, задушевным другом Батыя Сартака. Так, мнению современного американского историка, Д. Феннела, книга которого издана в нашей стране, получение Александром Великого княжения "знаменовало... начало новой эпохи подчинения Руси татарскому государству... Так называемое, татарское иго началось не столько во время нашествия Батыя на Русь, сколько с того момента, как Александр предал своих братьев". С точки зрения историков, как мы видим, диаметрально противоположны. Почему? Безусловно, их определяет субъективная позиция авторов, которая, в свою очередь зависит от культурно-исторической и религиозной специфики данного общества в данный исторический период. Как мне кажется не стоит, столь однозначно рассматривать события минувших лет, особенно, если подтверждение историческими источниками затруднено? Представленные точки зрения - крайние подходы к рассмотрению вопроса. Но скорее, всего в каждой из них есть доля истины.
Практически все значимые события того периода так или иначе связаны с религией и отстаиванием идей христианства. Утверждение церкви имело, как позитивный, так негативный смысл, так или иначе влияло на политику и экономику страны. Историками отмечено, что: "Процесс христианизации Руси - весьма длительный период, несводимый к единичному акту”. Причиной этого было нежелание населения страны в ежечасье расстаться с языческими традициями предков. Ко времени правления Александра новые церковные порядки не имели еще твердой почвы под ногами. Церковь была полна решимости наделить все победы, свершенные во имя защиты ее интересов, высокими мотивами. Это мы видим в описаниях современниками событий Невской битвы и Ледового побоища. Здесь некоторые факты преувеличены, превозносится фигура Александра, его роль в этих событиях.
Учитывая терпимость монголов к альтернативным верованиям, церковь благосклонно смотрела и на союз с "погаными", оправдывая его тем, что иго чужеземцев - это кара Всевышнего за земные грехи, и надо смириться и пройти через эти страдания, во искуплении грехов, как только Русь очистится - гнет татар закончится.
Когда анализируешь влияние церкви, напрашивается вывод о своего рода договоре князя с церковью: возвеличивание и поддержка в обмен на защиту интересов.
Лишь вольнолюбивые новгородцы время от времени противостояли Великому князю. И по всей вероятности, за это он их не мог не уважать и считался с их мнением. И все же, интересы государства стояли выше его личных чувств и желаний. Об этом свидетельствуют, жестокость и ухищрения, на которые шел Александр в выборе тактики отношений с непокорным народом вставшего в разрез с общими интересами (восстание против численников, "отречение" верхушки новгородских бояр от тягот ордынской дани в "пользу" людей "меньших", да и боевые действия проводимые против Новгорода). Не мог не видеть князь тревог и тягот народа, но интересы всего государства были важнее. Возможно, здесь работало правило, выделенное Карамзиным: "...Добродетели государя, противные силе, безопасности, спокойствию Государства не суть добродетели". Не в состоянии отказаться от поддержки союзников бояр, закрывал зачастую глаза Александр и на нарастающие социальную несправедливость и неравенство. Впрочем, "и по самому своему положению Александр, конечно, был ближе к Новгородской знати, "вятшим", нежели к "меньшим". Он, вероятно, не представлял мир иначе, как разделенным на "больших" и "меньших", богатых и бедных. Таким создал мир Всевышний. И могут ли люди усомниться в мудрости его замысла?"
Такого рода стереотипов в поведении русских князей, да и русичей было в то время не мало. Причиной этому была традиция, "старина". Люди постоянно оглядывались назад и сопоставляли свои достижения с трудами своих предков. Вероятно, и сам Александр осознавал и оценивал себя через биографию своего отца."
"Оглядывая весь круг деяний невского героя, легко заметить: он удивительно схож с послужным списком его отца. Во всех своих делах и походах Александр не был первопроходцем; он шел буквально "след в след" за отцом, повторив его судьбу даже в деталях. Однако, его победы выглядят несравненно ярче не только из - за перемены исторического фона (они словно вспышки во мраке всеобщего отчаяния), но и благодаря его молодости, блеску личного мужества и какой - то особой веселой дерзости”.
Следующий отличительный момент деятельности русских князей - неукротимое стремление к власти. Александр ощутил на себе правила жестокой игры после смерти своего отца: "Хочет он этого или нет, но ему предстоит тяжелая борьба за власть. Его соперниками станут не только младшие братья отца - Святослав, Иван, но и собственные братья - Андрей, Михаил, Ярослав, Константин, Василий, Даниил». Так уж издавна повелось в княжеских семьях: властолюбие неизменно торжествует над братолюбием, желание занять лучший богатейший "стол" оказывается сильнее страха "впасть в грех", и тем навлечь на себя гнев Божий, о котором так часто говорили призывающие к миру проповедники." Впрочем, в то время Русь уже знала примеры качественно другого поведения - принятие монашества.
В последние дни своей беспокойной жизни, когда часы его были сочтены "Александр захотел принять великую схиму - самый полный вид монашеского пострижения. Разумеется, постриг умирающего, да ещё в высшую монашескую степень! - противоречило самой идеи иночества. Однако для Александра было сделано исключение. Позднее, следуя его примеру, многие русские князья перед кончиной принимали схиму. Это стало своего рода обычаем."
Изменились и методы борьбы за власть, "...борьба приняла невиданно жестокий, низменный характер. И если раньше главным средством решения княжеских споров было сражение "в чистом поле", то теперь все чаще применялось новое, страшное оружие - донос Батыю или самому Великому хану на своего недруга."
Договор с Батыем способствовал слиянию этносов, а следовательно и слиянию характерных черт монгольского и русского народов.
Прижизненные заслуги - далеко не все, чем славен образ Великого князя. "Князю Александру суждено было обрести вторую, посмертную жизнь. Его имя стало символом боевой доблести. Окружавший князя ореол святости, созданный митрополитом Кириллом, позволял ждать от Невского и небесного заступничества. Там где люди истово просили чуда - оно непременно случалось. Князь - святой вставал из гробницы и ободрял соотечественников накануне Куликовской битвы и во время страшного набега крымских татар в 1571 г. В 1547 г. он был включен в число святых, память которых отмечалась во всех без исключения храмах русской церкви.
Особенно часто вспоминали об Александре Невском тогда, когда шла война со шведами или немцами…
Почти утратив реальные черты, Александр превратился в своего рода историко-патриотическую икону. Историков, робко пытавшихся напомнить о здравом смысле, никто не желал слушать. Однако любая крайность с неизбежностью порождает другую, противоположную крайность. Создавая кумиров, люди со временем испытывают острую потребность их разрушать. По мере преодоления доверчивого идолопоклонства, как формы усвоения исторических знаний, все чаще будут появляться желающие "развенчать" Александра Невского. Что ж, каждый волен по-своему понимать то, о чем умалчивают источники.
И все же не следует забывать, что в истории нашей страны существуют как бы два Александра Невских: умерший поздней осенью 1263 г. в Городце-на-Волге усталый, измученный болезнью человек - и отброшенная им в будущее огромная тень. Человек этот был, конечно, не безгрешным, но при этом и отнюдь не худшим сыном своего жестокого века. Личность Александра Невского можно коротко охарактеризовать так:
- это был полководец, успехи которого стали результатом соединения богатого военного опыта, накопленного его предками, с выдающимися личными бойцовскими качествами;
-это был далекий от сентиментальности политический деятель средневекового типа;
-это был правитель, в тяжелейшее время обеспечивший своей стране десять лет мирной жизни.

СОВРЕМЕННЫЕ ИСТОРИКИ О ЛИЧНОСТИ АЛЕКСАНДРА
НЕВСКОГО
Изучение биографии Александра Невского издавна привлекало отечественных историков. Вместе с тем историография этого выдающегося полководца и государственного деятеля Древней Руси не была объектом специального исследования.
Первые попытки оценить личность и деяния князя Александра Ярославича встречаются уже в летописях и других памятниках XIII–XIV вв. В массовом историческом сознании русского народа образ Александра Невского рано приобрел религиозное значение. Вскоре после смерти князя началось местное почитание его во Владимире, было составлено его «Житие». Защита православной Руси от врагов-иноверцев рассматривалась как религиозный долг князей. Успехи на этом поприще в сочетании с праведной жизнью оценивались как доказательство святости князя, как свидетельство особого Божьего благоволения к нему. В XIV–XV вв., задолго до официальной канонизации (1547 г.), «Житие Александра Невского», прославляющее князя как святого, было известно во многих русских городах – в Москве, Новгороде, Пскове. Имеются сведения о том, что уже с XIV в. к Александру обращались накануне сражений с врагом как к святому покровителю русского воинства. Заслуги Александра Невского в борьбе с внешними врагами признавали в XIV–XV вв. и в Москве, и на северо-западе Руси (в Пскове и Новгороде), что проявлялось в летописях и других исторических сочинениях того времени. Об Александре вспоминали в связи с победами, с ним сравнивали отличившихся полководцев.
Во время объединения русских земель интерес к личности Александра Невского был связан и с тем, что этот прославленный полководец был князем владимирским, киевским и новгородским. Московские князья, а впоследствии и цари, являвшиеся потомками Александра Невского, опирались на его авторитет для обоснования своего права на власть над всеми русскими землями. Составители московских летописных сводов второй половины XV в. (в частности, Софийской I летописи) изображали Александра как князя всей Русской земли, предшественника московских князей. Власть Невского в Новгороде они представляли в соответствии с понятиями о великокняжеской власти, сложившимися в их время.
В XIV–XVII вв. личность великого князя-полководца была популярна и в массовом историческом сознании, и в сочинениях ученых книжников и публицистов. Высоко оценивались победы Александра над врагами. Князя называли Невским, Храбрым, Великим, Божественным, сравнивали с древними царями и героями. Во Владимире, а затем в Москве почитание Невского было большим, чем в Новгороде и Пскове, хотя главные победы, прославившие Александра, были одержаны в тот период, когда он являлся новгородским князем. Оценка Александра Ярославича как героя царствующего дома отразила политическую борьбу Москвы и Новгорода в период объединения Руси.
В первой четверти XVIII в. исторические знания были поставлены на службу абсолютизму. Своей главной задачей авторы этого времени считали историческое описание и прославление деятельности Петра I, а также ее историческое обоснование. Для подтверждения прав России на Прибалтику прибегали и к авторитету Александра Невского. Он был объявлен святым покровителем вновь отвоеванных невских берегов. В 1710 г. в Петербурге, вскоре ставшем столицей Российской империи, был основан Александро-Невский монастырь, куда были перенесены мощи «страдальца за землю Русскую» князя Александра.
23 ноября 1718 г. крупнейший идеолог абсолютизма и видный историк петровского времени Феофан Прокопович произнес в Петербургском Александро-Невском монастыре «Слово в день святого благоверного князя Александра Невского». Прокопович отметил, что Невский княжил в тяжелые для Руси времена, обратил внимание на большие заслуги князя в борьбе за единство Руси, на его победы над внешними врагами и мудрое управление внутренними делами государства, сравнивал его с кормчим, который в «лютая оная времена… корму держал отечества своего» и «в таковом волнении корабль цел сохранил .
М. В. Ломоносов писал об Александре Невском не много, однако в его сочинениях имеются самостоятельные выводы и оценки заслуг выдающегося государственного деятеля и полководца. Так, в проекте надписи на раке мощей русского князя и в «Кратком Российском летописце» М. В. Ломоносов отмечал дальновидность политики Невского, подчеркивал его заслуги в умиротворении Золотой Орды и пресечении агрессии с Запада.
Следующий шаг в изучении деятельности Александра Невского был сделан крупнейшим дворянским историком XVIII в. М. М. Щербатовым в «Истории российской с древнейших времян» – первом обобщающем труде по русской истории, написанном не в форме летописного свода, а как историческое исследование в современном значении этого слова.
М. М. Щербатов не просто пересказывал, но в духе прагматической историографии XVIII в. исследовал источники, порой согласовывая и объясняя их противоречивые сведения, стремился найти причины событий (правда, иногда придавал излишнее значение морально-психологическим мотивам). Он первый из русских историков сделал попытку восстановить ход Ледового побоища на основе анализа летописей, что в основном ему удалось. Однако историк не смог по-настоящему оценить полководческое искусство князя Александра и обращал внимание главным образом на личную храбрость Невского. М. М. Щербатов полагал, что по отношению к Орде Александр Ярославич проводил мирную политику. Он отмечал заслуги этого князя в предотвращении татарских нашествий. В частности, высоко оценивал мужество Александра, отправившегося в 1263 г. к хану просить о прощении вины за восстание против «бесермен» и об освобождении от требования дать воинов. Подводя итоги деятельности Александра Невского и оценивая его заслуги, М. М. Щербатов отмечал, что этот князь «толь великую имел мудрость в правлении, что не взирая на тогдашнее разорение России, нашел способ себя учинить почтенна Татарам и страшна Немцам, Шведам и Литовцам». Хотя у М. М. Щербатова имеется ряд неточностей, его вклад в изучение деятельности Александра Невского был значительным.
Наиболее рельефное отражение деяния Александра Ярославича получили в «Истории Российского» Н. М. Карамзина. Рассказ о подвигах князя Александра написан ярко, прекрасным литературным языком. Но за легкостью и красотой изложения материала скрывается огромная работа, проделанная исследователем при анализе и сопоставлении сведений многочисленных источников, установлении достоверных фактов из биографии Невского, исправлении ошибок, допущенных предшественниками. Повествование Н. М. Карамзина построено на фактах, извлеченных из многочисленных источников, а не на собственных догадках. Кроме русских летописей, он привлекал сведения из различных документов: немецких хроник, папских посланий, исландских саг, сочинений иностранных путешественников. Многие из этих источников были известны и его предшественникам, но лишь Карамзину удалось их использовать более полно и удачно согласовать со сведениями русских летописей, уместно вплести в общую канву повествования. Ведущее место среди материалов для описания княжения Александра Невского занимают, конечно, русские летописи. Использование ранних списков (Новгородской 1-й летописи старшего извода, Лаврентьевской и Троицкой летописей) и критический подход к источникам (Н. М. Карамзин доверял далеко не всем фактам, приводимым в поздних летописях, таких, как Никоновская и Устюжская) позволили исследователю исправить многие ошибки, допущенные составителями поздних летописных сводов и историками XVIII в., установить правильную последовательность некоторых событий, в изложении которых прежде допускались неточности. Так, Н. М. Карамзин восстановил правильную последовательность событий, относящихся к войне Пскова и Новгорода с Ливонским орденом в 1240–1242 гг.17, в описании которых и в летописных сводах конца XV–XVI вв., и в сочинениях В. Н. Татищева и М. М. Щербатова имелись многочисленные ошибки. Н. М. Карамзин исправил и другую ошибку, восходящую к поздним летописным сводам: в отличие от В. Н. Татищева, М. М. Щербатова, И. Д. Беляева и некоторых других историков, он справедливо писал о битвах с литовцами в 1245 г. (у Торжка и Торопца) и о битве с литовцами, о которой повествуется в «Житии Александра Невского», как об одном и том же событии.
Н. М. Карамзин, подобно своим предшественникам, В. Н. Татищеву и М. М. Щербатову, рассматривал историю как деяния славных или бесславных мужей Отечества, искал в событиях прошлого примеры для наставления людей в их практической деятельности. Александр Невский предстает в повествовании Н. М. Карамзина как один из наиболее замечательных героев русской истории – храбрым воином, талантливым полководцем, мудрым правителем страны, заботящимся о благе народа и способным на самопожертвование ради Отечества. Не ускользнули от внимания Н. М. Карамзина и переговоры, которые вел Невский с норвежским королем Гаконом, «желая оградить безопасностию северную область Новгородскую». Относительно восточной политики Александра Ярославича Н. М. Карамзин в основном поддержал точку зрения М. М. Щербатова. Он видел заслугу Александра Невского в том, что этот князь умел несколько смягчать татарский гнет.
Монархические взгляды Н. М. Карамзина проявились в преувеличении власти Александра Невского как новгородского князя. Кроме того, он стремился как можно больше оправдать Александра в отношении его ссор с новгородцами.
Некоторые вопросы, связанные с жизнью и деятельностью Александра Невского, были затронуты в «Истории русского народа» Н. А. Полевого, подвергшего критике «Историю» Н. М. Карамзина. По мнению Н. А. Полевого, история Новгорода в период княжения Невского вообще не представляла ничего достопамятного, победы на Неве и на Чудском озере не были значительными, восточная политика Невского сводилась лишь к умилостивлению монголов покорностью, не давшему ощутимых результатов, а народ, по его словам, благословлял и любил Александра лишь за одно старание спасти Русь.
Значительное внимание уделено Александру Ярославичу в «Русской истории» петербургского профессора Н. Г. Устрялова. Правда, целостная биография древнерусского князя в этой работе не представлена, и его деятельность рассматривается лишь в связи с историческими событиями XIII в. Значение деяний Александра Невского для России, по мнению Н. Г. Устрялова, заключается в том, что этот князь своими победами над западными агрессорами и умиротворением ордынских ханов сумел отстоять государственность Руси и самобытность русского народа, сохранить православную веру. Хотя работа Н. Г. Устрялова не лишена ошибок, уже отмечавшихся в отечественной историографии, но именно он поставил вопросы (например, о роли римской курии в организации агрессии против Руси), на которые другие историки XIX в. отвечали по-своему, поправляя его недочеты и развивая ценные наблюдения.
В середине XIX в. специальную биографическую работу об Александре Невском написал профессор Московского университета И. Д. Беляев, известный своими славянофильскими взглядами. Он отмечал заслуги князя Александра как полководца, причем обращал внимание на то, что Невскому было труднее бороться с врагами, чем предыдущим князьям, так как немцы, шведы и литовцы в то время окрепли, а Новгород находился в одиночестве. По мнению И. Д. Беляева, победы над шведскими и немецкими захватчиками были особенно важны, поскольку «покориться таковым врагам… значило… народ и страну погубить на веки, без всякой надежды хотя на позднее освобождение». Наряду с Невской битвой и Ледовым побоищем историк отмечал и другие военные успехи князя Александра: битвы с литовцами, а также поход на Финляндию в 1256 г., после которого шведы в течение 37 лет не осмеливались нападать на новгородские владения.
Много внимания уделял И. Д. Беляев отношениям Александра Невского с Ордой. Подобно М. М. Щербатову и Н. М. Карамзину, он полагал, что Невский проводил мирную политику по отношению к Орде и успешно отстаивал Русь от татар. Важнейшей заслугой Александра Ярославича историк считал то, что князь добился особого положения Руси по отношению к Орде и этим «спас народность России». Вступая в полемику с В. Н. Татищевым, И. Д. Беляев отрицал использование Александром татарской помощи в борьбе за великокняжескую свободу. В соответствии со своими славянофильскими воззрениями И. Д. Беляев стремился показать близость князя к народу, содружество народа и власти. Он старался сгладить противоречия Александра с новгородцами, подчеркнуть любовь народа к своему князю: «Весь склад рассказа о подвигах Александра, по всем летописям, ясно свидетельствует, что этот князь пользовался такою же народностию у современников, как и давний предок его Великий Владимир, и его также сравнивали с солнцем Русской земли». И. Д. Беляев особо выделял умение князя Александра ладить с новгородцами; одной из важнейших причин его побед считал то, что он мог «ободрить» новгородцев. Монархизм, свойственный взглядам славянофилов, проявился в явной идеализации князя. Сказалась и религиозность: И. Д. Беляев даже цитирует по «Житию» молитвы Александра Ярославича в Софийском соборе; он неоднократно отмечает, что Невский был благочестивым христианином.
Положительной стороной работы И. Д. Беляева является сам факт специального исследования биографии Александра Невского, отдельные верные замечания. Однако подчинение фактов славянофильской идее единства монархии и народа снижает ценность исследования.
Заметное место отводил князю Александру в своей «Истории России с древнейших времен» крупнейший русский историк XIX в. С. М. Соловьев. Он считал Невского «самым видным историческим лицом в нашей истории – от Мономаха до Донского».
Развивая свою концепцию, С. М. Соловьев придавал особое значение борьбе за великое княжение владимирское и утверждение нового права наследования престола. Он прослеживал этапы борьбы за власть между братом и сыновьями Ярослава Всеволодовича, отмечая при этом несколько случаев захвата великого княжения не по праву старшинства (благодаря лишь преимуществу в силе) и обвиняя Александра Невского в использовании татарской помощи в борьбе за власть. Однако источниками данных построений являются в первую очередь поздние летописные своды (такие, как Воскресенская и Никоновская летописи), а также сочинение В. Н. Татищева. Полагая, что татарское нашествие не прервало естественную нить событий, С. М. Соловьев недооценивал власть татаро-монголов над русскими землями и не придавал значения политике золотоордынских ханов в отношении Руси, считая татар лишь орудиями для русских князей в борьбе за власть. Это проявилось и в оценке историком событий 1246–1252 гг. В частности, он полагал, что Александр Невский в 1252 г. мог бы умилостивить хана, если бы захотел: «Если бы он не был против брата, то почему не умилостивил Сартака, как умилостивлял его (!) по случаю восстаний народных?» Вообще С. М. Соловьев считал, что Александр Невский проводил по отношению к Орде мирную политику и даже умел использовать татар для укрепления своих позиций на Руси. Сравнивая Александра Невского с его современником, галицким князем Даниилом, С. М. Соловьев отметил сходство в их деятельности и считал, что Александр вел более правильную политику по отношению к Золотой Орде, причем «неудача предприятий Данииловых служит самым лучшим объяснением постоянной покорности Александровой и выставляет с выгодной стороны проницательность и осторожность внука Всеволода III».
С. М. Соловьев уделял большое внимание усилению власти Александра Невского и его отношениям с другими русскими князьями и с Новгородом. Исследователь отмечал роль Невского в утверждении сильной великокняжеской власти, считая его продолжателем политики Всеволода Большое Гнездо и предшественником Ивана Калиты. Так, в отношении Новгорода, по мнению С. М. Соловьева, Александр шел по следам предков – Всеволода Большое Гнездо и Ярослава Всеволодовича, а причинами ссор Невского с новгородцами, по его мнению, были попытки князя усилить в Новгороде свою власть.
Вообще С. М. Соловьев стремился трезво, беспристрастно оценить события, связанные с деятельностью Невского. В частности, он справедливо отрицал заслугу Александра в избавлении православного духовенства от проводимой татарами на Руси переписи, не пытался оправдать действия князя во время ссор последнего с новгородцами в 50-х гг. XIII в.
Рассматривая факты из жизни Невского на фоне событий XIII в., Н. И. Костомаров отмечал понимание князем Александром задач времени и успешное их решение. В первые годы своего княжения Александр Ярославич отразил нападения с Запада, являвшиеся звеньями цепи уходящих в глубь веков конфликтов германцев и славян. Победы на Неве и на Чудском озере, по мнению историка, спасли Новгород и Псков от иноземного завоевания и от участи, постигшей прибалтийских славян. Сопротивляться же татаро-монгольским завоевателям, считал Костомаров, было тогда невозможно, и Александр Невский проводил политику полного подчинения Орде, рабской покорности татарскому хану, что не противоречило интересам самого князя, пытавшегося при поддержке Орды укрепить свою власть над северо-востоком и северо-западом Руси.
В связи со своей концепцией (содержание русского исторического процесса он видел в борьбе демократического федерально-вечевого начала с монархическим началом централизации и единодержавия) Н. И. Костомаров много внимания уделял проблемам взаимоотношений князя с Новгородом, причинам усиления великокняжеской власти. Политику Александра Невского по отношению к Новгороду он рассматривал как принципиально новое явление, в корне отличающееся от политики предыдущих князей. Он отмечал, что в проявлении могучей воли Александра «слышались уже предвестники дальнейшего наложения на Новгород великокняжеской руки». Причинами такого усиления власти Невского в Новгороде Н. И. Костомаров считал поддержку хана, выплату Новгородом дани Орде, а также личные качества этого князя и его заслуги перед Новгородом.
В целом Н. И. Костомаров несколько принижает роль Александра Невского как полководца и дипломата, всю его политику по отношению к Орде сводит к одной лишь рабской покорности. Александр в его изображении примечателен в первую очередь умелым использованием обстоятельств для подавления демократических начал и укрепления великокняжеской власти.
Отрицательной стороной работ этого историка является небрежное обращение с фактами, неточность в изложении материала.
Александр Невский не был оставлен без внимания и в работах В. О. Ключевского. Правда, в «Курсе русской истории» об Александре написано очень немного. Лишь в некоторых замечаниях, касающихся обстановки на Руси XII–XIV вв. и деятелей этого периода, историк отмечал талант Невского и ставил его выше других князей. В. О. Ключевский также положил начало изучению «Жития Александра Невского» как исторического источника, и многие его выводы не утратили значения до наших дней, хотя были развиты и дополнены другими исследователями.
Жизнь и деятельность князя Александра, причисленного к лику святых и признанного небесным покровителем столицы Российской империи, привлекала внимание и авторов, представлявших духовенство. В XIX в. продолжалось создание новых жизнеописаний Невского – в стиле, лучше воспринимаемом читателями того времени. Из работ церковных авторов наиболее значительна книга протоиерея М. И. Хитрова «Святой благоверный великий князь Александр Ярославич Невский» (М., 1893). Это – подробная биография знаменитого древнерусского князя, изложенная в популярной форме. Историк-священник стремился представить нравственный облик Александра Невского. Герой его повествования идеализирован в соответствии с принципами агиографии.
В русской историографии конца XIX – начала XX в. возрос интерес к источниковедческой тематике. В это время вышел ряд работ, которые не были прямо посвящены Александру Невскому, но касались источников, содержащих сведения о нем: «Древнерусские жития святых как исторический источник» В. О. Ключевского (М., 1871), «Иконография святого и благоверного великого князя Александра Невского» И. А. Шляпкина (Пг., 1915), «Житие Александра Невского» В. Мансикки (СПб., 1913), «Древнерусские княжеские жития» Н. И. Серебрянского (М., 1915).
Что касается русских военных историков того же периода, то в их работах деятельность Александра Невского не получила значительного освещения. Такие авторы, как П. А. Гейсман, А. К. Пузыревский, Н. П. Михневич, не уделили внимание знаменитому полководцу, а Н. С. Голицын в своей «Русской военной истории» посвятил князю Александру лишь несколько строк. Более подробно писал о Невском А. К. Баиов. Он отмечал, что на Неве Новгородский князь разгромил врагов «благодаря стремительности… наступления, как стратегического, так и тактического, а в битве на Чудском озере победу Александру, уступавшему в числе ливонцам, дает удачный выбор позиции и умелое ведение выжидательного боя: ливонские войска, построясь клином, ударили в центр расположения Александра и прорвали его; тогда русский полководец, маневрируя своими обоими крыльями, охватил шведов с обоих флангов и тем обратил их в бегство».
Итак, уже историки конца XVIII – начала XIX в. на основании тщательного изучения источников об Александре Невском в основном установили те данные о нем, которыми располагает современная наука. Это было очень важно, ибо в источниках имелась масса противоречивых фактов. Начиная с середины XIX в., деятельность Александра Ярославича в работах русских историков рассматривалась в связи с общим ходом отечественной истории. Было обращено внимание на тот факт, что Невский княжил в годы, переломные в судьбе России – в то время, когда надвигалась угроза со стороны католического Запада, устанавливалось татарское иго, менялись привычные формы взаимоотношений властей. Деятельность Александра оценивалась историками в значительной степени в зависимости от того, насколько серьезным моментом в русской истории они считали татарское владычество, как относились к факту усиления великокняжеской власти. Многие авторы считали, что именно политика Александра Невского определила направление дальнейшего развития России, оградив страну от влияний Запада и способствуя сближению с Востоком, положив начало единодержавию. Однако в русской дореволюционной историографии, в отличие от более позднего времени, не было слишком резких разногласий и острой полемики в оценке политики Александра Невского. Российскими историками XI – начала XX в. глубоко исследовались отношения Александра Ярославича с Новгородом, с Золотой Ордой; большое внимание уделялось дипломатической деятельности Александра Невского; были уточнены многие моменты, имеющие отношение к биографии князя.
ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ И АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
Места, где жил великий человек,
Священны: через сотни лет звучат
Его слова, его деянья - внукам.
И. Гете
1239 г. Первое упоминание Порхова в летописи, когда князь Александр строил деревянные городки на реке Шелонь. Городки укрепляли водный путь из Пскова в Новгород и Порхов был одним их них (летопись 1346 г. отмечает, что: -"князь Александр с Новгородци сруби городци по Шеломе"...строил деревянные городки на реке Шелонь. Городки укрепляли водный путь из Пскова в Новгород).
1239 г. Великий князь, по дороге из Новгорода в Смоленск, основал крепость Вышегород. Твердыня находилась на высоком холме между двух озер и являлась пограничной крепостью Новгорода. В летописях упоминается осада Вышегорода литовским князем Витовтом, а также стычки вблизи крепости враждующих в то время жителей Новгорода и Пскова. Крепость имела военное значение вплоть до 15 века, когда границы Руси отодвинулись на запад.
Первые упоминания Гдова относятся к 1323 году, однако его окрестности стали известны ещё в 1242 году, когда недалеко отсюда у нынешней деревни Кобылье Городище произошло легендарное Ледовое побоище под предводительством Александра Невского. В 1992 году в память об этом историческом событии у деревни установили памятник Александру Невскому.
1682-1699 гг. Троицкий кафедральный собор. Северная придельная церковка во имя Святого Александра Невского четырехугольная в плане, одноапсидная, одноглавая со световым барабаном, перекрытая сомкнутым сводом. В интерьерах сохранилось распятие с предстоящими, Александр Невский и Варлаам Хутынский в молении.
По предположению псковского краеведа Ушакова Ф.А. Первую церковь во имя новообретённого святого псковичи поставили вскоре после прославления Александра Невского Московским собором (упомянуто в труде митрополита Евгения Болховитинова "История княжества Псковского" (1831 г., ч.III), содержащим хронологический Список упразднённых монастырей. В нем указан и "Сретенский Александров, женский, во Пскове упоминается 1566 года. Он разорён во время нападения Баториева 1581 года).
Церковь Михаила Архангела в Кобыльем Городище, поставлена "на обидном месте" недалеко от Вороньего камня - места легендарной битвы Александра Невского с тевтонскими рыцарями в 1242 г. и является памятью мужества русских людей. В память о легендарной битве курган близ деревни Кобылье Городище назван Курганом Александра Невского. Само заложение церкви на возвышенном берегу залива в 40 м от берега омываемого водой, говорит о высоком художественном чутье псковских зодчих. Церковь, далеко просматриваемая со стороны озера, служила ориентиром - маяком на большом торговом пути "из варяг в греки". Конструктивные и архитектурные формы древней церкви позволяют считать ее первоклассным памятником псковской архитектуры XV в. - единственным памятником с сохранившимся восьмискатным покрытием.
1907-1908 гг.Храм во имя Святого Александра Невского является памятником истории Российской армии в её связи с историей и культурой России. Он был построен для 96-го пехотного Омского полка, в создании которого принимал участие русский полководец М.И.Кутузов. Полк геройски сражался в Отечественной войне 1812 г. и в освобождении южных славян от Османского ига в 1877-1878 г.г. Непосредственное влияние на решение о строительстве храма оказали Президент Российской Академии художеств Великий князь Владимир Александрович и лично Император Николай
18 апреля 1995 г. на колокольне Храма во имя Святого Александра Невского появилось 8 «президентских колоколов», отлитых на Урале в честь 775-летия Св. благоверного кн. Александра Невского. Пять основных колоколов именные, с дарственной надписью первого президента России — Б. Н. Ельцина. (Самый маленький весит 8 кг, большой, с образом Александра Невского — 660 кг.)
В 1996 г. храм получил малый иконостас с иконами житийного цикла Св. кн. Александра Невского работы палехских мастеров — дар патриарха Алексия ΙΙ; здесь есть также особо почитаемый образ Божией Матери Сурдегской.
21 ноября, состоялся подъем на звонницу храма Александра Невского в Пскове новых колоколов. Акция прошла в рамках мероприятий, посвященных 100-летию храма Александра Невского.
В 1972 году в одной из стен у Довмонтова города был установлен памятный знак в честь Ледового побоища - прапор (Выколоточная композиция "В память победы дружины Александра Невского на Чудском озере в 1242 году", укрепленная на Персях, - дар городу Пскову от Союза художников России. Автор ее В. П. Смирнов - художник широкого диапазона - выполнил
многие работы по восстановлению старинных памятников города). Он представляет собой щит в виде воинского знамени, на котором изображены герб и план Пскова, под прапором находятся пластины с гербами городов, принимавших участие в битве: Новгорода, Владимира, Твери и Переславля-Залесского.
1982 г. Памятный деревянный крест дружинам Александра Невского установлен на вьезде в село Кобылье Городище
1992 г. Памятник Александру Невскому в исполнении скульптора В.Г. Козенюка был установлен в Кобыльем городище в память 750-летия Ледового побоища, когда в 1242 году русская рать под водительством князя Александра Невского разгромила немецкое рыцарское войско, что спасло Северо-Западную Русь от захвата иноземными захватчиками.
24 июня 1993 г. (празднование 1090-летия г. Пскова) открыт Монумент "Ледовое побоище" - один из ярких и значительных памятников монументального искусства Псковской области - сооружен в честь победы русских войск 1242 г. над немецкими рыцарями. Архитектурная часть проекта с размещением монумента на горе Соколиха. Ледовое побоище, выполнен по проекту скульптора И.И.Козловского и архитектора П.С.Бутенко. При выборе места установки памятника учитывалось, что гора Соколиха находится на пути следования войск Александра Невского в 1242 г.
2006 г. В селе Кобылье Городище (Гдовский район, Псковская область) на месте Ледового побоища открыли памятный крест дружинам Александра Невского. Как сообщил корреспонденту ПАИ президент Ижорского Регионального общественного Фонда Молодежных и Военно-исторических программ "КАЧУР" Александр Селезнёв, торжественное открытие состоялось 16 июля в рамках десятой рейд-экспедиции по местам ратных подвигов дружин Александра Невского
27.09.2007 г. на псковской земле (возле Изборска) воздвигли Поклонный крест. Со всех городов и районов Псковской земли на этот Священной холм принесли землю. Освящение Поклонного креста является первым этапом его строительства, который связан с привнесением в холм псковской памятной святой земли. Проханов (редактор газеты "Завтра") назвал крест "русским древом познания добра и зла" и сказал: "Сюда легли земли из псковских Выбут, где родилась Ольга - первая на Руси христианка и государственная устроительница. Здесь лежит земля из Будника - места рождения Крестителя Руси Владимира Красное Солнышко. Тут есть земля с Кобыльего городища, с берега Чудского озера, где были разгромлены тевтоны благоверным князем Александром Невским. Здесь есть земля из-под стен Спасо-Елеазаровского монастыря, где подвизался великий русский идеолог - монах старец Филофей, который впервые на весь свет провозгласил сакральную формулу "Москва-Третий Рим, а четвертому не бывати".
И за последние десятилетия в память о замечательном полководце древней Руси названы улица, переулок и мост через реку Великую
Мероприятия, посвященные памяти А.Невского
С 1995 года на Псковской земле проходят Дни воинской Славы России. Ежегодно, 18 апреля, монумент русским воинам и князю Александру Невскому, воздвигнутый на горе Соколиха Псковского района, становится центром торжеств, посвященных этой знаменательной дате. Праздник во славу русского воинства объединяет людей разного возраста и профессий, для которых понятия честь, долг, верность присяге являются не абстрактными категориями, а сущностью жизни.
21- 22 апреля 2007 г. - в Пскове прошел военно-исторический праздник «Ледовое побоище», посвященный 765-летию сражения. Впервые в рамках мероприятия состоялась историческая реконструкция великой битвы, в которой приняли участие гости из разных городов России и Беларуси. Организаторы праздника всероссийское военно-историческое общественное движение, Государственный комитет Псковской области по культуре и туризму при поддержке Министерства обороны РФ. Рыцарский клуб МГДДиМ «Орден Северного Храма» – военно-историческое объединение, реконструирующее материальную и духовную культуру периода XII, XIII и начала XIV веков. Был образован в 1995 году, фактически положив начало рыцарскому движению в Беларуси. В настоящее время рыцарский клуб насчитывает более 100 молодых людей и девушек. Возраст основной группы лиц, посещающих Орден, колеблется от 15 до 30 лет.
Чемпионат и Первенство Псковской Области по каратэ Шотокан. Кубок Александра Невского. Традиционно в Пскове проводится множество спортивно-массовых мероприятий, посвящённых тем, или иным историческим событиям. Псковская Областная Федерация "Фунакоши Шотокан Каратэ" возродила с 2003-го года одну из таких традиций.
Апрель 2007 г. 20-ый юбилейный легкоатлетический пробег в память о Ледовом побоище стартовал в Пскове 7 апреля.
2008 г. к 100-летию Храма Александра Невского - в Храме открыта выставка работ, посвященных Алексанру Невскому.
Серия: "Великий князь Александр Невский - защитник православной Руси"
4 декабря 2008 г.в Приказной палате Псковского Кремля состоялась открытие выставки «Реликвии воинского храма». Она посвящалась 100-летию храма Александра Невского в Пскове. ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
Борисов Н.С. Русские полководцы XII – XYI вв. – М., 1993.
Великие государственные деятели России. – М., 1996
Гумилев Л. От Руси до России. Очерки по русской истории. – М., 1996. Часть II, №2
Клепинин Н. Святой и благоверный великий князь Александр Невский. – М., 1994.
Карамзин Н.М. Иллюстративная история России. – Санкт-Петербург, 1993. С. 93 – 95
Рыбаков Б.А. Мир истории. – М., 1984. С. 273 – 292.
Хрестоматия по русской военной истории Москва, 1947.
Очерки истории СССР (IX-XV в.в.) Москва, 1953.
Митяев А. «Ветры Куликова поля» Москва, 1984.
10. Шулакова Т.В. "Храмы Пскова".
11. Псковская энциклопедия под ред. А.И. Лобачева. Псков, 2003
12. Левин Н.Ф., псковский краевед (Александро-Невские чтения. 2001. №24)
13. Хрестоматия по древнерусской литературе: Житие Александра Невского/ Сост. М. Е. Федорова, Т. А. Сумникова. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Высш. шк., 1985.
14. Материалы сайта http://wiki.pskovedu.ru

Приложенные файлы


Добавить комментарий